Таджикистан: независимость омбудсмена под вопросом

Уполномоченный по правам человека должен быть независимой фигурой, однако в Таджикистане его назначил президент.

Таджикистан: независимость омбудсмена под вопросом

Уполномоченный по правам человека должен быть независимой фигурой, однако в Таджикистане его назначил президент.

Sunday, 5 July, 2009
, однако аналитиков беспокоит тот факт, что это было президентское назначение.


27 мая депутаты таджикского парламента одобрили кандидатуру омбудсмена Таджикистана. Им стал назначенный президентом Эмомали Рахмоном на эту должность Зариф Ализода, бывший госсоветник главы государства по правовым вопросам.



О необходимости формирования в Таджикистане института омбудсмена заявлял президент страны еще в феврале 2008 года. Создание нового института стало реакцией на давление со стороны ООН и ОБСЕ. (Читайте Сомнения в независимости омбудсмена в Таджикистане
, RCA No. 528, 25-Jan-08.)
Сомнения в независимости омбудсмена в Таджикистане, RCA № 532, 15 февраля 2008 года.)



«Для запада… учреждение института омбудсмена является одним из индикаторов того, что республика ориентируется на демократические ценности, - сказал политолог Рашид Абдулло. – Такой стране оказывается всяческая поддержка».



Согласно закону, омбудсмен Таджикистана независим от каких-либо органов государственной власти, самоуправления или должностных лиц, а также неподотчетен им. Уполномоченный по правам человека имеет статус неприкосновенности и не может быть арестован.



Срок работы омбудсмена составляет 5 лет; один и тот же человек не может быть назначен на эту должность два раз подряд. Ежегодно омбудсмен готовит доклад о своей деятельности и о состоянии соблюдения прав и свобод человека и гражданина.



Омбудсмен будет заниматься проверкой заявлений отдельных лиц о предположительном нарушении прав человека после того, как все юридические механизмы уже использованы. Согласно закону, государственные чиновники обязаны реагировать на запросы омбудсмена.



Очень часто такие случаи включают в себя нарушения, совершенные, как утверждают, государственными чиновниками, например, сотрудниками милиции. Это неизбежно приведет к конфронтации между омбудсменом и государством.



Тот факт, что омбудсмен был назначен президентом, поднял вопросы о том, как выбираются кандидаты, солидарны они с интересами государства или народа, который они должны представлять.



Опыт наличия институтов омбудсмена в Центральной Азии предлагает две модели для Таджикистана. Модель Узбекистана, где институт омбудсмена представляет собой орудие государства, чья общественная роль оценивается многими обозревателями как не более чем ширма для скверной ситуации с правами человека в стране; и контрастирующая модель Кыргызстана, где омбудсмен представляет отчеты, осуждающие действия правоохранительных органов и других ведомств.



По мнению правоведа Шамса Гулмамадова, факт, что омбудсмен был назначен президентом, является проблемой.



Он опасается, что омбудсмен «будет контролироваться госорганами. В своих действиях он не сможет быть максимально независим, чего мы от него ожидаем».



В результате, говорит он, «несмотря на то, что омбудсмен обладает широкими полномочиями и имеет право посещать любые учреждения, остается открытым вопрос, не будут ли его проверки выборочными».



По мнению Абдулло, существующий порядок, при котором президент управляет политической жизнью в стране, означает, что омбудсмен неизбежно будет скорее посредником, чем сильной независимой фигурой.



«Для уполномоченного по правам человека чрезвычайно важно быть в состоянии улавливать тревожные сигналы, исходящие от общества, и умение донести эти сигналы до президентской власти», - сказал он.



Ализода мог быть выбран специально для этой роли.



«Он обладает опытом [ведения] позитивного диалога властей и различных ее институтов, в том числе президента и оппозиции», - сказал Абдулло.



47-летний Ализода является юристом по образованию, в период с 2003 по 2006 годы был председателем Конституционного суда. Он также занимал должности в администрации президента Рахмона – последним был пост госсоветника главы государства по правовым вопросам и личного представителя в парламенте страны.



Он также был депутатом, председательствовал в Комитете по конституционной законности, законодательству и правам человека.



Важно то, что он возглавлял группу по разработке закона об омбудсмене.



Среди кандидатов на должность омбудсмена назывались имена генерального прокурора Бободжона Бобохонова, заместителя министра юстиции Гулчехры Шариповой. Помимо этого рассматривалась кандидатура бывшего директора Республиканского бюро по правам человека и соблюдению законности Нигины Бахриевой.



Абдугани Мамадазимов, председатель Национальной ассоциации политологов, хотел бы видеть на этом важном посту независимую фигуру, не имеющую отношения к правительству, однако он отмечает, что, «как показала практика, правительство оказалось не готово к этому».



В то же время Мамадазимов признает, что Ализода имеет хорошую репутацию как законник, и он был «не худшей кандидатурой».



«Он человек гибкий и может найти консенсус между государством и гражданским обществом, что немаловажно в данной работе», - сказал он.

Support our journalists