В Армении взлет наркомании

Власти сообщают, что за последние два года «сидящих на игле» наркоманов в стране стало вдвое больше.

В Армении взлет наркомании

Власти сообщают, что за последние два года «сидящих на игле» наркоманов в стране стало вдвое больше.

Meghri crossing point on the border between Armenia and Iran, where 90-95 per cent of the heroin seized said to have come from Afghanistan. (Photo: Vaghinak Ghazaryan)
Meghri crossing point on the border between Armenia and Iran, where 90-95 per cent of the heroin seized said to have come from Afghanistan. (Photo: Vaghinak Ghazaryan)
Meghri crossing point on the border between Armenia and Iran, where 90-95 per cent of the heroin seized said to have come from Afghanistan. (Photo: Vaghinak Ghazaryan)
Meghri crossing point on the border between Armenia and Iran, where 90-95 per cent of the heroin seized said to have come from Afghanistan. (Photo: Vaghinak Ghazaryan)

В Армении, являющейся звеном в цепи стран, по территории которых в Европу и Россию переправляются произведенные в Афганистане тяжелые наркотики, растет, питая преступность и болезни, наркомания.

Точной статистики распространения в Армении этого явления нет, но эксперты говорят, что наркоманов в стране от 25 до 30 тысяч человек, из которых пять-семь тысяч зависимы от героина и опиума. Это, возможно, более низкий, чем в других странах Южного Кавказа, показатель, однако, как заявляют власти, число армян, употребляющих наркотики внутривенно, за последние два года выросло вдвое.

Вместе с ростом наркомании участились связанные с ней преступления. Так, если за весь прошлый год армянской полицией было раскрыто 1238 таких преступлений, то в первые шесть месяцев нынешнего года их число составило 811. В середине первой декады века в год регистрировалось до 500 связанных с наркотиками правонарушений.

«Около 90 процентов опиума и героина производится в Афганистане, и половина этих наркотиков доставляется в Россию и Европу через Исламскую Республику Иран и Турцию», - сказал глава отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков полиции Армении Назарет Мнацаканян.

По словам Мнацаканяна, из общего объема изымаемых его организацией опиума и героина 90-95 процентов имеют афганское происхождение и попадают в страну из Ирана – через Мегринский КПП, который не располагает достаточными техническими средствами для эффективного обнаружения провозимых через границу наркотиков.

«Незначительное количество наркотиков ввозят из России и Турции, - сказал он. – Марихуана, в основном, имеет местное происхождение, а основная часть синтетических наркотиков попадает в страну воздушным путем из европейских стран».

О том, что наркомания распространяется, свидетельствует и рост числа пациентов единственной наркологической клиники страны. В 2009 году клиника приняла на лечение 1141 человека, в 2008 году - 639, а в 2005-ом – всего 464. А в полугодье нынешнего года за помощью к ее врачам обратились 629 наркоманов.

В случаях, когда пациент согласен состоять на учете, все связанные с его лечением расходы берет на себя государство. Анонимные пациенты, напротив, оплачивают лечение сами – реабилитационный курс обходится им в 140 тысяч драмов (около 385 долларов).

«Во время лечения применяются принятые в международной практике методы - лекарственное лечение совмещается с психолого-социальной консультацией», - сказала заведующая организационно-методическим отделом наркологической клиники Седа Джамалян.

По ее словам, избавиться от пагубной зависимости удается далеко не всем. В 2009 году из зарегистрированных в клинике 1740 больных только 256 прошли полный курс лечения.

«Наркомания – тяжелая болезнь с хроническими изменениями поведения. Лечение протекает долго. Воля пациента и его решимость вылечиться играют здесь значительную роль. Многие не дотягивают и до окончания первой стадии лечения. Они отказываются лечиться дальше, а мы не можем силой удерживать их здесь», - сказала Джамалян.

Клиника, уже привыкшая иметь дело с ВИЧ-инфицированными наркоманами, теперь пытается лечить тех, кто страдает зависимостью от нового наркотика, который наркоманы изготавливают сами, смешивая антидепрессант «Коаксил» и болеутоляющий «Сеналгин» с бензином и другими веществами. Проблема эта стала настолько серьезной, что правительство уже подумывает о том, чтобы ограничить продажу этих препаратов.


«[Больные] поступают в крайне тяжелом состоянии, с полностью истощенным организмом. Легче вылечить зависимость от героина и кокаина, чем от этих токсинов», - сказала Джамалян.

«В местах инъекций происходят осложнения, рана не заживает, начинается гангрена, в результате чего иногда приходится ампутировать руку. Другое осложнение – слепота».

Содействие усилиям Армении, направленным на борьбу с наркоманией, оказала программа «Контроль над наркотиками на Южном Кавказе», осуществлявшаяся при финансовой поддержке Евросоюза. Программа закончилась в 2009 году, но и сегодня борьба с этим явлением ведется в соответствии с установленными ею правилами и принципами. Одним из ее результатов стала декриминализация употребления наркотиков. Это значит, что наркоман признается нуждающимся в лечении и привлекается только к выплате штрафа.

По мнению Мнацаканяна, некоторые наркоманы заслуживают более сурового наказания.

«У наркомана два пути – лечение или судебное преследование. Если есть желание вылечиться, то можно освободиться от жестких мер наказания, стать на учет и пройти курс лечения, а если такого желания нет, то наркоман – преступник и должен предстать перед судом. Я – за применение жестких мер наказания. Иначе мы подвергаем риску молодое поколение», - сказал он.

29-летний Карен страдает опиумной зависимостью. Сейчас он проходит заместительное лечение метадоном.

«Я несколько раз пробовал завязать, но никогда не лечился. Я решал, я клялся себе, отцу, матери, что больше не буду, но так и не смог остановиться», - сказал он.

««Ломка» - страшная вещь. Ты испытываешь не только физические страдания, разрушается твоя психика. Это состояние невозможно описать, кажется, вот-вот сойдешь с ума, умрешь, если не сможешь уколоться. Наверное, это лечение - более правильный способ. Сейчас я не страдаю.… Посмотрим, что будет дальше. Я очень хочу вылечиться. Никому не пожелаю подсесть на наркотики. Наркотики превращают людей в животных». 

Armenia
Support our journalists