Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Армянские и азербайджанские эксперты обмениваются критическими мнениями.

После встречи президентов двух стран, аналитики обсуждают напряженную ситуацию вокруг Нагорного Карабаха.
By IWPR Caucasus
  • Видеомост Ереван-Баку, организованный армянским офисом IWPR на следующий день после встречи двух президентов в Вене. (Фото: IWPR Армения)
    Видеомост Ереван-Баку, организованный армянским офисом IWPR на следующий день после встречи двух президентов в Вене. (Фото: IWPR Армения)
  • Видеомост Ереван-Баку, организованный армянским офисом IWPR. (Фото: IWPR Армения)
    Видеомост Ереван-Баку, организованный армянским офисом IWPR. (Фото: IWPR Армения)
  •  (Фото: IWPR Армения)
    (Фото: IWPR Армения)
  • Президент Саргсян и президент Алиев участвуют в дискуссиях, инициированных в Вене Минской Группой ОБСЕ. (Фото: официальный сайт президента Армении)
    Президент Саргсян и президент Алиев участвуют в дискуссиях, инициированных в Вене Минской Группой ОБСЕ. (Фото: официальный сайт президента Армении)

IWPR Кавказ предоставил редкую возможность для проведения общественной дискуссии по Нагорному Карабаху, с участием армянских и азербайджанских экспертов, которая прошла по видеосвязи между Баку и Ереваном.

Подобный обмен мнениями обычно происходит в третьих странах, но мероприятие свидетельствует о том, что 17 мая у местных журналистов из более десяти информационных СМИ появилась возможность лично выслушать различные точки зрения.

Четырехдневная война, вспыхнувшая между Азербайджаном и поддерживаемыми Арменией вооруженными силами Нагорного Карабаха в начале апреля, привела к гибели почти 200 человек с обеих сторон, в том числе и гражданских лиц. Это стало самой крупной вспышкой насилия после установления режима прекращения огня в 1994 году. Хотя при посредничестве Москвы было достигнуто новое перемирие, ситуация на линии соприкосновения вооруженных сил остается шаткой.

После этих столкновений президент Армении Серж Саргсян и президент Азербайджана Ильхам Алиев встретились 16 мая в Вене, чтобы обсудить ситуацию в Карабахе. Они договорились соблюдать режим прекращения огня и возобновить политический диалог о будущем спорного региона.

На следующий день, 17 мая, IWPR Кавказ и ереванский Клуб общественной журналистики организовали медиафорум, чтобы обсудить встречу президентов и ее последствия.

Александр Искандарян, директор Института Кавказа, действующего в Ереване, заявил, что встреча двух президентов положит начало возобновлению переговоров.

«Это попытка уменьшить возникновение новых рисков насилия и запустить механизм доверия. Лучше трансформировать конфликт из борьбы при помощи автоматов и пулеметов в попытку решить конфликт за столом переговоров, – сказал он. – Конечно, говорить о доверии между армянской и азербайджанской сторонами довольно сложно. Реального доверия нет».

Директор Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству Степан Григорян сказал, что Баку не удовлетворен нынешним статус-кво и состоянием переговорного процесса.

«Я удивлен, почему должно было быть столько жертв, чтобы наши президенты встретились и выразили позитивные мысли. Неужели нельзя было устроить ту же самую встречу, не доводя ситуацию к тому, чтобы было подобное количество жертв?», – задал он вопрос.

Григорян также поинтересовался, почему нет договоренности о выводе снайперов с линии соприкосновения вооруженных сил.

«Я не понимаю, почему азербайджанская сторона должна отводить снайперов, пока оккупированы ее территории», – ответил пресс-секретарь Бакинского офиса хельсинского комитета Ниджат Меликов.

По видеосвязи Меликов рассказал о том, что непродолжительная война вызвала чувства эйфории, патриотизма и разочарования среди азербайджанцев.

«Некоторая часть общества выступает все же за мирное урегулирование конфликта, но большая часть настроена довольно воинственно», – сказал он.

Меликов добавил, что были и те, кто возмущался тому, что азербайджанские власти и армия не пошли до конца и не восстановили территориальную целостность страны.

Он пришел к заключению, что и оппозиция и власти едины в том, что у страны есть право восстановить свою территориальную целостность, в том числе и военными методами.

Эксперт по разрешению конфликтов Шахин Рзаев также присоединился к дискуссии по видеозвонку.

По его словам, рост насилия в Карабахе в начале апреля был организован для того, чтобы подготовить общества к мирному урегулированию.

Он напомнил о заявлении министра иностранных дел России Сергея Лаврова о том, что к концу июня Алиев и Саргсян инициируют окончательные процедуры по разрешению конфликта.

«Лавров поставил на кон свой авторитет. Почему это обострение [в зоне Карабахского конфликта] произошло в начале апреля? Может быть именно поэтому, чтобы подготовить общества с двух сторон к мирному соглашению», – сказал Рзаев.

Хотя отдельные участники дискуссии выразили надежду на то, что Венские договоренности будут реализованы, другие не разделяют их оптимизма.

Искандарян заявил, что с сомнением относится к «Венскому договору», добавив, что механизмы укрепления доверия не будут пригодны, поскольку у Азербайджана есть рациональная «нужда стрелять».

«Я был бы рад с Шахином согласиться, но политики говорят одно, думают другое, а делают третье. Работа у них такая. И представить себе, что вдруг появилась причина для того, чтобы конфликт был резко урегулирован и весь тот тренд последних 22 лет улетучился просто потому, что Лавров, в очередной раз, поставил на кон свой авторитет, мне чрезвычайно сложно», – сказал Искандарян.

Искандарян также предупредил, что последние восемь-девять лет планка насилия постоянно повышалась.

Дискуссия коснулась Мадридских принципов, которые в 2007 году были предложены Минской группой ОБСЕ для мирного урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе и обновлены в 2009-м.

Григорян подчеркнул, что Мадридские принципы заложили основу для урегулирования и не включают никакой информации об оккупации Карабаха.

«Меня удивляет, что не только власть азербайджанская, но и гражданский сектор из этих шести принципов и 14 шагов один пункт выделяет и говорит: “Вот этот для нас главный”. Если вы помните, там есть и вопросы, связанные со статусом Карабаха, вопросы с беженцами, вопросы с миротворческими силами. Мы никогда не говорили, что там нет вопроса территорий, но вы выделяете только один контекст», – сказал он.

«Если азербайджанцы на границе перестанут стрелять, если там будет тишь, гладь и Божья благодать, то о конфликте все забудут. Это единственный для Баку способ влияния на проблему. И непонятно почему Баку должен сразу отказаться от этого инструмента», – сказал Искандарян.

«Даже если армяне и азербайджанцы не нравятся друг другу, им придется решать конфликт посредством переговоров. Я не могу предложить Азербайджану другой Армении и не могу предложить Армении другого Азербайджана».

IWPR внимательно следил за развитием событий на линии соприкосновения в апреле-мае и в своем разделе Глобальные голоса опубликовал ряд статей, написанных журналистами из Азербайджана, Армении, Нагорного Карабаха и Грузии. Материалы дают представление о сути конфликта и освещают опасения населения в регионе. Материалы доступны на https://goo.gl/8zw8oH.