Узбекские выборы показали, что заявление об их честности необоснованно

По утверждению критиков, прошедшие в Узбекистане парламентские выборы были тщательно срежиссированы от начала до конца.

Узбекские выборы показали, что заявление об их честности необоснованно

По утверждению критиков, прошедшие в Узбекистане парламентские выборы были тщательно срежиссированы от начала до конца.

По словам правозащитников и аналитиков, ход выборов в узбекский парламент в той или иной степени не соответствовал заявлениям правительства о том, что выборы прошли с соблюдением демократических принципов, принципов конкурентной борьбы, а также при хорошей явке избирателей.

На брифинге 12 января, где должны были быть оглашены результаты второго тура голосования, прошедшего двумя днями ранее, председатель Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Мирзо Улугбек Абдусаломов заявил, что процесс голосования был прозрачным и проходил в соответствии с узбекским законодательством и «закрепленными в нем международными демократическими принципами», и избирателям был предоставлен выбор из списка альтернативных кандидатов.

15 из 135 мест в нижней палате парламента были зарезервированы для Экологического движения Узбекистана, в то время как остальные места в парламенте впервые должны были распределяться между проправительственными партиями согласно пропорциональной системе.

Второй раунд потребовался в связи с тем, что в результате выборов 27 декабря 39 мест в парламенте остались незанятыми. По словам Абдусаломова, это объясняется серьезной конкуренцией между партиями.

На основании окончательных результатов ЦИК, Либерально-демократическая партия, имеющая большинство мест в парламенте прошлого созыва, получила 53 места. Народно-демократическая партия, созданная на основе Коммунистической партии в начале 90-х годов как изначально проправительственная партия, стала второй, получив 31 место в парламенте. Демократическая партия Миллий Тикланиш и Социал-демократическая партия получили 19 и 15 мест соответственно.

В общем, по словам Абдусаломова, выборы показали приверженность избирателей Узбекистана принципам построения демократического общества, где царит верховенство закона и существует развитое гражданское общество.

Однако независимые наблюдатели и эксперты дали выборам весьма резкую оценку.

«Избирателям не дали реального выбора, - говорит Алишер Таксанов, политолог, в данный момент живущий за пределами Узбекистана. - Оппозицию не допустили к участию, пресса оказалась под тотальным контролем».

По мнению Таксанова, результаты выборов были сфальсифицированы для достижения желаемой цели.

«Повторные выборы - это дань видимости того, что все идет демократично, - отмечает политолог. - На самом деле все шло по сценарию».

Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ, БДИПЧ ОБСЕ, направило в Узбекистан лишь небольшую группу наблюдателей, а не полноценную миссию по наблюдению за выборами.

Пресс-секретарь БДИПЧ ОБСЕ Йенс-Хаген Эшенбэхер в своем интервью IWPR сказал, что его организация воздержится от комментариев о выборах в Узбекистане до тех пор, пока в течение месяца не будет опубликован официальный отчет БДИПЧ ОБСЕ.

В своем оценочном отчете предвыборной ситуации в Узбекистане, основанном на результатах миссии, прошедшей в октябре, БДИПЧ заявило, что оно «не выявило каких-либо значительных улучшений в избирательной системе, которая продолжает не соответствовать требованиям ОБСЕ… Более того, очевидно, что ни одна из предложенных ранее рекомендаций БДИПЧ ОБСЕ не была выполнена».

Зарубежный наблюдатель, следивший за ходом выборов и пожелавший остаться неизвестным, отметил, что власти добивались того, чтобы иностранные наблюдатели видели только то, что хотели власти, а не «реального положения вещей и настоящих мнений жителей страны». По его мнению, у избирателей не было настоящего выбора - все кандидаты поддерживались властями, а независимые кандидаты или члены оппозиции представлены не были.

Партии «Эрк» и «Бирлик», а также недавно созданные движения «Солнечная коалиция» и «Бирдамлик» не имеют юридической регистрации в Узбекистане, а их лидеры находятся за пределами страны. В этой связи у них никогда не было и единого шанса выдвинуть своих кандидатов.

Несмотря на отсутствие кандидатов от оппозиции, узбекские власти на всякий случай разослали предупреждения правозащитникам, ограничили их передвижение и постарались предотвратить их встречи с зарубежными наблюдателями и журналистами, приехавшими на выборы.

Баходыр Намазов, возглавляющий Комитет по освобождению узников совести, а также Общество прав человека Узбекистана, отмечает, что в день второго тура голосования к нему пришли сотрудники по борьбе с терроризмом Службы национальной безопасности или СНБ.

«Они сказали, что им приказано меня охранять, и что мне сегодня лучше не отлучаться из дома», - рассказал правозащитник, добавив, что к его коллеге Елене Урлаевой, главе Правозащитного Альянса, так же приходили сотрудники СНБ.

Намазов также рассказал, что за несколько дней до выборов многие правозащитники заметили, что за ними следят и что их телефоны прослушиваются.

По данным ЦИК, явка избирателей на выборах 27 декабря составила 87 процентов. Данное утверждение, однако, было встречено с некоторой долей скептицизма.

Сурат Икрамов, лидер Инициативной группы независимых правозащитников, утверждает, что данные по явке – а это 15 из 17 миллионов зарегистрированных избирателей – не соответствуют действительности. Около пяти миллионов или даже больше избирателей на данный момент предположительно находятся на заработках за пределами страны – в России, Казахстане или дальнем зарубежье.

Местный бизнесмен, пожелавший не называть своего имени, сказал, что, судя по его собственным наблюдениям, явка в день выборов составила около 40 процентов. Он также добавил, что и сам бы не пошел на выборы, если бы один из кандидатов не оказался знакомым подруги его жены, и поэтому бизнесмен решил, что должен пойти на выборы. Его дочь, которая совсем недавно достигла избирательного возраста, отказалась идти на выборы.

Аналитики отмели утверждения о якобы существующей разнице между четырьмя отобранными партиями.
По утверждению Таксанова, ни один кандидат не посмел критиковать политику правительства или даже обсуждать насущные проблемы Узбекистана - такие как коррупция или перестановки на национальном и региональном уровнях.

«Ответственность за данные решения лежит на президенте [Исламе Каримове], а эта личность вне обсуждения», - говорит Таксанов.

Аркадий Дубнов, эксперт по Центральной Азии, обозреватель российской газеты «Время новостей», сказал, что кандидатов тщательно проверили на благонадежность, чтобы убедиться, что они не представляют никакой угрозы и не скажут ничего сомнительного.

Эти выборы ничем не отличались от предыдущих, и в результате парламент не претерпит никаких изменений, сказал Дубнов.

Что касается разговоров о борьбе политических партий, Дубнов сказал: «Если вспомнить, что все четыре политические партии в Узбекистане имеют в своём названии слово “демократическая”, то действительно, узбекскому избирателю трудно уловить разницу».

Дубнов полагает, что международное сообщество отчаялось увидеть в Узбекистане демократические перемены. Прохладное отношение, вызванное андижанскими событиями 2005 года, когда правительственные войска расстреляли сотни демонстрантов, теперь потеплело, и ни Европейский Союз, ни Соединенные Штаты не стремятся к дальнейшему противостоянию, сказал он. В октябре 2009 года ЕС отменил последние санкции, наложенные им на страну в 2005 году.

Кроме того, международные силы в Афганистане все больше полагаются на Узбекистан в качестве надежного маршрута поставок с севера.

«Узбекистан сегодня является одним из ключевых союзников западной коалиции в Афганистане, одним из серьёзнейших транзитных узлов, - сказал Дубнов. – Поэтому ни Брюссель, ни Вашингтон не заинтересованы в осложнении ситуации сегодня».

Рустам Аширов – псевдоним журналиста в Узбекистане. 

Uzbekistan
Support our journalists