Таджикистан: проблемы роста ВИЧ-инфекции среди женщин

Власти настаивают, что трудовая миграция не является основным фактором распространения ВИЧ в Таджикистане.

Таджикистан: проблемы роста ВИЧ-инфекции среди женщин

Власти настаивают, что трудовая миграция не является основным фактором распространения ВИЧ в Таджикистане.

Dushanbe airport, where one HIV expert would like to see screening for returning migrants. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Dushanbe airport, where one HIV expert would like to see screening for returning migrants. (Photo: Galim Faskhutdinov)

Правительство Таджикистана признает, что рост ВИЧ-инфекции среди женщин вызывает особую озабоченность. Однако неясно, как эта тенденция может быть эффективно разрешена в контексте нынешней профилактической политики по отношению к ВИЧ.

Ответом властей на нынешнюю ситуацию по распространению ВИЧ / СПИД является определение конкретных групп риска – потребителей инъекционных наркотиков, работников секс-бизнеса, мужчин, имеющих секс с мужчинами и заключенных. Именно к этим группам риска применяются обязательное тестирование и профилактические меры.

Тем не менее, статистика показывает, что уровень заражения стремительно растет среди женщин, которые не вписываются в эти категории, как и число заразившихся половым путем, а не другими путями. Правительство признает проявление новых тенденций, которые наблюдаются за последние несколько лет и высказывает озабоченность по этому поводу.

Но когда речь идет о том, каким образом нужно реагировать на них, власти ограничиваются общими фразами об усилении просветительской работы - поднимать роль женщин в профилактике и усилить ответственность мужчин. Они настаивают, что нынешнего уровня профилактики и тестирования достаточно без рассмотрения дополнительных действенных мер по предотвращению заражения ВИЧ инфекцией.

Один из экспертов по данному вопросу, Манижа Хаитова, руководитель Центра по психическому здоровью и ВИЧ / СПИД, считает, что власти должны более внимательно подойти к одной подгруппе потенциально уязвимых женщин - жен мигрантов, которые уезжают за границу, на сезонную работу в Россию и другие страны. Она считает, что для того, чтобы уменьшить риск передачи ВИЧ супругам, хорошо бы создать условия для того, чтобы мужчины, возвращающиеся домой могли сразу же пройти тестирование в местах прибытия в аэропорту или на вокзале.

Таджикские чиновники утверждают, что тестирование на ВИЧ и так широко доступно, и что они делают все возможное, чтобы люди знали о рисках.
Риски для женщин, в особенности для жен мигрантов, были отмечены на конференции, состоявшейся в Душанбе 5-6 декабря. Мероприятие "Репродуктивное и сексуальное здоровье и права женщин, живущих с ВИЧ в странах Центральной Азии», было поддержано учреждениями Организации Объединенных Наций, направленных на развитие и поддержку прав женщин. 

В выступлении на конференции таджикского заместителя министра здравоохранения Азама Мирзоева появились предположение, что политические меры должны выходить за рамки текущего внимания на основные группы риска. 

"Мы должны увеличить роль женщин в предотвращении ВИЧ-инфекция", сказал он, добавив, что мужчин тоже следует поощрять быть "более ответственными" в безопасном сексе. 

«ВИЧ-это социальная проблема, а не медицинская", – продолжил Мирзоев. "Эта инфекцию можно будет побеждать только на основе комплексного, многогранного подхода с участием всего общества", - сказал он. 

Самый последний отчет правительства по профилактике ВИЧ / СПИД, который вышел в марте нынешнего года, показал, что на долю женщин приходится 28,5 процентов всех новых зарегистрированных случаев ВИЧ в 2011 году. Это большой скачок с 8,5 % в 2005 году. 

В докладе также отмечен неуклонный рост доли новых случаев (среди мужчин и женщин), когда источником инфекции был половой контакт, а не, скажем, совместное использование игл. С 21,5 % в 2006 году это выросло до 29,8 процентов в прошлом году. 

ЖЕНЫ МИГРАНТОВ НЕ В ГРУППЕ РИСКА?

Есть несколько возможных факторов, способствующих растущему тренду среди женщин - незащищенный половой контакт работниц секс-бизнеса, внутривенное употребление наркотиков, а также увеличение доли женщин среди мигрантов, хотя мужчины все еще преобладают на сегодняшний день.

Рост числа женщин, выезжающих за рубеж для работы, отражен в статистике для людей, которые проходят тестирование на ВИЧ, прежде чем отправиться в Россию. Тест является обязательным для людей, въезжающих на работу в эту страну. В то время как в 2005 году только 450 женщин прошли тестирование, 25 000 сделали это в 2011 году.

Однако эти факторы не могли бы полностью объяснить растущую частоту заражений среди женщин. Хаитова утверждает, что более высокий общий показатель уровня заболеваемости для женщин в некоторой степени связан с существенным внутренним населением жен сезонных рабочих.

Таджикистан имеет высокий процент населения мигрантами, подавляющее большинство из них мужчины, которые перемещаются взад вперед между сезонными работами в России и других странах. В докладе их число цитируется, как 750 000, но также приводится цифра в два миллиона по неофициальным оценкам.

Проблема с измерением темпов распространения инфекции от мигрантов к своим женам в том, что нет статистических данных. Хотя есть цифры от конкретных категорий риска, полученных в результате исследований правительства и мониторинга программ, но они не выделяют жен рабочих-мигрантов в качестве отдельной группы.


Учет на ВИЧ-инфекцию ведут среди беременных женщин, проверки среди которых воспринимаются, как само собой разумеющееся. Правительственный отчет показывает, что одна треть из 155 случаев, когда беременные женщины были идентифицированы как ВИЧ-положительные в 2010-11 годах, являются партнерами трудовых мигрантов, но не уточняется, сколько из них были их женами.

Хаитова сказал IWPR, что из 300 женщин, получающих лечение в ее центре в настоящий момент, 100 были замужем за трудовыми мигрантами.

Она утверждает, что именно эти женщины образуют особенно уязвимую группу населения, которые имеют слабую защиту от рисков, связанных с инфекцией. В мужских обществах женщинам подчас трудно требовать защиту пола или открыто говорить о ВИЧ / СПИДе.

«Женщины у нас зависят [от своих мужей] и экономически, и эмоционально, и не в состоянии постоять за свои права", - сказала Хаитова.
IWPR получило интервью от 25-летней женщины, назвавшейся Тахминой из Гиссарского района, что на западе от столицы Душанбе. 

Ее шестимесячный ребенок умер два года назад. Ребенок был ВИЧ-положительным, как и сама Тахмина. Она считает, что ее муж заразился от женщины в России. Сам он скончался в Москве. 

"Я сейчас прохожу курс лечения в Душанбе, но мне стыдно перед моими родственниками и соседями", - сказала Тахмина. 

Мария Болтаева, координатора программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ / СПИДу в Таджикистане, допустила возможность увеличения числа женщин за счет жен мигрантов, которые заразились от своих мужей, но отметила, что это не было поддержано достоверными данными.

Информация о женах мигрантов была недоступна из-за трудностей в определении того, кто именно попадает в данную категорию, сказала она.
"Прежде всего, надо установить, кого следует рассматривать женой мигранта - это тот, кто уехал за границу на работу и, кто возвращается после каждого сезона, или нет? Как долго он находится за пределами? " cказала она. 

ПОИСК НАБОЛЕЕ ЛУЧШЕГО ПОДХОДА 

В правительственном отчете по ВИЧ / СПИД отмечается, что мигранты – это сообщество, где рискованное сексуальное поведение широко распространено, и, что масштабы передвижения населения делают их мостом для передачи ВИЧ от групп рискованных категорий до более широкой общественности. 

Признавая тревожную тенденцию распространения инфекции среди женского населения, чиновники не хотят принимать новую, более агрессивную политику профилактики, рассматривая мигрантов и их супругов, как особую категорию.
 

Для начала, государственное тестирование около 67 тысяч мигрантов, проведенное в 2011 году, показало, что только у 0,07 процентов из них была ВИЧ-инфекция. Это более низкий уровень, чем 0,1 процентов, вычисленный для общего населения Таджикистана. 

Муродали Рузиев, руководитель Национального центра по профилактике СПИДа, заявил, что инфицированные мигранты зачастую потребители инъекционных наркотиков, и, следовательно, попадает в эту особую категорию риска. 

«Есть случаи, когда мы находим [инфекции] среди мигрантов. Это, в первую очередь, связано с их поведением - небезопасное использование внутривенных наркотиков. Другими словами, если мы идентифицируем 20 мигрантов [с ВИЧ], то 14 из них будут пользователями инъекционных наркотиков ”, - сказал он. 

В интервью IWPR заместитель министра здравоохранения Мирзоев сказал, что внутривенное употребление наркотиков остается самым важным основным источником распространения инфекции, составляя более половины совокупного числа общих случаев заражений, зарегистрированных с конца 2011 года.
Таджикское правительство остается приверженным выделению групп высокого риска, таких как потребители инъекционных наркотиков и работники секс-бизнеса.

Для широких слоев населения, включая мигрантов и членов их семей, официальная политика сосредоточивается на превентивных мерах, включая повышение осведомленности о ВИЧ и путях его передачи, поведении высокого риска, а также возможности пройти добровольное тестирование в местных центрах. Когда женщина становится беременной, тестирование становится для нее обязательным.
 

В докладе отмечается, что отслеживание мигрантов связано с огромными проблемами, поскольку они слишком мобильны, и потому, что даже отбор типовой группы для мониторинга будет дорогостоящим. Большинство средств для профилактики ВИЧ / СПИДа в Таджикистане поступает от международных доноров.

ТЕСТЫ ДЛЯ ВОЗВРАЩАЮЩИХСЯ МИГРАНТОВ

Хотя Хаитова понимает, что контролировать мигрантов таким же образом, как и определенные рискованные категории будет трудно, она по-прежнему приводит доводы за то, чтобы проверить их, прежде чем они смогут вернуться в свои родные сообщества. 

Рабочие, выезжающие в Россию, обязаны пройти тест на ВИЧ заранее, потому что таковы требования законодательства этой страны. Хаитова хотела бы видеть профилактическое тестирование в таджикских аэропортах и железнодорожных станциях, когда они возвращаются на родину. 

Она сказала, что такое тестирование должно быть добровольным, но добавила: «Многие люди говорят, что «Вы не можете заставить людей пройти тест, что это нарушение прав человека». Но разве сами мигранты не нарушают права своих жен? Есть случаи, когда молодые люди женятся на девушках, зная, что они инфицированы, но не говорят им!".

Мирзоев сказал, что нет необходимости для такой меры, так как добровольное тестирование уже доступно по всей стране.

"Есть 35 центров по лечению СПИДа в городских и сельских районах республики. Каждые два месяца они берут тесты для мигрантов, и контролируют их ", сказал он.

Базирующийся в Душанбе врач Сафарбек Насибов сообщил IWPR, что нынешнее количество тестирующих центров не достаточно для сотен тысяч сезонных рабочих.

Хайтова утверждает, что тестирование в пунктах въезда предложит мигрантам более легкий и более анонимный маршрут, который позволит им избежать потенциального позора быть проверенными в местной поликлинике.

В ответ на идею новых мер по тестированию Болтаева сказала, что о принудительных тестах не может быть и речи, и, что уже имеется законодательство, которое гарантирует анонимность для любого, кто решит проверяться в местной поликлинике. Кроме того, тестирование людей немедленно по их возвращению могло бы пропустить те случаи, когда вирус иммунодефицита человека уже присутствует, но еще не обнаруживается.

Когда IWPR предположило, что случаев ВИЧ-инфекции было бы выявлено гораздо больше, если мигранты будут подвергаться такому же тщательному тестированию, как люди в известных группах высокого риска, Болтаева отвергла эту идею.

"Данные из национального доклада показывают, что тестирование мигрантов уже проводится в довольно широком масштабе, и что заболеваемость ВИЧ-инфекцией, выявленная среди них, довольно низка", - сказала она “Таджикистан находится на сконцентрированной эпидемической стадии, где использование внутривенного наркотика - главный маршрут передачи ВИЧ”.

Большая часть усилий должна быть направлена на обуздание инфекции среди групп повышенного риска, таких как потребители наркотиков и работники секс-бизнеса, сказала она. Что касается мигрантов, следует продолжать прилагать усилия на то, чтобы следить за распространением ВИЧ-инфекции среди них, а также среди других групп населения, но и ориентироваться, прежде всего, на их обучение о вирусе, методах его передачи и необходимости избегать рискованного поведения.

Рухшона Курбанова, которая работает в таджикском офисе Международной организации по миграции (МОМ) отметила, что работой по повышению уровня информированности о ВИЧ уже охвачены сельские районы, откуда выходит большинство трудовых мигрантов, но, сказала она, нужно идти дальше.

"Речь идет не только об укреплении существующих образовательных кампаниях, но и чтобы они были систематическими", - сказала она. "Информационно-просветительские кампании должны начаться в школах. К сожалению, доклад МОМ за 2010 год показал, что только восемь процентов мигрантов слышали о ВИЧ / СПИД в школе ".

Храмгули Кодир и Зарина Эргашева, журналисты, прошедшие обучение IWPR в Душанбе.

Если вы хотите прокомментировать или задать вопросы об этой истории, пожалуйста, свяжитесь с нашей редакционной командой в Центральной Азии по адресу: feedback.ca @ iwpr.net

Health
Support our journalists