Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Власти Кыргызстана пытаются справиться с самозахватами

В то время как власти тянут с решительными действиями в отношении самозахватчиков, безземельные граждане «берут закон в свои руки».
By Sabina Reingold, Isomidin Ahmedjanov
  • Такие саманные дома в новостройке «Ак Жар» типичны для поселений самозахватчиков, которые со временем становятся их постоянным местом обитания. (Фото: Сабина Рейнгольд)
    Такие саманные дома в новостройке «Ак Жар» типичны для поселений самозахватчиков, которые со временем становятся их постоянным местом обитания. (Фото: Сабина Рейнгольд)
  • Дети пьют воду из открытой трубы в новостройке «Ак Жар». (Фото: Сабина Рейнгольд)
    Дети пьют воду из открытой трубы в новостройке «Ак Жар». (Фото: Сабина Рейнгольд)

Власти Кыргызстана, похоже, еще не решили, принимать ли жесткие меры по отношению к людям, захватившим земли для собственного использования, или же, наоборот, заверить их в том, что их требования будут удовлетворены.

Во время последнего инцидента 7 ноября группа людей захватила частные участки земли около южного города Оша. От 500 до 1000 человек заявили, что намерены построить дома на этом участке в Кара-Суйском районе.

Самовольные захватчики были разогнаны полицией, но им удалось получить значительную уступку – Сооронбай Жеенбеков, губернатор Ошской области, согласился создать комиссию по составлению и уточнению списков нуждающихся в земле и рассмотреть возможность выдачи им участков земли.

Этот случай вызвал особое беспокойство, так как некоторые из временно захваченных участков принадлежали (или были взяты в аренду) этническим узбекам, тогда как захватчики были кыргызами.

В июне этого года в Оше и других южных частях Кыргызстана произошли масштабные этнические столкновения между этими этническими группами. По данным правительства, более 400 человек были убиты, огромное количество зданий ограблено и сожжено.

«На этих землях трудится большей частью узбекоязычное население города и области», - сказал IWPR Алишер, который живет в этом районе.

Что касается фактической собственности, Алишер предполагает, что часть захваченной земли принадлежит местным жителям, часть была отдана в аренду фермерам местными властями, а владельцы других земель неизвестны.

Эльмира Ногойбаева, директор Центра «Полис-Азия» в Бишкеке, считает, что такие самозахваты, если им не воспрепятствовать, могут усилить этническую рознь.

«Я все-таки склоняюсь к тому, что это не столько национальный вопрос, сколько слабость пирамиды власти. Именно в этом конкретном случае с самозахватом он не настолько радикален, как подают некоторые СМИ, - сказала она. – Но, конечно же, на юге очень много этнических спекуляций. Поэтому такой конфликт здесь, кроме экономического, может перейти и на этнический уровень».

По словам Ногойбаевой, предложение губернатора Жеенбекова предоставить альтернативные участки земли было «временным компромиссным решением». А это плохой прецедент, который, по ее словам, может создать еще больше проблем в будущем.

Как отметила Ногойбаева, случаи захвата земель в стране не ограничиваются только кара-суйским инцидентом.

Например, власти столкнулись с проблемами со стороны давнишних самозахватчиков земли. 1 ноября более 100 жителей незаконной новостройки «Ак Жар» под Бишкеком заблокировали автомобильную дорогу и жгли автомобильные покрышки, чтобы остановить движение. Они требовали немедленного проведения электричества и воды в их дома. Акцию протеста прекратила милиция.

После подобных протестов жителей «Ак Жар» в мае этого года Анатолий Олейниченко, аким Аламудунского района, пообещал, что в кратчайшие сроки новостройка будет электрифицирована.

Элина Анарбек кызы из общественного объединения «Арыш», которое работает с проблемными новостройками, сказала, что, согласно обещаниям, электричество должно было появиться в домах жителей еще в октябре, но из-за парламентских выборов, прошедших в том же месяце, работа по электрификации застопорилась.

«Потом в акимиате сказали, что сейчас средств нет», - сказала она, добавив, что теперь этот вопрос может решить только центральное правительство.

Помимо обеспечения новостройки коммунальными услугами, сказала Элина Анарбек кызы, жители столкнулись с более существенным вопросом – имеют ли они право быть на этой земле.

Местные жители говорят, что на них выходил представитель собственника земли с предложением о том, чтобы они выкупили у него свои участки, но после того, как они попросили предоставить документы о «купле-продаже», больше они этого человека не видели.

Олейниченко подтвердил, что эта земля – частная собственность, но сказал, что местные прокуроры уже возбудили дело против собственников на основании незаконного проведения приватизации.

Если государство выиграет это дело, то земля вернется к районной администрации, но, по словам Олейниченко, это будет только первый шаг – чиновники должны будут вынести официальное решение о том, была ли земля пригодна и безопасна для строительства на ней домов. В ряде случаев, когда дома были построены вблизи газопровода, ответ почти наверняка будет отрицательным.

В «Ак Жаре», в получасе езды от Бишкека, находится около 3000 плохо построенных одноэтажных саманных домов, где проживают не менее 5000 человек. Во многих домах окна затянуты полиэтиленовой пленкой. Контрибьютор IWPR, посетивший «Ак Жар», наблюдал, как дети пили воду из бутылок, которые они наполнили здесь же, из открытой трубы, проходившей по земле.

«Ак Жар» - это только одна из новостроек, которые появились вокруг Бишкека, когда мигранты начали переезжать туда из бедных сельских районов после распада Советского Союза в 1991 году.

Как и многие другие новостройки, «Ак Жар» возникла в момент политической нестабильности после «тюльпановой революции» 2005 года, в результате которой из страны был изгнан ее первый президент Аскар Акаев. Люди использовали этот момент для того, чтобы захватить себе земли.

Как пояснила правозащитница Елена Воронина, если самые первые и самые ранние новостройки, появившиеся в начале девяностых, в итоге получили законный статус, и поэтому сейчас их жители пользуются теми же услугами, что и столичные жители. То правовой статус вновь образованных новостроек, таких, как «Ак Жар», до сих пор не определен.

Анарбек кызы сказала, что отсутствие прав на законное проживание лишило жителей многих возможностей - не только прав на пользование коммунальными услугами, но и возможности зарегистрироваться в поликлиниках, отправить детей в местные школы и устроиться на работу, поскольку у них нет прописки.

Житель «Ак Жара» Нурбек Сарыбаев на личном опыте ощутил данные проблемы.

«Из-за того, что у нас нет прописки, мы не стоим на учете и ни одна больница нас не принимает», - сказал он, добавив, что в результате этого его жене пришлось рожать детей дома. В результате у двоих младших из его восьми детей нет даже свидетельства о рождении.

Его старший сын Асхат не ходит в школу уже шесть лет, с тех пор как семья переехала в «Ак Жар» из Нарынской области. Сейчас ему 16 лет, и он работает на стройке.

Тот факт, что первым волнам самовольных поселенцев были предоставлены права на проживание, вдохновляет поселенцев последней волны. Они считают, что если они будут больше выступать с митингами, то и они будут «легализованы». Апрельские беспорядки, приведшие к смещению президента Курманбека Бакиева, и его замена временным правительством привели к еще одной волне захватов земель и связанных с ними митингов, которые власти попытались сдержать.

Ряд экспертов считают, что правительству необходимо проявить больше решимости в противостоянии самозахватчикам, так как неопределенность власти в этом вопросе до сих пор приводила только к увеличению незаконных действий.

«У нас, когда захватывают земли, [власти] сначала попустительствуют этому, потом люди обживают эти территории, и властям ничего не остается, кроме как узаконить их нахождение там», - говорит юрист Алмаз Эсенгельдиев, член Совета правозащитников.

«Сейчас, когда государственная собственность сократилась, что остается захватывать, как не частные земли?» - говорит Эсенгельдиев, напоминая о недавнем захвате земли в Ошской области. В том случае, сказал он, проведенное выселение было именно той реакцией, которая была необходима.

Эсенгельдиев говорит, что необходима постоянная жесткая позиция по отношению к незаконным захватам земель, при этом центральная и местная администрация должны занимать одну и ту же позицию.

По словам юриста, у нынешнего правительства так много проблем, требующих решения, в том числе массовое этническое насилие в июне, что у него не остается времени бороться с самозахватчиками. С момента октябрьских выборов партии, вошедшие в парламент, занимаются проведением переговоров по созданию коалиции для формирования нового правительства.

«Если не воспрепятствовать захвату чужой собственности (а это преступление), то это будет продолжаться, - сказал Эсенгельдиев. – Государство должно не бояться говорить “нет”, тем более, что сегодня власть уже встала на ноги - есть и президент, и парламент… Если все госорганы не будут действовать согласованно, это приведет к очередному хаосу».

Ногойбаева заявила, что центральная власть была особенно слабой на юге Кыргызстана. Это приводит к «ощущению нестабильности» у людей и может вызвать повышение протестного потенциала.

«Если говорить о том, что надо делать, то сейчас в Кыргызстане нужно, прежде всего, формировать правовую сетку государства, провести соответствующую кадровую политику. Вообще центральная власть должна возвращать себе [контроль в] регионах, особенно на юге», - заявила она.

Сабина Рейнгольд, журналист в Бишкеке, прошедшая тренинги IWPR, Исомидин Ахмеджанов, журналист в Оше, прошедший тренинги IWPR.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.