Абхазию ожидает бум продажи недвижимости россиянам

Изменения в законодательстве частично признанной республики откроют продажу недвижимости для иностранцев.

Абхазию ожидает бум продажи недвижимости россиянам

Изменения в законодательстве частично признанной республики откроют продажу недвижимости для иностранцев.

Abandoned houses on Chanba Street, Sokhumi.
Abandoned houses on Chanba Street, Sokhumi. © Facebook page Sukhumi/სოხუმი/Сухуми/Аҟәа
Abandoned homes in Sokhumi left behind by Georgians who fled during the war.
Abandoned homes in Sokhumi left behind by Georgians who fled during the war. © Giorgi Jakhaia
Tuesday, 15 June, 2021

Однажды, листая Facebook, Эка Хаиндрава с ужасом увидела, что ее семейный дом в Абхазии, откуда она сбежала во время войны 1994 года, выставлен на продажу как дачная усадьба.

«Это напомнило мне о том времени, когда мы уехали из Абхазии, и это очень больно», - говорит Хаиндрава, которая в статусе вынужденного переселенца (ВП), провела на чужбине 28 лет. «Очень трудно видеть, как русский агент по продаже недвижимости заходит в дом, который является нашей собственностью, снимает видео и описывает его как красивое место на продажу, с прибыльной плантацией фундука».

«Я нашла номер телефона этого агента и позвонила ей. Я сказала ей: «Кто дал тебе право продавать мой дом?», На что она засмеялась и ответила: «Если это твой дом, почему бы тебе не приехать сюда и не жить здесь?» Я знаю, что она живет в Сухуми и вовлечена в этот бизнес», продолжает Хаиндрава. 

«Она продает не только мой дом, есть и другие дома», - говорит Хаиндрава. «Я обнаружила, что в моем селе Ганахлеба было продано около десяти домов, и все они были куплены россиянами. Покупатели в основном русские и армяне. Почему бы и нет? Черное море, красивая природа, дома в таком месте продаются всего за 10-15 тысяч долларов, это в общем-то даром, и делается это по разным схемам».

Хотя продажа земли иностранцам в Абхазии уже давно запрещена, на самом деле такие сделки являются обычным явлением и нередко заключаются с россиянами через посредников. Изменения в законе, которые в настоящее время обсуждает парламент, официально позволят иностранцам покупать недвижимость в Абхазии, и местные жители опасаются, что это еще больше укрепит и без того огромное влияние России на самопровозглашенную республику. Внутренне перемещенные лица (ВПЛ), со своей стороны, считают, что вероятность возвращения или реституции становятся все более маловероятными.

Местный журналист, пожелавший остаться неизвестным, рассказал нам, что россияне часто совершают сделки купли-продажи через армян с местным гражданством.

«Формально собственность зарегистрирована на имя армянина, но ей пользуется действительный покупатель дома, плантации или другого имущества», - говорит он.

В прошлом году фактический президент Аслан Бжания предложил ряд реформ, направленных на более тесное взаимодействие абхазского и российского законодательств.

Предложение включало поправку, разрешающую продажу недвижимости «гражданам государств, признавших независимость Республики Абхазия». Ожидается, что правовые изменения войдут в силу к 2022 году.

Журналист назвал предложенные поправки абсурдными, поскольку россияне уже обладают очень большой властью.

«В законе даже нет необходимости, они все равно все контролируют, без их разрешения даже голову не повернуть, они строят дома повсюду, русские построили дома по всему побережью в Илори. Местное население понимает, что происходит, но они ничего не могут с этим поделать. Официальный Тбилиси также вносит свой вклад в этот процесс. Они не реагируют ни на что, что здесь происходит. Возможно, наступит время, когда обе стороны понесут ответственность за то, что поставили людей в такую ситуацию». 

Хотя такие сделки не одобряются на местном уровне, продолжает он, граждане бессильны их предотвратить.

«Обычные люди не хотят, чтобы грузинские дома продавались, но никого не волнует мнение людей, в этом участвуют правительства с обеих сторон… правительство наживается, а люди голодают», - заключает журналист. 
Хаиндрава также обвиняет Тбилиси в безразличии к этому процессу.

«Им просто нет дела до этого, и до нас, вынужденных переселенцев», - говорит она. «Что еще мы можем сказать, если наша собственная страна не защищает права ВПЛ?»

Теа Ахвледиани, государственный министр по вопросам примирения и гражданского равноправия, заявила, что любое соглашение, заключенное оккупационным режимом, которое участвовало в этнических чистках, не имеет для грузинского правительства юридической силы.

«Одним из основных вопросов, обсуждаемых в рамках Женевских международных дискуссий, является безопасное и достойное возвращение ВПЛ и беженцев с оккупированных территорий в свои дома, для чего центральное правительство Грузии продолжит использовать все возможные рычаги», - отметила Ахвледиани.

Политолог Паата Закареишвили также заявил, что продажа грузинских домов не имеет законных оснований.

«Все эти действия не соответствуют законодательству самой Абхазии. Абхазы не продают недвижимость иностранным гражданам. Тех, кто покупает недвижимость, не волнует закон; все делается через посредников и по разным схемам. Эти операции незаконны как по грузинскому, так и по фактическому абхазскому законодательству.

«Эти сделки висят в воздухе, нотариально заверенные, как в советские времена, когда незаконная передача собственности была обычным делом. Если кто-то подаст иск в соответствующий суд, все эти сделки могут быть в будущем отменены», - говорит Закареишвили.

Действительно, житель Гали Муртаз Джалагония вспоминает случай, когда семья смогла восстановить права на владение своим домом, вернувшись через несколько лет после войны, когда вынуждена была уехать.

«Два месяца назад в Сухуми с греческой семьей произошел интересный случай. После войны они переехали в Россию и передали свой дом во временное пользование абхазскому соседу. Абхазскому парню удалось каким-то образом через нотариуса и суд зарегистрировать дом на свое имя. Когда греческий владелец вернулся и увидел, что произошло, он подал в суд на своего соседа. Все были удивлены, узнав, что суд действительно вернул дом греческой семье, а абхазская семья была насильно выселена», - говорит Джалагония.

Джалагония отметил, что первый президент Абхазии Владислав Ардзинба отказался принять закон, разрешающий передачу заброшенных домов абхазам в период своего правления с 1994 по 2005 годы. Однако, как только был избран Хаджимба, он разрешил абхазам совершать такие сделки, а поправки к законодательству еще больше откроют этот рынок.

«Этот процесс станет необратимым после того, как парламент примет новый закон о приобретении и передаче собственности», - продолжил Джалагония. «Под прямым давлением России парламент Абхазии примет закон, разрешающий иностранным гражданам покупать недвижимость в Абхазии. Но никто кроме россиян не покупает недвижимость в Абхазии». 

Настоящая публикация подготовлена в рамках проекта «Amplify, Verify, Engage (AVE)», осуществляемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии.

This publication was prepared under the "Amplify, Verify, Engage (AVE) Project" implemented with the financial support of the Ministry of Foreign Affairs, Norway.

Support our journalists