Кыргызстан: высокая стоимость «бесплатного» образования

Эксперты призывают к большему объему финансирования и проведению системных реформ школьного образования.

Кыргызстан: высокая стоимость «бесплатного» образования

Эксперты призывают к большему объему финансирования и проведению системных реформ школьного образования.

A school near the East bus station in Bishkek. Photo by Vladimir Menkov.
A school near the East bus station in Bishkek. Photo by Vladimir Menkov.
Wednesday, 14 April, 2010

Десятки тысяч детей в Кыргызстане не ходят в школу, несмотря на то, что государственное образование в стране всеобщее, бесплатное и обязательное. По словам экспертов, в школах не хватает мест, а родители часто не могут осилить неофициальные школьные сборы. В систему школьного образования требуется вложить больше денег, чтобы каждый ребенок смог посещать школу, говорят эксперты.

В марте, незадолго до начала массовых протестов в Кыргызстане, приведших к появлению нового временного правительства, парламент провел слушания по школьной системе. По их окончании было решено, что образование должно оставаться бесплатным и доступным для всех, несмотря на сборы, которые незаметно стали обычной практикой в кыргызстанских учебных заведениях за два последних десятилетия.

Во время слушаний рассматривались результаты работы временной парламентской комиссии, которая в течение полугода занималась проверкой соблюдения законодательства об обязательном доступе к школьному образованию и другим правам ребенка. Проверка проводилась в 31 школе по всей стране. На слушаниях была также представлена информация с цикла дебатов по доступу к образованию, проведенных IWPR.

Гульжамал Султаналиева, глава временной парламентской комиссии, сказала IWPR, что постепенная коммерциализация государственного образования изолировала многие семьи с низким доходом, которые не могут позволить себе дополнительные затраты. Она заявила, что парламент намерен добиться соблюдения конституционных прав детей на получение образования.

Опрос, проведенный центром изучения общественного мнения «Эл–Пикир» при поддержке ЮНИСЕФ, показывает, что более 40 тысяч детей, что составляет около четырех процентов детей школьного возраста в Кыргызстане, регулярно или вообще не посещали школу весь предыдущий год. Ряд неправительственных организаций считают, что эта цифра в три раза выше, а значит, около 14% детей лишены доступа к образованию.

Институт стратегического анализа и оценки тем временем провел исследование по детской бедности и неравенству, согласно которому только 11 процентов детей дошкольного возраста могут посещать государственные детские сады, которые по закону также должны быть общедоступными.

 

ОТСУТСТВИЕ ПРОПИСКИ И НЕПЛАТЕЖЕСПОСОБНОСТЬ КАК ФАКТОРЫ ДЛЯ НЕДОПУЩЕНИЯ К ОБРАЗОВАНИЮ

В группу детей, имеющих меньше всего шансов посещать школу, входят дети так называемых «внутренних мигрантов» - людей, приезжающих из сельской местности в города в поисках работы.

Эти мигранты часто живут в построенных своими руками домах в новостройках, возникших на окраинах крупных городов, в частности, вокруг столицы Бишкека. Официально непризнанные, они живут в плохих условиях без доступа к коммунальным услугам.

Из-за того, что официально они являются жителями своих городов или деревень, их дети не закреплены автоматически за школами на новом месте проживания. Наличие прописки не должно быть препятствием для зачисления в школу, но, тем не менее, ее часто требует руководство школ, которое отказывает детям родителей, у которых нет требуемого документа.

Еще одним барьером на пути к образованию для таких детей является широко распространенная практика проведения дошкольного тестирования знаний. Дети приезжих из сельской местности часто отстают по своему уровню образования, так как в селах стандарты обучения ниже, чем в городах.

В августе прошлого года министр образования в интересах равенства выпустил приказ о запрете проведения вступительных тестов. Однако, по словам Раби Чекиевой, директора школы в Ысык-Атинском районе Чуйской области на севере страны, «многие директора даже не слышали о приказе. Иконечно, неисполнялиего».

Дети мигрантов часто выходят на работу, чтобы помочь своим семьям, хотя официально детский труд в Кыргызстане запрещен. Восемь из десяти работающих детей в Кыргызстане – дети мигрантов.

 

ШКОЛ НЕ ДОСТОЧНО

Кыргызстан столкнулся с нехваткой мест в школах. Министерство образования заявляет, что школы Бишкека настолько заполнены детьми, что некоторые работают по три смены в день. Чиновник из министерства говорит, что столица нуждается еще в 20 школах, и в Бишкеке школы перегружены гораздо больше, чем вс целом по стране.

Однако этот момент сам по себе не объясняет факт наличия большого количества детей, не посещающих школу. Финансовые затраты, связанные с отправкой детей в школу, так же являются важным фактором.

В Конституции Кыргызстана прописано, что начальное и среднее образование предоставляется бесплатно в государственном секторе. В начале 90-х годов школам позволили брать оплату, но она должна быть только за дополнительные занятия, например, факультативное обучение.

Однако система неофициальных сборов применяется в гораздо более широком масштабе в секторе начального образования, которое должно быть бесплатным. Директора школ утверждают, что это необходимо, потому что правительственного финансирования школьных учреждений недостаточно. Это делает отправку ребенка в школу довольно дорогим предприятием для семей, стоящих на нижней ступеньке по уровню доходов.

Во-первых, существует взнос за поступление в школу, который, по данным «Лиги защитников прав ребенка», может составлять от 200 (около 4,5 долларов  США) до 20 тысяч сомов (около 450 долларов США) в наиболее престижных школах страны.

В Бишкеке спрос на места в элитных школах означает, что есть выбор, а у граждан с низким доходом, таких, как мигранты, нет никакого шанса отдать в них своих детей.

По словам Назгуль Турдубековой, главы «Лиги защитников прав ребенка», ярлык престижности на некоторых школах не всегда означает лучшее качество обучения, это может быть лишь способом взвинтить поборы.

Как только ребенок поступает в школу, его родители должны раскошелиться на ежемесячную оплату, которая может составлять как пару долларов, так и все 600, по информации, собранной специальной временной парламентской комиссией по образованию. Эта цифра непомерно высока для страны, средняя заработная плата в которой в прошлом году составляла 135 долларов по регионам, и около 200 долларов в столице, где уровень жизни выше.

«Мне приходится работать на двух работах, чтобы оплатить обучение ребенка, - сказала мать девочки-ученицы из Бишкека. – На это уходит почти треть моей зарплаты».

Теоретически эти поборы являются добровольным пожертвованием на оплату оборудования для школы и поддержания ее в рабочем состоянии, на что государство денег не выделяет. Чтобы система поборов выглядела легальной, школы образуют специальные «благотворительные» фонды по сбору средств. Однако на практике на родителей оказывается немалое давление, включая психологическое давление на детей в классах и даже исключение из школы.

Мать девочки, посещающей школу-гимназию, предоставляющую образование более высокого уровня, рассказывает: «Мне намекнули, что если мы не сможем выплачивать ежемесячные взносы, то лучше перевести ребенка в другую школу. В открытую об этом не говорят, но если захотят исключить, то найдут предлог».

Как и многие другие родители, эта женщина не хочет вступать в противоборство со школой, поэтому она не сообщила об этом случае в соответствующие органы.

В «Лиге защитников прав ребенка» отмечают, что, как правило, ребенка, чьи родители не платят, учителя подвергают постоянной критике, оскорблениям и унижениям в классе.

По словам экспертов в области образования, отсутствие четких границ между обязательными платежами и добровольными пожертвованиями равнозначно вымогательству; нет и прозрачности относительно того, как расходуются деньги.

«Существующие поборы – это излишние запросы администрации школ, - говорит Турдубекова. – Объем денежных средств, которые поступают от родителей, очень большой, а расходы фактически не контролируются».

В то же время общепризнанным является тот факт, что образовательный сектор крайне недофинансируется.

Калича Умуралиева, консультант общественного фонда «Наше право», говорит, что «сегодня директор [школы] стал бизнесменом. Кроме разработки учебных программ, он вынужден заботиться о финансах и следить за тем, чтобы в школе не протекали трубы. В нынешней ситуации нескончаемый поток финансово-хозяйственных вопросов поглощает большую часть рабочего времени руководителей средних школ».

В стране ощущается постоянная нехватка учителей, учитывая, что по данным Министерства образования они могут рассчитывать на зарплату лишь в 45 долларов в месяц.

«У нас работает очень много пенсионеров, потому что молодые учителя не хотят идти в школу за такие маленькие деньги, - говорит Людмила Байбородина, директор школы-гимназии в Бишкеке. – Учителя тоже люди, у них есть дети, которых надо кормить. Поэтому мы выделяем деньги на доплату педагогам из родительских взносов».

Правительство Кыргызстана ввело несколько схем по выплате поощрения учителям, включая молодых учителей, и, по данным Министерства образования, в результате за последние четыре года за пределами столицы на работу было принято около 600 учителей.

Умаралиева, однако, говорит, что эти схемы не решат проблему, поскольку дополнительная оплата составляет незначительную сумму, если принять во внимание инфляцию.

 

РАССМОТРЕНИЕ РЕФОРМ

В ответ на школьные поборы ряд групп по защите прав ребенка запустили проект по созданию консультационных советов, состоящих из родителей, учителей, чиновников образовательного сектора и правозащитников, которые будут контролировать то, как школы распоряжаются своими бюджетами. Несколько пилотных советов уже начали свою работу, а в конце этого года планируется институционализировать систему посредством принятия парламентского акта.

Глава комиссии Султаналиева говорит, что «законы у нас хорошие и правильные. Но они не соблюдаются. Сейчас нам важно проследить их регулирование и исполнение. Чтобыониустраивалиобестороны: иродителей, иучителей».

Одно из первых законодательных изменений, предлагаемых комиссией, заключается в том, чтобы устранить «добровольные» фонды, организованные в школах. Как отметила на парламентских слушаниях вице-премьер-министр Тажикан Калимбетова, в настоящее время они не подконтрольны правительству, так как Счетная палата проверяет только средства государственного бюджета, и в то же время они потенциально нарушают конституционное право на доступ детей к образованию.

Турдубекова считает обнадеживающим тот факт, что Министерство образования готово пойти на контакт с НПО.

Однако на парламентских слушаниях сторонам – правительству, руководству школ и НПО – не удалось достичь консенсуса относительно того, что следует делать дальше.

Выступая на слушаниях, министр образования Абдылда Мусаев сказал, что хотя и были отдельные случаи, когда детей не принимали в школу, ситуацию нельзя обобщать. Хотя существует необходимость проверить, какие внутренние правила существуют в школах, и внести в них изменения для того, чтобы избежать возможных нарушений, «если вводить полный запрет на коммерческие образовательные услуги, как здесь предлагается, то можно будет поставить крест на системе образования», - сказал Мусаев.

Эксперты в области образования предупреждают, что бездействие – больше не вариант, так как будущее Кыргызстана будет под угрозой, если не удастся достичь успеха с нынешним поколением школьников.

«Государство само роет себе яму, - говорит Умуралиева. – Работать будут неграмотные специалисты, а высококвалифицированные кадры уедут из страны. Ведь здесь они не могут себя прокормить».

 

Евгения Ким, журналист в Бишкеке, прошедшая тренинги IWPR.

 

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией. IWPRнесет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза.

Kyrgyzstan
Support our journalists