Узбекистан-Таджикистан: страсти вокруг Рогуна будут накаляться

Узбекистан-Таджикистан: страсти вокруг Рогуна будут накаляться

Wednesday, 10 March, 2010
, однако разрешить его можно в экономической плоскости, считают эксперты NBCA.



19 февраля общественно-политическая газета Узбекистана «Правда Востока» опубликовала комментарий «Независимая международная экспертиза по строительству Рогунской ГЭС необходима», поскольку документация проекта устарела и требует пересмотра.



Проект строительства Рогунской ГЭС был начат в 1976, когда Узбекистан и Таджикистан входили в состав бывшего Советского Союза. В настоящее время стоимость проекта оценивается в $ 2,5 млрд.



Рогунская ГЭС представляет собой высотное гидросооружение (35 метров) на реке Вахш, на юге Таджикистане, являющейся главным притоком Амударьи – крупнейшей реки в Центральной Азии. Вахш формирует треть ее водных ресурсов.



Предполагается, что после перекрытия реки образуется крупное водохранилище, которое будет использоваться в энергетических и ирригационных целях.



Таджикские власти намереваются за счет строительства ГЭС получить дешевую электроэнергию, обеспечить свои внутренние потребности и наладить экспортные поставки электроэнергии в Пакистан и Иран через Афганистан.



Однако власти Узбекистана – страны, расположенной ниже по течению – опасаются, что строительство Рогунской ГЭС даст возможность Душанбе регулировать стоки и вызовет дефицит поливной воды, что нанесет ущерб хлопководству - главной экспортной статье. Ташкент также обеспокоен возможными техногенными катастрофами из-за того, что строительство плотины ведется в зоне с высокой сейсмичностью и экологическими изменениями, в связи с предполагаемым нарушением водного баланса.



По этой же причине Узбекистан недоволен строительством Камбаратинской ГЭС в соседнем Кыргызстане.



«Отношения Узбекистана с Таджикистаном и Кыргызстаном напряжены до предела»,- говорит Ташпулат Юлдашев, узбекский политолог, базирующийся в США.



В начале февраля премьер-министр Шавкат Мирзиеев предупредил Акила Акилова, главу правительства Таджикистана, «не спешить» со строительством Рогунской гидроэлектростанции. В ответ таджикский премьер выразил готовность принять узбекскую делегацию и еще раз обсудить все вопросы.



На момент написания статьи NBCA, узбекские власти никак не отреагировали на предложение.



Полемика между странами усилилась в конце января 2009 года, когда в ходе визита в Узбекистан российский президент Дмитрий Медведев поддержал официальную точку зрения Ташкента по поводу строительства гидротехнических сооружений и призвал Таджикистан и Кыргызстан учитывать мнения соседей по региону.



Россия является основным инвестором Рогунского проекта.



Официальный Ташкент также заручился согласием Всемирного Банка, с участием экспертов которого должна быть проведена независимая экспертиза строительства Рогунской ГЭС.



Обозреватели, опрошенные NBCA, говорят, что прийти к консенсусу стороны могут в случае взаимовыгодного партнерства. К примеру, долевое участие в проектах помогло бы смягчить водноэнергетическую проблему в регионе. Можно было бы выработать приемлемые для стран позиции по обмену энергоносителями, обсудить вопросы взаимного использования и управления ресурсами.



«Есть смысл сесть за стол переговоров и с точки зрения экономической целесообразности обсудить вопрос вокруг Рогуна», - полагает Нуриддин Каршибаев, председатель Национальной ассоциации независимых СМИ Таджикистана из Душанбе.



Схожее мнение высказывает и Дильмурад Холматов, независимый экономист из Ташкента. Он считает необходимым перевести сотрудничество стран в экономическую плоскость.



«Для нормализации отношений нужны совместные проекты, нужен финансовый интерес,- говорит Холматов.- Возможность участия Ташкента в строительстве и других таджикских ГЭС».



Однако в этом случае странам придется умерить свои политические амбиции, отмечают комментаторы. Узбекистан – богатая углеводородами и самая густонаселенная страна Центральной Азии – нередко применяет давление на соседей, используя экономические рычаги: приостанавливает подачу природного газа за долги и транзит электроэнергии.



Парвиз Муллоджанов, политолог из Душанбе, думает, что беспокойство узбекского руководства вызывает факт наличия значительного водного резервуара в верховьях Вахша, что позволит таджикским властям контролировать сток воды и оказывать, таким образом, противодействие политическому давлению со стороны Узбекистана.



«Узбекистан может примириться с Рогуном, если ему будут даны международные гарантии о не превращении объекта в инструмент политического давления,- подчеркивает Муллоджанов. – Но для достижения консенсуса потребуется участие третьей стороны».



Если экономические точки соприкосновения не будут найдены, конфронтация между странами продолжится, вступает в беседу Юлдашев.



«Узбекистан может воспрепятствовать движению таджикских поездов по своей железной дороге, транзиту грузов, завозу оборудования и материалов для Рогунской ГЭС, сократить поставки газа, - рассуждает Юлдашев. - А соседи могут ответить на такой демарш полной загрузкой мощностей ГЭС в отопительный сезон, заметно сократив пропуск воды в вегетативный период. Такая мера нанесет большой вред аграрному сектору в низовьях Амударьи и Сырдарьи».



(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С 2008 года, служба анализирует события в Узбекистане и Туркменистане.)





Central Asia
Support our journalists