Пережитый конфликт не отпускает юг Кыргызстана

Судя по тому, что разные этнические группы не стремятся к сближению, до полного восстановления отношений еще далеко.

Пережитый конфликт не отпускает юг Кыргызстана

Судя по тому, что разные этнические группы не стремятся к сближению, до полного восстановления отношений еще далеко.

Rebuilding work in a low-rise area of Osh where the population is mainly Uzbek. (Photo: Pavel Gromsky)
Rebuilding work in a low-rise area of Osh where the population is mainly Uzbek. (Photo: Pavel Gromsky)
The government has been building new apartment blocks, though some of those assigned flats are unhappy about having neighbours from a different ethnic group. (Photo: Pavel Gromsky)
The government has been building new apartment blocks, though some of those assigned flats are unhappy about having neighbours from a different ethnic group. (Photo: Pavel Gromsky)
Trade is slowly recovering at Osh’s markets. (Photo: Pavel Gromsky)
Trade is slowly recovering at Osh’s markets. (Photo: Pavel Gromsky)

Через год после конфликта, разорвавшего на части юг Кыргызстана, граждане выражают осторожный оптимизм по поводу возвращения жизни в нормальное русло. Однако о полном восстановлении отношений между этническими узбеками и кыргызами говорить не приходится. Даже наоборот, похоже, что эти две крупнейшие этнические группы еще больше дистанцировались друг от друга.

За несколько дней столкновений между кыргызами и узбеками, начавшихся 10 июня прошлого года в городах Оше, Жалалабаде и их окрестностях, погибли более 400 человек и еще больше получили ранения и травмы. Очень сильно пострадали жилые дома и предпринимательские точки, так как толпы агрессивно настроенных людей поджигали и грабили магазины и кафе. (Читайте статьи IWPR о событиях годичной давности Юг Кыргызстана выходит из-под контроля и Хаос в Оше.)

По сообщению Госдирекции по восстановлению городов Оша и Жалалабада, во второй половине 2010 года на восстановление и развитие юга страны было потрачено 15,5 миллиона долларов, а в 2011 году планируется освоить еще 50 миллионов.

Пресс-секретарь госдирекции Мелис Эржигитов сказал, что к концу декабря текущего года в эксплуатацию будут сданы все намеченные дома, что покроет потребность в жилье всех пострадавших в июньских событиях.

Однако физическое восстановление – одно дело, а восстановление отношений между двумя общинами – другое.

Мало кто из граждан разной этнической принадлежности, опрошенных для данной статьи, полностью согласился с мэром Оша Мелисбеком Мырзакматовым, который заявил, что местным властям удалось «восстановить межнациональную дружбу и единство».

Свое заявление мэр сделал 31 мая на встрече с Верховным комиссаром ОБСЕ по делам национальных меньшинств Кнутом Воллебеком. Он привел в пример фестивали и другие подобные мероприятия, проводимые в школах, госучреждениях и вузах, посвященные дружбе народов, а также тот факт, что в самом центре Оша была разбита клумба, где цветами выложена надпись «Ош - город дружбы».

Житель Оша Болот Рыспеков после конфликта переехал из Оша в столицу, Бишкек, и не планирует возвращаться.

«Я боюсь за безопасность своих детей. Как я могу их отпустить на прогулку, если в городе до сих пор не убрали сожженные и разворованные магазины и другие здания? - говорит Рыспеков, этнический кыргыз. – Что я должен сказать своим детям? Обманывать я не могу, а правда слишком страшная. А как они будут играть с другими детьми? Вдруг они будут к ним относиться враждебно, пугать или угрожать?».

По словам Рыспекова, вырисовывается депрессивная картина некогда жившего бурной жизнью города, жители которого не боялись выходить на улицу в темное время суток.

«Я часто приезжаю в Ош и вижу, что напряженность не сошла на нет, - продолжает он. – Как только садишься в такси, таксист спрашивает твою национальность. В кафе тоже идет разделение: кыргызы стараются ходить в свои кафе в западной части города, а узбеки – в свои».

«По вечерам люди опасаются гулять, сидят по домам. Работы в городе совсем мало. Поэтому молодежь независимо от национальности уезжает», - добавил Рыспеков.

Глава Госдирекции по восстановлению городов Оша и Жалалабада Жанторо Сатыбалдиев сказал IWPR, что, несмотря на то, что работы идут удовлетворительно, добиться, чтобы представители разных национальностей жили вместе, непросто.

«Мы стараемся заселять в одном доме представителей разных этносов. На наш взгляд, это позволит избежать разрастания мононациональных кварталов и решить проблему, которой не занимались в течение 20 лет», - сказал он.

Однако, по словам Сатыбалдиева, «некоторые получатели квартир не хотят жить совместно с представителями другого этноса. С ними мы проводим разъяснительную работу, но пока она не дает результатов. Чувствуется напряжение в отношениях».

Другая область, в которой сильно чувствуется разделение, это уровень доверия, проявляемый гражданами в отношении местных властей и милиции.

Рыспеков говорит, что жители Оша в основном довольны городской администрацией.

«Они действительно что-то делают, чтобы восстановить мир и дружбу. Может, формально, может, для показухи, но это имеет очень положительный эффект», - говорит он.

Опрошенные узбеки, однако, отметили, что не очень доверяют местным властям или центральной власти в Бишкеке, и предпочитают идти со своими проблемами в органы местного самоуправления – махаллинские комитеты, территориальные советы или к домкомам.

Они также выразили беспокойство в отношении правоохранительных органов. Несмотря на то, что во время трагических событий прошлого года среди погибших и вынужденных покинуть свои родные места было больше узбеков, чем кыргызов, большинство арестованных и находящихся под судом в последовавшие месяцы были так же узбеки. Правозащитные организации подготовили несколько отчетов о применении пыток в отношении задержанных. (Читайте Судебные процессы по трагическим событиям в Кыргызстане должны быть справедливыми.)

Хотя волна арестов спала, один из ошских жителей рассказал, что в апреле его задержали сотрудники милиции и обвинили в участии в беспорядках. Во время июньских событий он в качестве хирурга-стажера работал в местной больнице и помогал раненым.

«В отделении из меня пытались выбить признание в том, чего я не совершал, а потом начали вымогать крупную сумму денег, - сказал он. - В итоге я заплатил 200 тысяч сомов [около 4,5 тысяч долларов], и меня отпустили».

Этот человек, узбек по национальности, до сих пор чувствует горечь за то, как с ним обошлись, и не видит для себя будущего в Оше.

«У меня молодая жена и маленький сын. После этого случая подумываю уехать скоро, в Россию или куда угодно», - сказал он.

Но по сравнению с ситуацией сразу после конфликта, а также в январе, когда IWPR писал о настроениях жителей юга в статье Конфликт на юге Кыргызстана привел к разделению, которое все еще ощутимо, одним из бросающихся в глаза изменений стало то, что люди гораздо реже говорят, что опасаются за свою жизнь. В то же время они не очень охотно отвечают на вопросы – может, для того, чтобы избежать проблем, хотя власти говорят, что жизнь возвращается в нормальное русло.

«Больше нет того страха, что был раньше, - говорит житель Оша Анвар. - Раньше люди были в панике, беспокоились, что здесь будет, если останемся. Многие из страха уезжали. Сейчас этот поток уменьшился многократно».

По словам опрошенных, те, кто мог уехать после событий, уехали; многие – навсегда. По словам Анвара, он знает несколько узбекских семей, которые, сперва уехав из Оша в Россию или Казахстан, потом вернулись сюда обратно, но не найдя работы, уехали снова.

Сейчас поток уезжающих сейчас в основном составляют такие, как Анвар – сезонные мигранты.

Для тех, кто решил остаться, или не может себе позволить уехать, поиск работы – главная забота, и это влияет на их отношение к успеху проекта по реконструкции городов.

Малый бизнес проявляет признаки восстановления; торговля на центральном рынке Оша восстановилась на 70% от того, что было до конфликта. Так же стабильно работают органы социальной защиты и кадровая служба.

Алишер, торговец молочными продуктами на рынке, сказал, что положение улучшилось по сравнению с первыми месяцами после конфликта, когда он и другие торговцы-узбеки сталкивались с оскорблениями по этническому признаку со стороны покупателей, которые забирали товар, не заплатив за него.

«В милицию я не обращался – боялся туда идти, - говорит он. – Но вот уже несколько месяцев такие клиенты мне больше не попадаются, и я очень рад тому, что можно работать спокойно».

Учитывая нежелание жителей перемещаться по городу, как это было прежде, мечети стали одним из немногих общественных мест, где узбеки и кыргызы (принадлежащие к одной и той же ветви мусульман-суннитов) снова начали собираться вместе. Однако это не быстрый процесс, так как прихожане начали собираться в местных мечетях, куда, как правило, приходят люди из одной общины, вместо того, чтобы посещать более крупные мечети со смешанным приходом.

45-летний Изатулло, который регулярно посещает мечеть в южной части города, отметил значительное увеличение числа верующих из обеих общин.

«После событий многие желают обратиться к исламу, ведь перед Аллахом все равны, - говорит Изатулло, водитель грузовика, который был вынужден оставить работу из-за правонарушений на дорогах, возникших после июньских событий. - Мои молитвы помогают мне больше верить, что в Оше установится полный мир».

Изатулло был одним из немногих опрошенных, кто высказал оптимистичную точку зрения о перспективах перемирия.

«Думаю, люди поняли, что кыргыз и узбек друг другу не желают войны, а войны совершаются плохими людьми, имеющими интерес расколоть два братских народа», - сказал он.

По мнению конфликтолога Татьяны Выговской, повышение числа желающих посещать мечети на юге не представляет угрозы роста экстремизма. «Здесь мы видим желание людей найти опору после всего пережитого, и когда перспективы на будущее туманны», - говорит она.

Многие из опрошенных в Оше выразили озабоченность тем, что дискуссию о причинах конфликта и виновных в кровавых событиях июня 2010 года использовали в своих целях политики и те, кто хочет сделать своих оппонентов козлами отпущения.

Отчеты о том, что произошло на юге, были подготовлены и опубликованы национальной комиссией, международной исследовательской группой и несколькими правозащитными организациями, и их временами противоречащие друг другу изложения были использованы в политических целях. В октябре в Кыргызстане пройдут президентские выборы, и конкурирующие группы не стесняются в средствах для достижения своей цели.

«Все смотрели трансляцию по ОТРК из парламента, когда представляли два новых отчета по событиям, - сказал пенсионер Шахобидин. – Я не разделяю националистических высказываний некоторых депутатов. Кажется, что это политическая борьба. Нам, людям, надо побольше учиться созидать, кормить, поить. Тогда и все горести, и раны сойдут».

Преподаватель вуза Бакыт Омуркулов утверждает, что различные отчеты лишь тревожат людей.

«Простым людям не нравится, что память о событиях постоянно будоражат. Те, кто потерял родных и близких, остро переживают эти моменты, и каждое неосторожное слово», - сказал он.

Хотя конца процесса восстановления отношений еще не видно, есть признаки того, что примирение возможно на узком местном уровне – между людьми разных национальностей, которые знают друг друга как соседи, работали вместе или просто общались в прошлом.

Омуркулов, кыргыз по национальности, сказал, что видит признаки того, что это действительно происходит.

«Узбекские кафе и точки общественного питания работают все активнее, туда с удовольствием приходят люди всех национальностей, - говорит он. – Мы всегда приглашаем на наши мероприятия соседей, коллег, друзей, а среди них много узбеков. И они охотно отзываются на наши приглашения».

Анара Юсупова – псевдоним журналиста в Бишкеке. Исомидин Ахмеджанов – журналист в Оше, прошедший тренинги IWPR.

Support our journalists