ВОЙНА СЛОВ ПОСЛЕ КАРАБАХСКОЙ ПЕРЕСТРЕЛКИ

Звучит вопрос о том, не связан ли вооруженный инцидент на линии фронта с политическими волнениями в Армении.

ВОЙНА СЛОВ ПОСЛЕ КАРАБАХСКОЙ ПЕРЕСТРЕЛКИ

Звучит вопрос о том, не связан ли вооруженный инцидент на линии фронта с политическими волнениями в Армении.

Thursday, 13 March, 2008
Первоначальный шум в связи с происшедшей ранее на этой неделе перестрелкой на линии соприкосновения азербайджанских и армянских войск стал затихать, и, пока международные посредники пытаются минимизировать долгосрочные последствия инцидента для мирного процесса, политики с обеих сторон принялись обстреливать друг друга словами.

Существуют разные версии по поводу того, кто выстрелил первым, но все они сходятся в одном утверждении: такого серьезного нарушения режима прекращения огня не происходило уже лет десять, и случись нечто подобное опять, последствия могут быть самыми тяжелыми.

Зыбкое перемирие на линии фронта, разделяющей армянские войска Нагорного Карабаха и азербайджанские вооруженные силы, было нарушено ранним утром 4 марта.

Пресс-секретарь министерства обороны Азербайджана Эльдар Сабироглы заявил, что режим прекращения огня нарушили армянские военные, которые, по его словам, открыли огонь по азербайджанским позициям недалеко от сел Челыбурт, Талыш и Гапанлы Тертерского района, а также поселка Тапгарагоюнлы соседнего Геранбойского района. Оба района расположены к северо-востоку от Нагорного Карабаха.

Армянские источники подтверждают, что перестрелка произошла на этой территории, которая примыкает к Мардакертскому району Нагорного Карабаха.

По словам Сабироглы, в результате инцидента погибло четверо азербайджанских военнослужащих, и два гражданских лица получили ранения.

О том, что с азербайджанской стороны погибли четыре человека, говорит и пресс-секретарь министерства обороны непризнанного Нагорного Карабаха Сенор Асратян. Также, сообщил он, ранены – хотя и без угрозы для жизни - двое армянских солдат.

Он опроверг обвинения азербайджанской стороны, которая, по его словам, «умышленно искажает реальность». «Если бы мы начали атаку, то тела четырех погибших азербайджанских солдат не оказались бы на территории, контролируемой армией Нагорного Карабаха», - сказал он.

Данные сторон о числе погибших азербайджанских солдат совпадают, чего не скажешь об их сообщениях относительно пострадавших с армянской стороны. Так, передает Reuters, азербайджанцы утверждают, что армяне потеряли 12 солдат, однако Асратян называет эту информацию не соответствующей действительности.

С заявлением, обвиняющим азербайджанскую сторону в инициировании перестрелки, выступило министерство обороны самой Армении, которая рассматривает Нагорный Карабах как отдельную и независимую территорию.

По словам пресс-секретаря министерства полковника Сейрана Шахсуваряна, азербайджанские силы захватили важный оборонительный пост армянской армии, которая в ответ открыла огонь и, заставив противника отступить к исходным позициям, вернула высоту под свой контроль.

Эту версию событий подтвердил один из раненых со стороны Нагорного Карабаха майор Хачик Тавадян, сейчас проходящий лечение в больнице. «Я сам там был и знаю, как это начиналось, - сказал он. - Не надо врать – они напали на нас первыми».

Член парламента Азербайджана Анар Мамедханов в беседе с IWPR сказал, что столкновение на линии фронта произошло как раз тогда, когда с визитом в той части страны находился сам президент Ильхам Алиев. Вряд ли было бы разумным разворачивать военную операцию рядом с местом, где пребывал президент, - сказал депутат.

«Простая человеческая логика подсказывает, что из соображений безопасности азербайджанские вооруженные силы не стали бы осуществлять провокацию в тот день, ведь тогда в соседнем районе находился президент. Зачем было бы создавать риск для его жизни?» - сказал Мамедханов.

Никто не спорит, что нынешний случай – самое вопиющее нарушение соглашения о перемирии за много лет. С 1994 года, когда было подписано это соглашение, утвердившее контроль армянских вооруженных сил в Нагорном Карабахе, инциденты со стрельбой на линии фронта случались неоднократно, но в целом режим прекращения огня так или иначе соблюдался. Периодически линию фронта посещает мониторинговая миссия ОБСЕ.

Входящие в «Минскую группу» ОБСЕ дипломаты-международники пытаются найти выход из этого «замерзшего» - иначе не сказать - конфликта, однако им не удается придумать расклад, который бы устраивал все стороны.

Власти Нагорного Карабаха в один голос с Ереваном заявляют, что международное сообщество должно признать их де-факто независимость. Азербайджан в свою очередь утверждает, что его лишили контроля над землями, входящими в международно-признанные границы его территории, и ставит восстановление своего суверенитета над ними предварительным условием для проведения переговоров по поводу предоставления населяющим их армянам автономии.

Как и следовало ожидать, вооруженное столкновение на линии фронта стало причиной воинственных заявлений, с которыми выступают чиновники обеих сторон.

«Азербайджанская армия дает достойный ответ армянам, и мы полностью способны защитить независимость нашей страны», - сказал в интервью телеканалу ANS глава генштаба вооруженных сил Азербайджана генерал-лейтенант Наджмеддин Садыгов.

Министерство обороны Нагорного Карабаха заявило, что «посредством подобных инцидентов азербайджанская сторона пытается дестабилизировать ситуацию не только на линии соприкосновения, но и во всем регионе» и предупредило: «любое действие, угрожающее безопасности Нагорного Карабаха и впредь будет решительно пресекаться».

Карабахское министерство иностранных дел в свою очередь потребовало проведения миссией ОБСЕ «тщательного расследования причин и обстоятельств инцидента».

Посещение представителями ОБСЕ линии фронта было назначено на 7 марта, однако позднее было отложено.

Международное сообщество не замедлило обратиться ко всем сторонам в конфликте с призывом не допустить повторения насилия.

Действующий председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Финляндии Илкка Канерва, который всего за неделю до инцидента побывал в регионе, призвал стороны «проявлять максимальную сдержанность и соблюдать условия перемирия».

«В этот решающий момент переговоров по поиску мирного решения нагорно-карабахского конфликта любое действие, направленное на дестабилизацию на линии соприкосновения, может оказать только негативное влияние на ситуацию в целом. Я призываю стороны избегать действий, которые могут привести к дальнейшим ненужным жертвам», - сказал Канерва.

Он отметил, что в настоящее время в регионе «в тесном контакте со сторонами» работает представитель председателя ОБСЕ по карабахскому конфликту Анджей Каспшик.

Один высокопоставленный чиновник ОБСЕ в беседе с IWPR сказал, что «ситуация очень опасная, существует риск эскалации», и назвал происшедшее «худшим инцидентом последних десяти лет».

«К счастью, на этот раз было принято политическое решение не допустить эскалации, - сказал он. – Существуют опасения, как бы подобные стычки не стали обычным явлением».

С главными лицами региона ситуацию обсуждал и представитель Соединенных Штатов (являющихся одним из сопредседателей Минской группы) – заместитель помощника Госсекретаря США Мэтт Брайза.

А в Вашингтоне представитель Госдепартамента Том Кэйси, выступая перед журналистами, заявил, что США обеспокоены этим инцидентом, который, по его словам, послужил лишним указанием на то, как необходимо сторонам соглашение, достигнутое путем переговоров.

«Повторения инцидента не было, и мы надеемся, что не будет», - сказал он.

Эксперт по вопросам обороны бакинского Института войны и демократии Азад Исазаде говорит, что случаи нарушения режима перемирия довольно часты в это время года, когда тает снег, облегчая передвижение по территории. «Конечно, на этот раз столкновение было более серьезным. И все же я не думаю, что это приведет к полномасштабной войне», - сказал он.

Другие комментаторы в Азербайджане, Нагорном Карабахе и Армении связывают случившееся с внутриполитическими факторами, которые могли побудить противную сторону к провоцированию столкновения.

Карабахский политолог Давид Бабаян высказывает предположение, что азербайджанские власти, возможно, проверяли, насколько боеспособными остаются их оппоненты в условиях, когда Армения переживает политический кризис.

Или, говорит он, Баку мог быть движимым опасениями, что после того, как Косово – еще одна бывшая автономия в составе коммунистического государства – провозгласило независимость, Нагорный Карабах продвинулся на шаг вперед в своем стремлении к суверенному существованию.

«В Азербайджане серьезно обеспокоены «правом наций на самоопределение», и потому в качестве реакции была избрана тактика силового давления», - сказал он.

Расхожей среди аналитиков региона является версия, что столкновение на линии фронта имеет отношение к политическим перипетиям в Армении, где протесты оппозиции, недовольной официальными результатами состоявшихся 19 февраля выборов, 1 марта вылились в насилие (по официальным данным, в результате столкновений между полицией и демонстрантами в столице Еревана тогда погибли восемь человек).

Азербайджанский политолог Расим Мусабеков считает, что напряжение на линии фронта было выгодно администрации действующего президента Роберта Кочаряна и его избранному преемнику Сержу Саркисяну – намеренно спровоцированное, оно могло отвлечь внимание от возникшей в стране критической ситуации.

Такой же точки зрения придерживается глава генштаба вооруженных сил Азербайджана генерал-лейтенант Садыгов, по словам которого нарушение перемирия является прямым следствием внутренних проблем Армении.

Министр иностранных дел Армении Вардан Осканян в свою очередь обвинил власти Азербайджана в том, что они «воспользовались обострением внутриполитической обстановки в Армении».

Несмотря на обвинительные заявления, которыми обмениваются азербайджанские и армянские политики, и энергичные попытки международных посредников разрядить кризис, многие не имеют четкого представления относительно происшедшего.

Замин Гаджи, работающий в азербайджанской оппозиционной газете «Ени Мусават», негодует по поводу того, что он называет «отвратительным» поведением азербайджанских телеканалов, которые, сказал он, вместо того, чтобы трубить о вооруженном столкновении, транслировали легкие развлекательные программы.

Экономист Рузанна Петросян, которая живет в столице Нагорного Карабаха Степанакерте, тоже недовольна тем, как освещался в СМИ происшедший на линии фронта инцидент.

«Прочитала в Интернете, что в Карабахе якобы возобновляются военные действия. Это все вы – журналисты. Обычную стычку можете превратить в мировую войну, лишь бы была сенсация, - говорила она IWPR. - Да неправда все это. Вы же видите – жизнь течет как обычно».

Карине Оганян работает в газете «Демо», Степанакерт. Самира Ахмедбейли, контрибутор IWPR, Баку. Седа Мурадян, редактор IWPR в Ереване.

Используемая в этой статье терминология выбрана редакторами IWPR в Лондоне и может не совпадать с той, которую предпочитают авторы.
Support our journalists