Ужесточение правил беспокоит религиозные учреждения

Главы малых конфессий Кыргызстана полагают, что ужесточение правил регистрации религиозных учреждений грозит ущемлением права на свободу вероисповедания.

Ужесточение правил беспокоит религиозные учреждения

Главы малых конфессий Кыргызстана полагают, что ужесточение правил регистрации религиозных учреждений грозит ущемлением права на свободу вероисповедания.

Новые ограничительные нормы в законодательстве о религии подорвут конституционные права людей и вызовут недовольство религиозных учреждений, говорят юристы Кыргызстана и представители различных конфессий.

По информации Государственного агентства по делам религий, существующее законодательство о свободе вероисповедания и религиозных организациях устарело и требует обновления.

В случае подписания нового законопроекта президентом для регистрации религиозным организациям, в том числе церквям и мечетям, будет необходимо иметь не менее 200 прихожан в одной области, вместо нынешних десяти человек.

Также обязательной регистрации будут подлежать все религиозные образовательные учреждения, программы которых будут проходить проверку Госагентства по делам религий. Помимо этого, планируется ввести запрет на распространение религиозной литературы и материалов за пределами молельных домов и специальных магазинов, а также на проведение религиозных мероприятий без соответствующего разрешения.

Заместитель главы Госагентства по делам религий при правительстве Канат Мурзахалилов говорит, что новая регистрационная норма была предложена «подавляющей частью религиозных организаций».

По словам Мурзахалилова, необходимость в законе вызвана конфликтами, возникающими между местным населением и религиозными организациями, проводящими активную религиозную агитацию, не учитывая местные традиции. Кроме того, в Госагентстве по делам религий опасаются роста количества сект различного толка, добавил он.

Мурзахалилов вскользь упомянул о христианских объединениях, чаще протестантах, которые привлекают все больше новых членов из этнических кыргызов, традиционной религией которых является ислам, и для которых попытки обратить людей в другую веру считаются неприемлемыми.

Ислам и другая основная вера – христианство – давно сосуществуют в Кыргызстане. У каждой из религий свои приверженцы, которые не пытаются привлечь на свою сторону представителей другой веры.

В Кыргызстане имеются представители и других религиозных конфессий – католики, протестанты, иудеи. Кроме того, в стране зарегистрировано около 300 объединений евангельских христиан, в том числе Евангелическо-Лютеранская церковь, Союз церквей евангельских христиан-баптистов, Церковь Иисуса Христа, Адвентисты седьмого дня.

Существующие в стране религии подразделяются на «традиционные» (ислам и христианство) и «нетрадиционные» - привнесенные извне, к которым, однако, постсоветское правительство Кыргызстана относилось более толерантно, чем правительства соседних стран.

Мурзахалилов утверждает, что ужесточение правил никак не скажется на свободе вероисповедания.

Однако представители религиозных учреждений, в частности, евангельские христиане, всерьез обеспокоены сложившимся положением.

Валентин Шаипов, член Союза евангельских христиан, говорит, что представители данной конфессии живут в Кыргызстане уже более ста лет, однако новое законодательство в случае принятия может положить конец легальной работе евангельских церквей, поскольку община немногочисленна и не сможет существовать при новых условиях регистрации.

«Во многих наших группах из 300 человек в связи с миграцией из Кыргызстана осталось по 100 человек, - объясняет он. – И вот эти бабушки-дедушки, кои десятилетиями ходили в наши церкви, станут вне закона».

У других христианских организаций такие же проблемы, наличие 200 прихожан для регистрации молельного дома может стать «непреодолимым препятствием», особенно в сельской местности.

В своем обращении представители евангельских христиан заявили, что новые шаги приведут к закрытию зарегистрированных религиозных организаций и не позволят зарегистрировать новые.

Эксперт в области религии Наталья Шадрова понимает их опасения.

«Норма в 200 человек – это страшный дестабилизирующий фактор, - считает она. – Если госчиновники не будут обладать глубокой мыслью…то мы придем в тупик во взаимоотношениях госорганов, общественности и религиозных организаций».

Шадрова считает, что принятие законодательства может спровоцировать очередную волну миграции, особенно представителей нетрадиционных религиозных течений.

С ней согласна Елена Воронина, глава неправительственной организации «Интербилим».

«Зачем создавать дополнительные нормативно-правовые акты? - задается вопросом она. – Попытка направлять взгляды граждан по принципу - этой религии можно доверять, а этой нельзя - опасна. Госполитика должна не разъединять людей, а наоборот, объединять».

Член парламента Рашид Тагаев выражает несогласие с критиками законопроекта, и говорит, что законодательство Кыргызстана угрожает как его собственной, так и региональной безопасности.

Он утверждает, что новый закон станет эффективным инструментом для предотвращения увеличения количества мусульманских экстремистских группировок.

«То, что 10 человек могут собраться и открыть религиозную организацию – это очень неправильно», - считает депутат.

«Без жесткого законодательства у нас будет увеличиваться количество хизбуттахрировцев, ваххабитов и акромийцев», - сказал Тагаев, перечислив разные направления радикального ислама, которые власти отнесли к категории опасных. «Зачем нам разводить это все?» - говорит Тагаев.

Толкун Наматбаева, контрибьютор IWPR в Кыргызстане.
Support our journalists