Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Азербайджанская журналистка бросает вызов шантажистам

Тайная съемка и открытые угрозы наряду с необоснованными заявлениями в проправительственных газетах? Мишень всего этого Хадиджа Исмаилова считает, что след совершенно очевиден.
By Shahla Sultanova
  • Хадиджа Исмаилова. (Фото: Шахла Султанова)
    Хадиджа Исмаилова. (Фото: Шахла Султанова)

  Хадиджа Исмаилова - азербайджанская журналистка известная своими расследованиями о бизнесе правящей семьи Алиевых заявила, что она продолжит свою деятельность, несмотря на шантаж, угрозы и видео, снятое на скрытую камеру и выложенное в интернет.

 

«Я не сделала ничего плохого. Я расследую ситуацию, существующую в этой стране. Чувствовать себя неловко должна не я, а те, кто вмешиваются в мою частную жизнь», - сказала она IWPR7-го марта Исмаилова получила письмо с угрозой: «веди себя хорошо шлюха, а то будешь опозорена». Вместе с письмом в конверте лежали интимные фотографии, снятые в ее доме. Такое же послание было отправлено двум оппозиционным газетам, которые не опубликовали эти фотографии.

14 марта Исмаилова публично заявила, что она будет игнорировать угрозы и видео съемку. После этого на сайте, вероятно, имеющем отношение к Мусават - оппозиционной партии, издающей одноименную газету, был выложен новый видеоролик, также снятый на скрытую камеру, установленную в ее доме. Оба издания опровергли связь с этим сайтом, но судя по разгневанным комментариям, многие интернет-пользователи были введены в заблуждение, считая, что именно они были ответственны за распространение этого видео.

Исмаилова уверена, что тайная кампания, направленная против нее является последствием ее расследований о коррупции на самом высоком уровне в Азербайджане. Ее последний отчет о бизнесе дочерей президента Ильхама Алиева, опубликованный Радио Свободная Европа/Радио Свобода является редким случаем того, когда первая семья обсуждается в статье, написанной на азербайджанском языке.

После получения письма с угрозами, Исмаилова, для расследования этого дела, обратилась в МВД и прокуратуру.

Сотрудник пресс-службы МВД Эхсан Захидов подтвердил эту информацию. Это первый случай того, что власти стали заниматься делом о шантаже журналиста.

11 международных журналистских и правозащитных организаций, в том числе и Статья 19,Комитет по защите журналистов, Досье на цензуру и Human Rights Watch подписали заявление с осуждением грязной кампании и требованием о проведении тщательного расследования.

«Эта порочная кампании была начата против Хадиджи Исмаиловой с одной только целью, чтобы подорвать ее журналистскую репутацию и заставить ее не высказывать критическое мнение», - сказала исполнительный директор организации Статья 19 Агнес Калламард. «Используя интимные фотографии Хадиджы Исмаиловой, те, кто хотел ее шантажировать, своей мишенью избрали ее пол, поскольку эта тактика в азербайджанском обществе, по всей видимости, может иметь самые негативные последствия».

«Правительство Азербайджана должно предпринять незамедлительные шаги для расследования этого вмешательства в частную жизнь и обеспечить создание такого климата, в котором подобные угрозы  прекратят свое существование», - добавила Калламард.

Чиновники поспешно опровергли любую причастность к попытке шантажа.

«Обязанность правительства защищать своих граждан, а не шантажировать их», - сказал IWPR заведующий отделом администрации президента Эльнур Асланов.

Исмаилова сказала, что она не верит этим заявлениям о невиновности. Правительство просто пытается утихомирить бурю международной критики, которой оно не ожидала.

«Таким образом, они пытаются защитить себя. Они допустили ошибку - не учли реакции общества. Они не ожидали, что на их действия отреагирует такое

большое количество организаций. Сейчас они отступают», - сказала она.

Исмаилова сказала, что она уверена в том, что за угрозами в ее адрес стоят власти. Она упомянула критическую статью, которая была опубликована  в проправительственной газете Йени Азербайджан в те дни, когда она получила письмо, а в интернет было выложено видео.

«У обычных жителей Азербайджана нет достаточной власти, чтобы заставить эти газеты написать обо мне критические статьи», - сказала она.

В статье Йени Азербайджан содержалось несколько необоснованных заявлений о том, что Исмаилова ведет неподобающий для азербайджанской женщины образ жизни, и обвинения в том, что ее покойный отец зарабатывал деньги, шантажируя людей и то, что она оставила работу на Голосе Америки после скандала. Там также говорится, что программа После Работы, которую она ведет на Радио Свободная Европа/Радио Свобода, является необъективной.

Главный редактор газеты Хикмет Бабаоглу опроверг какую-либо причастность к шантажу, заявив, что опубликовать эту статью планировалось на протяжении долгого времени.

«Мы живем в демократическом обществе, поэтому мы можем написать статью и критиковать кого угодно. Мы так и сделали», - сказал он.

Бабаоглу отказался отвечать на вопрос, почему было обязательно писать о личной жизни журналистки, сказав, что в статье содержится вся, относящаяся к делу информация.

15 марта проправительственная газета Ики Сахил также опубликовала статью об Исмаиловой, в которой сообщалось, что ее бабушка была армянкой, что она сама  аморальна и поэтому не может защищать права азербайджанцев. Заместитель главного редактора Исмаил Гаджиев сказал, что газета решила написать статью о журналистке, потому что она стала популярна.

Директор института прав СМИ Рашид Хаджили разделил мнение Исмаиловой о том, что нападки на нее были организованы в высших эшелонах власти.

«Тот факт, что статьи появились в двух проправительственных газетах, наводит меня на мысль, что это было организовано правительством. Однозначно то, что видео распространил кто-то из Ики Сахил», - сказал он. «У меня нет надежды, что дело будет расследовано надлежащим образом»

Хаджили сказал, что только жесткая реакция Радио Свободная Европа/Радио Свобода и международных организаций, вынудила властей, наконец- то начать расследование.

Заместитель секретаря правящей партии Йени Азербайджан и одна из немногих женщин являющихся членами парламента Бахар Мурадова заявила, что было неразумно обвинять в этих угрозах правительство.

«Правительство Азербайджана не настолько ничтожно, чтобы бороться с журналистом особенно с журналистом - женщиной в такой безобразной манере», - сказала она. «Вмешиваться в частную жизнь подобным образом неприемлемо. Те, кто стоят за этим, должны быть найдены в ближайшее время».

Заведующий общественно - политическим отделом в администрации президента Алиева Али Гасанов заявил журналистам, что дело будет расследоваться очень тщательно.

«Те, кто стоят за угрозами и шантажом должны понести ответственность», - сказал он.

Но азербайджанские правозащитники сомневаются в проведении полномасштабного расследования всех преступлений, например, установки скрытой камеры в квартире Исмаиловой. Прокуратура Баку занимается расследованием только, поступивших в ее адрес угроз, но не шантажом или вторжением в частную собственность.

Руководитель национального комитета Хельсинкской гражданской ассамблеи Арзу Абдуллаева, обратилась к президенту Алиеву с просьбой о проведении  масштабного расследования.

«Это отвратительно. Мужественная работа Хадиджи должна быть оценена по достоинству, а не быть поводом для шантажа. Это вызвало возмущение людей. Те, кто подписали наши прошения, хотели, чтобы мы продолжили нашу критику», - сказала она. «Журналист подвергается шантажу из-за своей работы. Я не хочу, чтобы Азербайджан ассоциировался с подобными вещами».

Шахла Султанова, независимый журналист в Азербайджане.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >