Конфликт на юге Кыргызстана привел к разделению, которое все еще ощутимо

Конфликт на юге Кыргызстана привел к разделению, которое все еще ощутимо

Thursday, 10 March, 2011

Вспышка насилия между узбекской и кыргызской общинами в городах Оше и Жалалабаде и прилегающих к ним областях в июне 2010 года привела к гибели более 400 человек и серьезным разрушениям.

Ключевым моментом статьи IWPR Конфликт на юге Кыргызстана привел к разделению, которое все еще ощутимо стало то, как местные жители справляются с последствиями этих кровавых событий в их жизни. Кроме того, в процессе сбора информации стало ясно, что напряжение между общинами все еще остается и была сделана попытка выяснить, какие сегодня существуют признаки примирения и восстановления.

Рубрика За Кадром дает представление о том, как идет работа над статьями IWPR, и с какими сложностями сталкиваются наши репортеры на каждом этапе написания статьи.

Болезненность этой темы и непростая атмосфера, сложившаяся после конфликта, потребовали вмешательства журналистов, принадлежащих обоим этническим сообществам.

Таким образом, статья была подготовлена в соавторстве двумя журналистами, прошедшими подготовку на тренингах IWPR, – Исомидином Ахмеджановым, корреспондентом из Оша, этническим узбеком, и журналисткой-кыргызской из Бишкека, пишущей под псевдонимом «Анара Юсупова».

Их опыт работы над совместной публикацией показал, насколько не просто освещение этого вопроса, даже после конфликта.

Исомидин Ахмеджанов:

Напряженные отношения между этническими узбеками и кыргызами распространяются практически на все сферы жизнедеятельности местных граждан. Освещение такого состояния общества требует от журналиста хорошей самовыдержки и предельно возможной беспристрастности, дабы не навлечь на себя подозрения местных жителей.

Любое неосторожное действие или неаккуратно поставленный вопрос – и вы уже рискуете быть обвиненным в шпионаже теми, кого вы опрашиваете.

Такое отношение к СМИ было в некоторой степени вызвано односторонними сообщениями, в которых говорилось о потерях и разрушениях с какой-либо из сторон, обвиняя в этом другую сторону.

Во время кровавых событий прошлого года такие провокационные сообщения обостряли ситуацию, и в результате все произошедшее усложнило любые попытки примерения.

Работа с населением в постконфликтном Оше похожа на бег по краю пропасти.

Я вспоминаю несколько случаев, когда я подходил к людям на улице, а они недоброжелательно относились ко мне и не хотели говорить со мной и отвечать на мои журналистские вопросы.

Недоверие между сообществами после таких трагических столкновений объяснимо, впрочем также как и нежелание представителей одной общины открываться человеку из другой общины, которого они автоматически причисляют к посторонним людям.

Но не во всех случаях было так. Некоторые из местных жителей, с которыми мне удалось поговорить в те дни, например, рабочие на стройке, наоборот, сами хотели поделиться со мной тем, что они думают. Я был удивлен проницательностью их замечаний о влиянии конфликта на жизнь общества.

Среди уроков, которые я усвоил, работая над этим репортажем, было осознание того, что хотя я и сам по натуре эмоциональный, но моя роль в работе журналиста – это роль нейтрального стороннего наблюдателя. Именно это позволяет мне выполнять свою работу так, как следует.

А что помогает разговорить людей, так это демонстрация того, что ты работаешь беспристрастно. Учитывая непростую природу вопроса, который я освещал, я был очень осторожен при подборе вопросов. Я также хотел, чтобы опрашиваемые видели во мне, прежде всего, не представителя узбекской или какой-либо другой общины, а журналиста, который хочет донести до аудитории правду.

Другой урок заключается в том, что если ты видишь, что кому-то есть что рассказать, но он оказывается несловоохотлив, то нужно все же проявить настойчивость и сделать еще одну попытку разговорить оппонента.

Среди людей, с которыми я встречался, был местный бизнесмен, пострадавший от криминальных группировок. Встреча с ними настолько напугала его, что он принял решение оставить бизнес в Оше и вместе с семьей переехать в другую страну.

Сначала, когда я сказал ему, что я репортер и объяснил тему статьи, он отказался говорить.

Но через какое-то время он заговорил более свободно. Его история – рассказанная анонимно – стала свидетельством того, как криминальные группировки извлекали выгоду из хаоса, последовавшего за трагическими событиями, слабости центрального правительства, проявившейся в то время, а также того, как некоторые предприниматели отдавали свою собственность или бизнес практически за копейки.

Таким образом, работа над этой статьей стала для меня своеобразным бегом с препятствиями, но это было очень полезно в плане обретения нового опыта и знаний.

Анара Юсупова:

После конфликта отношения между различными этническими группами, живущими в Кыргызстане, оказались одной из самых актуальных на политической арене. На мой взгляд, тема межнациональных отношений между кыргызами и узбеками – вообще как кровоточащая рана. Этот вопрос очень непросто освещать, и различные группы имеют на этот счет свое мнение.

Некоторые СМИ опасаются чувствительности этой темы, и их статьи об этом чересчур расплывчаты. Кыргызские журналисты, пытающиеся продемонстрировать сбалансированный подход и упоминающие о страданиях узбеков, попадают под шквал критики со стороны кыргызских националистов за то, что «встают на сторону» узбеков. Такие националисты забрасывают гневными письмами любую газету, которая высказывает такую точку зрения.

Некоторые узбекские журналисты, с другой стороны, недвусмысленно обвиняют кыргызскую сторону в том, что они называют не иначе как геноцидом.

Поэтому для меня было непростым решением взяться за написание статьи, целью которой было дать оценку существующей напряженности между представителями обеих общин.

Учитывая то, что я знаю о трагических событиях прошлого года, я понимаю узбеков, решивших уехать из страны. Понимаю, что им тяжело прижиться на новом месте, они скучают по своей родине, но вернуться им мешает страх.

Я также безгранично уважаю тех узбеков, которые нашли в себе силы и мужество остаться. Они правильно делают, потому что никто не может и не имеет права у них это право отнять.

Во время работы над статьей я поняла, что, несмотря на то, что произошло между кыргызами и узбеками, обе стороны хотят мира.

Поэтому, немного посомневавшись насчет принятия участия в написании статьи на такую сложную тему, я поняла, что только мы, независимые журналисты, можем рассказать о проблемах, до сих пор стоящих перед югом Кыргызстана.

Нейтральная платформа, которую предоставляет IWPR для публикации таких статей, представляет собой хорошую возможность рассказать правду о проблемах, до сих пор существующих между общинами, которые только недавно прошли через такой серьезный конфликт.

Kyrgyzstan
Conflict
Support our journalists