Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Азербайджан: новые ограничения в освещении событий из зоны конфликта.

Власти обвиняют журналистов в искажении фактов и разглашении конфиденциальной информации.
By Seymur Kazimov
  • Репортеры IWPR в селе Баш Гаванд Агдамского района Азербайджана. (Фото: Самира Ахмедбейли)
    Репортеры IWPR в селе Баш Гаванд Агдамского района Азербайджана. (Фото: Самира Ахмедбейли)

Азербайджанские журналисты, работающие в приграничных районах, вдоль которых дислоцированы армянские вооруженные силы, подверглись новым ограничениям. По словам властей, причиной этого стало то, что репортеры неправильно освещают события и разглашают государственные тайны, но критики этого шага заявляют, что это приведет к подавлению попыток узнать, что происходит в освещаемых ими районах Азербайджана.

Планы по ужесточению контроля над прессой были объявлены президентом Ильхамом Алиевым в августе этого года с тем, чтобы избежать публикации в СМИ и интернете конфиденциальной информации, связанной с вопросами безопасности. Он также призвал преследовать в судебном порядке каждого, кто имеет отношение к разглашению государственных тайн.

В итоге он проинструктировал правительство, как надо использовать новые правила для того, чтобы контролировать то, как журналисты получают аккредитацию для освещения событий в приграничных зонах.

Алиев сделал указания после внезапного роста числа перестрелок вдоль линии соприкосновения вооруженных сил Азербайджана и удерживаемых армянами территорий вокруг Нагорного Карабаха, а также вдоль государственной границы между Азербайджаном и Арменией. (Смотрите: По мере роста числа жертв, армяно-азербайджанский конфликт вызывает больше опасений).

После окончания войны в начале 90-х годов прошлого века Нагорный Карабах и часть прилегающих к нему территорий перешли под контроль армянской администрации, которая продолжает отказываться от других вариантов окончательного урегулирования кроме как признания права на самоопределение и отделения от Азербайджана. Баку настаивает на том, что он, в конечном счете, должен восстановить контроль над своей суверенной территорией. ОБСЕ в течение многих лет руководит переговорами по достижению возможного урегулирования. Но поскольку взгляды азербайджанцев и армян о том, что это может означать остаются полярно противоположными, то после заключения в 1994 году перемирия, которое привело к завершению полномасштабных военных действий, был достигнут лишь незначительный прогресс.

Уровень насилия, возросший этим летом, впоследствии был снижен, но, по всей видимости, правительство в Баку стало больше заботиться о контроле потока информации из приграничных зон.

Руководитель пресс-службы министерства обороны Вагиф Даргахлы заявил, что обеспокоенность президента в связи с национальной безопасностью является вполне объяснимой с учетом того, что он назвал «деятельность некоторых СМИ, в частотности Интернет-ресурсов и пользователей социальных сетей непрофессиональной и незаконной, а иногда даже служащей интересам Армении».

Несоблюдение конфиденциальности было приведено как оправдание плана по регистрации интернет-пользователей с тем, чтобы все комментарии были написаны под реальными именами. (Смотрите: Станет ли азербайджанский «Большой брат» следить за сетью?)
Власти также обвинили в передаче секретной информации Армении известных правозащитников Лейлу и Арифа Юнус и журналиста Рауфа Миркадырова.

Афган Мухтарлы – журналист, который регулярно освещает события в приграничных районах отметил, что если меры безопасности являются настолько недостаточными, что даже репортер может заметить транспортировку оружия в Азербайджан, то армяне, вероятно, тоже смогут узнать об этом.

«Я не думаю, что журналисты должны хранить военные тайны. Это – не наше дело», – сказал он, отметив, что планируемые правительством ограничения были неконституционными и противоречили международному праву.

Более того, он сказал, что: «Министерство обороны скрывает информацию о боевых и небоевых потерях, поскольку оно считает, что ее разглашение противоречит национальным интересам. Но должно быть наоборот – министерству следует предоставлять общественности точную информацию».

Мухтарлы опасается, что из-за ужесточения регуляций журналистам придется полагаться на ту информацию, которую предаст огласке министерство обороны или другая служба безопасности.

Азад Исазаде, который возглавлял пресс-службу министерства обороны во время карабахской войны, а сейчас является экспертом по вопросам безопасности считает, что чиновникам необходимо вести конструктивную работу с журналистами и предоставлять им информацию. 

«Журналистам нужны источники, – сказал он. – Если их не будет, то неизбежно будет появляться неточная информация».

Для жителей приграничных сел, ограничения, приезжающих к ним журналистов, означают, что им сложнее будет быть услышанными.

«Нас все равно не слышат – наше положение не освещается в СМИ объективно. А сейчас еще этот запрет, – сказал житель села Казах, расположенного на северо-западе страны у границы с Арменией Ильгар Мустафаев. – Власти хотят добиться того, чтобы наши многочисленные проблемы не выходили наружу. Приграничные села не являются секретными объектами, чтобы запрещать журналистам беспрепятственно туда ездить и собирать материал».

(Новая статья о жизни в этих районах: Азербайджан: приграничные села на грани выживания)

Сеймур Кязимов, независимый журналист. 

 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >