Узбекистан: за эксплуатацию детей власти хотят штрафовать

Узбекистан: за эксплуатацию детей власти хотят штрафовать

Thursday, 19 November, 2009
В парламенте рассматривается закон, ужесточающий административную ответственность за использование детского труда, однако эксперты, опрошенные NBCA, мало верят в то, что это испугает эксплуататоров.


3 ноября законопроект был прият Законодательной (нижней) палатой Олий Мажлиса (узбекского парламента) и направлен на одобрение в Сенат (верхнюю) палату.


Закон устанавливает ответственность работодателей и родителей за использование труда несовершеннолетних на работах с «неблагоприятными условиями, которые могут причинить вред здоровью или безопасности детей».

Пока точно не определена степень административного наказания, но, по сведениям источников NBCA, планируется ввести крупную сумму штрафа.


Новшество инициировано властями в соответствии с Национальным планом действий по реализации ратифицированных в сентябре 2008 года международных Конвенций


«Об искоренении наихудших форм эксплуатации детей» и «О минимальном возрасте для приема на работу», к которым присоединился Узбекистан после бойкота со стороны крупнейших импортеров текстильной одежды из США и Великобритании.

В 2007 году они раскритиковали официальный Ташкент за привлечение детей на хлопковые плантации и в знак протеста рекомендовали не покупать изделия из узбекского хлопка. Их возмутило, что в стране широко распространена практика применения детского труда, и к работе на поля принудительно привлекались дети в возрасте 8-9 лет.

В результате этого давления узбекские власти вроде бы запретили привлекать детей в возрасте до 15 лет на сбор хлопка, в местных администрациях были созданы специальные рабочие группы, которые должны контролировать и пресекать случаи принудительного детского труда.

Однако полностью использование детского труда не прекратилось и, похоже, негласно поощряется, отмечают наблюдатели.

«Власти во всеуслышание заявляют, что будут бороться с детским трудом, а потом подчиненным потихоньку говорят, что надо выполнять [план по сбору хлопка] любыми средствами»,- говорит Ахмаджон Нормирзаев, правозащитник в эмиграции, изучающий проблемы детского труда в восточных регионах Узбекистана.

Эксперт вспоминает, что в период хлопкоуборочной кампании в 2008 году, сразу же после ратификации Узбекистаном международных конвенций, запрещающих труд детей, на хлопковых плантациях появились учащиеся школ, которые были направлены туда по распоряжению местных властей.

Практика использования детского труда была продолжена и в этом году: в мае, когда начался сев хлопчатника, занятии в школах были отменены, и дети выведены на плантации. С середины сентября независимые средства массовой информации и правозащитники так же сообщили, что с началом хлопкоуборочной кампании на полях вновь появились работающие дети, а для школ даже были установлены нормы по сбору хлопка. (Читайте: Узбекистан: искоренить детский труд на хлопке возможно?, 28 сентября 2009 года.

Сайера, мать пятнадцатилетнего школьника из Чустского района Наманганской области, рассказала: «У моего сына, который учится в 9-м классе, сильно болели почки, но его все равно заставили пойти на хлопок. В противном случае возникнут проблемы в школе, ибо учителя станут без объяснения причин занижать оценки».

В такой ситуации, когда взрослые повсеместно эксплуатируют детей, надежда на то, что новое административное наказание будет служить сдерживающим фактором, ничтожно мала, говорят обозреватели.
«На хлопковых полях работали даже третьеклассники провинциальных школ,- отмечает Ташпулат Юлдашев, независимый узбекский политолог, базирующийся в эмиграции.- Какие гарантии, что новый закон [об ужесточении административной ответственности] будет выполнен?».

Олег Сарапулов, активист незарегистрированного Правозащитного Альянса Узбекистана из Ташкента, который занимается мониторингом работы детей на хлопковых плантациях, считает, что пока власти не в силах отказаться от дешевого детского труда, с помощью которого собирается главная экспортная культура.

Но, похоже, для того, чтобы показать мировому сообществу, что он выполняет взятые на себя обязательства, Ташкент принимает декларативные законы.

«Закон сделан явно чтобы сказать другим странам, как будто у нас развивается демократия, улучшается ситуация с правами человека,- говорит Сарапулов, - но я уверен, он будет бездействовать».

(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С новым финансированием, служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)

Uzbekistan
Support our journalists