Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Грузия ищет возможности помочь бывшим заключенным начать новую жизнь

Из-за отсутствия поддержки после освобождения, правонарушителям сложно вернуться на правильный путь.
By Tea Topuria

Из-за отсутствия в пенитенциарной системе Грузии программ реабилитации и других механизмов поддержи после освобождения, заключенные не могут вернуть свою жизнь в нужное русло. 

После того как осужденные заканчивают отбывать срок заключения, они сталкиваются с многочисленными вызовами, в том числе психологическими проблемами, зависимостью от психоактивных препаратов и отсутствием возможности найти работу.

Особая группа заключенных, находящихся в особо тяжелом положении, состоит из тех, кто за время пребывания в тюрьме подвергались пыткам или другим формам насилия. Видео о пытках над заключенными, которое появилось в 2012 году, привело к массовым акциям протестам и впоследствии способствовало смене власти.

Когда в 2012 году к власти пришло правительство, возглавляемое победившей на выборах коалицией Грузинская мечта, оно объявило массовую амнистию, в результате которой на свободу вышли тысячи заключенных, среди которых были и те, кто страдал от физического насилия.

Центр медицинской и психосоциальной реабилитации жертв пыток одна из нескольких организаций, осуществляющих программы помощи таким людям. По словам руководителя центра Лелы Цискаришвили, жертвы пыток часто испытывают сильнейший стресс и как следствие «страдают от депрессии и даже предрасположены к суициду».   

Остальные заключенные переживают хоть и не такое, но, тем не менее, болезненное возвращение к жизни на свободе. По словам заместителя исполнительного директора Центра по правам человека (HRC) Тамар Авалиани, бывшие заключенные в первую очередь жалуются, на нехватку психологической помощи.

«Все, кто обращались к нам и все бывшие заключенные, с которыми мы работали, выделяют несколько проблем – это тяжелые социальные условия, проблема трудоустройства и нехватка программ психологической реабилитации, особенно остро стоит последний вопрос», – заявила Авалиани.

Цискаришвили утверждает, что для улучшения реабилитации бывших заключенных необходимо существенное изменение проводимой политики. Она заявляет, что реабилитация должна начаться, когда они еще находятся в заключении, а не после того, как будут освобождены.

«В учреждениях по исполнению наказаний должна существовать возможность профессиональной переподготовки, курсы по изучению ремесел. Система должна быть построена так, чтобы заключенный не вернулся обратно в тюрьму», – сказала она.

Центру превенции преступности министерства юстиции Грузии поручено работать над адаптацией бывших заключенных в общество. По словам руководителя центра Джони Квиникадзе, во время пребывания в тюрьме, понижаются профессиональные навыки человека, а также ухудшается здоровье, поэтому, после освобождения им очень сложно конкурировать на рынке трудоустройства.

Для решения этого вопроса Центр превенции преступности предоставляет возможность бывшим заключенным восстановить профессиональные навыки, после чего, вносит их в списки потенциальных работников и пытается связать их с нанимателями.

По словам Квиникадзе, несмотря на то, что участие в программе добровольно, в нее включаются все больше и больше людей.

«За последние месяцы число обращений выросло, – сказал он. – Мы думаем, рост числа [аппликантов] обусловлен тремя основными факторами: ростом доверия к программе, улучшением качества предоставляемых центром сервисов и большими усилиями по повышению информированности о программе». 

Тина Кацаишвили одна из тех, кто получил работу, приняв участие в программе. Сегодня она работает в Агентстве публичного реестра Минюста, где архивирует документацию по недвижимому имуществу.

«Сперва меня взяли на двухмесячный испытательный срок, – сказала она. – В период реабилитации я обучалась конкретно этому делу в публичном реестре, а затем меня трудоустроили».

Несмотря на существование подобных программ, число заключенных обратившихся для прохождения курсов является относительно низким. Программа центра существует два года и за это время для участия в ней обратились 1230 человек, из которых 903 включились в программу и 144 были трудоустроены. 

Одна из причин заключается в том, что бывшие заключенные хотят сразу получить оплачиваемую работу, а не принимать участия в обучающей программе.

По словам Авалиани некоторые из заключенных жаловались на то, что программа была неэффективной, видимо из-за того, что они не получали желаемой работы, а частично еще и потому, что были недостаточно о ней информированы.

Квиникадзе подчеркнул, что хотя Центр превенции преступлений пытается помочь связать участников обучающей программы с потенциальными работодателями, обязательство по трудоустройству бывших заключенных его мандатом не предусмотрено.

13 октября министр по вопросам исполнения наказания и пробации Гиорги Мгебришвили заявил, что кардинальная реформа, направленная на предоставление заключенным социального обеспечения и программ реабилитации, а также модернизации роли сотрудников тюрьмы по программе переподготовки, должна быть завершена к сентябрю 2016 года. (Для дополнительной информации по этой теме смотрите: Несмотря на реформу пенитенциарной системы, в Грузии распространены случаи насилия над заключенными)

Теа Топуриа, сотрудница Радио Свобода/Радио Свободная Европа в Грузии