Узбекистан: Ташкент ждет развития ситуации по российской военной базе

Узбекистан: Ташкент ждет развития ситуации по российской военной базе

Thursday, 12 November, 2009
Делая жесткие заявления против размещения российской военной базы вблизи узбекской границы, официальный Ташкент ожидает, что с его мнением будут считаться, и продолжит подавать сигналы Кремлю, отмечают эксперты NBCA.

5 августа российские и центрально-азиатские СМИ развернуто комментировали реакцию Ташкента на российско-кыргызский Меморандум, подписанный 1 августа во время неформального саммита Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) относительно создания военной базы на юге Кыргызстан, где планируется размещение дополнительного контингента военнослужащих, численностью до батальона.

Окончательное подписание соглашения на размещение военного контингента состоится до 1 ноября 2009 года.

Срок действия этого контракта составит сорок девять лет с возможностью его автоматического продления на 25-летние периоды.

Предполагается, что военный контингент будет размещен либо в Ошской области Кыргызстана, которая граничит с Узбекистаном и имеет на своей территории узбекские анклавы, либо в Баткенской, находящейся на границе трех центрально-азиатских республик, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.

Стратегическое месторасположение новой военной базы позволит эффективно бороться с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком.

Российская «Независимая газета» сообщила, что новый военный объект «станет частью объединенной базы России, к которой будут относиться также авиабаза в Канте [город недалеко от Бишкека, столицы Кыргызстана], узел связи военно-морского флота «Марево» в Чуйской области Кыргызстана, а также испытательный центр военно-морской техники на кыргызском озере Иссык-Куль.

3 августа, Министерство иностранных дел Узбекистана распространило заявление, в котором высказалось об «отсутствии необходимости и целесообразности в реализации планов по размещению на юге Кыргызстана дополнительного контингента российских вооруженных сил».

«Реализация подобных проектов на достаточно сложной и трудно предсказуемой территории, где непосредственно сходятся границы трех среднеазиатских республик,- говорится в заявлении, - может дать импульс для усиления процессов по милитаризации и возбуждения различного рода националистических противостояний, а также выступлений радикальных экстремистских сил, могущих привести к серьезной дестабилизации обстановки в обширном регионе».

Центрально-азиатский Интернет-ресурс Ferghana.ru опубликовал обзор мнений экспертов и политологов, отметив, что некоторые из них считают, что Узбекистан активно препятствует любым интеграционным процессам на постсоветском пространстве, а другие советуют вовсе «не обращать внимания» на эмоциональные заявления Ташкента.

Однако обозреватели и аналитики, опрошенные NBCA, связывают демарш Ташкента с несколькими факторами, которые действительно вызывают беспокойство.

Во-первых, в случае террористической угрозы Узбекистану, российские войска, находящиеся в непосредственной близости от узбекских границ, могут быть вовлечены в конфликт, а Ташкент хотел бы решать такие вопросы самостоятельно.

«Узбекистан сильно настораживает нынешняя российская политика, особенно после событий в Грузии и в Южной Осетии, хотя он об этом не говорит вслух»,- полагает Орозбек Молдалиев, директор регионального центра «Политика, религия, безопасность» из Бишкека.

Кроме того, отношения Узбекистана и Кыргызстана постоянно омрачаются неразрешенными приграничными и водно-энергетическими проблемами, а наличие на кыргызской территории российской базы будет лишь очередным раздражителем Ташкента.

«Вопросы будут раздуваться и есть повод для разногласий»,- уверен эксперт. – Поэтому при подписании [окончательного] соглашения, позиции всех заинтересованных стран должны быть взвешены».

Молдалиев также прогнозирует неизбежность «отхода» Ташкента от постсоветского блока, Содружества Независимых Государств (СНГ). Этому на его взгляд, также активно способствует западная дипломатия и зачастившие в последнее время в Ташкент высокопоставленные посланники США и Европы.

Другие аналитики из Узбекистана говорят, что масштабы террористических угроз в центрально-азиатском регионе пока не столь велики, и поэтому намерение открыть новую военную базу, больше напоминает решение геополитических проблем Кремля, нежели благие намерения о заботе безопасности государств Центральной Азии.

«Да зачем нам вторая база, когда есть первая в Канте,- рассуждает один из комментаторов в Фергане, пожелавший остаться неназванным. - Разве она не справилась бы в момент икс, когда надо будет задействовать все силы, ради которых она и была создана? Разве ее потенциал недостаточен?».

Речь идет о созданной в 2003 году, недалеко от Бишкека в небольшом городке Кант, военно-воздушной базы под эгидой ОДКБ, где дислоцируется около четырех тысяч военнослужащих и штурмовая авиация.

Террористические угрозы страны региона переживали не раз и всегда вводили в действие свои национальные антитеррористические силы специально для этого обученные, которые справлялись с поставленной задачей, отмечают другие аналитики.

К примеру, вторжение боевиков Исламского Движения Узбекистана в в кыргызскую и узбекскую территорию летом 1999 и 2000 годов удалось решить государствам самостоятельно, без вмешательства из вне.

«Масштаб угроз не таков, чтобы против террористов бросать дивизии и батальоны»,- отмечает
Фархад Толипов, кандидат политических наук из Ташкента.

Он предлагает подождать до официального подписания соглашения между Москвой и Бишкеком, поскольку время для переосмысления задуманного еще есть.

«Может быть, в Кремле и в рамках ОДКБ осмыслят, что решение о размещении российской базы на юге [Кыргызстана] было неубедительным и, может быть, передумают».

(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществляется с августа 2006 года по сентябрь 2007 года во всех пяти странах региона. С новым финансированием служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)
Central Asia
Support our journalists