Таджикистан: кампания по смягчению закона о религии

Спорный закон вступил в силу, однако борьба за сокращение ограничений, наложенных законом, продолжается.

Таджикистан: кампания по смягчению закона о религии

Спорный закон вступил в силу, однако борьба за сокращение ограничений, наложенных законом, продолжается.

Wednesday, 10 March, 2010
(ПИВТ) начинает новую кампанию по внесению поправок в недавно принятый закон о религии, надеясь изменить самые, на их взгляд, худшие его аспекты.



26 марта парламент Таджикистана одобрил закон о религии, разработанный, по мнению критиков, для усиления контроля над деятельностью последователей ислама (основной религии страны) и других религий.



Оппоненты принятия нового закона говорят, что законодательство, заменяющее относительно либеральный закон, принятый в 1994 году, является нарушением конституционного права человека на религиозное верование.



Сторонники принятия закона из правительства говорят, что это нонсенс. Они утверждают, что документ полностью соответствует Конституции и является сводом основных норм, детально разработанных для предотвращения роста числа радикальных религиозных группировок.



Таджикистан – единственное центрально-азиатское государство, где на законных основаниях действует ПИВТ – религиозная политическая организация. Партия назначила рабочую группу для разработки поправок в недавно принятый закон.



«Рабочая группа будет состоять из независимых экспертов, [мусульманских] духовных лиц и представителей других религиозных организаций, зарегистрированных в Таджикистане», - сказал лидер ПИВТ Мухиддин Кабири.



Ожидается, что рабочая группа представит свои рекомендации этой осенью.



«У меня есть опасения, что эти предложения не будут учтены, но мы все равно будем их лоббировать», - сказал Кабири.



Ранее партия предприняла две попытки изменить закон – в 2007 году, когда был разработан первый законопроект, и в начале этого года, когда закон поступил на рассмотрение. Обе попытки были неудачными.



Новый закон о религии также подвергся критике со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Организации объединенных наций. 3 июня главный политический аналитик комиссии США по вопросам международной религиозной свободы Катрин Косман заявила, что из-за принятия этого ограничительного закона Таджикистан окажется в ежегодном черном списке комиссии.



Несмотря на это, президент страны Эмомали Рахмон подписал закон после того, как его одобрил парламент. 15 апреля, в своем ежегодном послании президент сказал, что закон не будет изменен, и назвал его «четким и ясным».



На презентации закона министр культуры Таджикистана Мирзошохрух Асрори, чье ведомство занималось разработкой законопроекта, отметил, что поводом для этого стали «появившиеся в последнее время в обществе религиозный радикализм, нигилизм и некоторые чуждые для нашего народа течения в исламе».



Большая часть таджиков и представителей узбекского меньшинства страны являются суннитами, в южной части страны – Горном Бадахшане – проживает община исмаилитов, а представители славянских национальностей в основном исповедуют православное христианство. Власти особенно озабочены ростом числа радикальных групп. Партия Хизб ут-Тахрир объявлена в стране вне закона так же, как и салафия (фундаменталистское направление в исламе), которое, однако, не является таким же крупным объединением, как суннитское фундаменталистское движение.



Недовольство критиков вызывает также тот факт, что религиозные организации должны предоставлять властям информацию об источниках финансирования и о своем сотрудничестве с коллегами из других стран, а также ограничение на строительство мечетей. Кроме того, критики недовольны тем, что дети в возрасте от 7 до 18 лет могут получить религиозное образование только с письменного согласия родителей.



Одним из основных поводов для беспокойства, который власти называют безосновательным, является запрет на отправление религиозных обрядов в общественных местах, например, государственных учреждениях.



По словам Кабири, это фактически ограничивает проведение религиозных мероприятий стенами мечетей, кладбищами и частными домами граждан. «Это может истолковываться чиновниками как запрещение молитвы в остальных, не указанных в законе местах», - добавил он.



Ходжи Акбар Тураджонзода, депутат парламента и бывший глава Духовного управления мусульман Таджикистана, говорит, что крайне важно позволить людям иметь места для молитвы, в ином случае этот закон противоречит как Конституции, так и международным конвенциям.



«95 процентов населения Таджикистана – мусульмане, и поэтому естественно создавать условия для проведения богослужения, как делается в других государствах, в том числе и немусульманских», - сказал он.



Представитель управления по делам религии при Министерстве культуры сказал IWPR, что на самом деле закон запрещает деятельность религиозных организаций в светских учреждениях страны.



«Претензии к закону являются совершенно беспочвенными, - сказал представитель управления, не пожелавший назвать свое имя. – Законом запрещено создание религиозных объединений в госорганах, государственных организациях и учреждениях, органах местного самоуправления, в образовательных учреждениях и воинских частях, но не совершение намаза [молитв] в них».



Министерство культуры создало специальную рабочую группу, рассказал IWPR один из ее членов на условиях анонимности. Целью работы этой группы является «разъяснить данный закон и убедить население, что он не ограничивает права верующих, как об этом заявляют в прессе», - сказал источник.



Неоднозначную реакцию вызвал и запрет информационной и агитационной деятельности религиозных объединений в домах граждан.



Чиновники из Министерства культуры объясняют, что это сделано для защиты граждан от вмешательства в их частную жизнь и религиозные верования.



Тураджонзода считает этот пункт излишним.



«Зачем ограничивать свободу в вопросах, которые регулируются нормами других законов?» - говорит он.



В список религиозных групп, которые обычно собираются в частных домах, входят мелкие христианские организации, имеющие целью обращение людей в свою веру. Много таких религиозных групп появилось в Таджикистане после развала Советского Союза в 1991 году.



Пастор церкви Христиан веры евангельской Андрей Давыдов сказал IWPR, что, по его мнению, это положение закона направлено против Свидетелей Иеговы.



В сентябре прошлого года суд одобрил запрет организации Свидетели Иеговы, постановив, что, помимо прошлых нарушений, организация нелегально ввозила религиозную литературу, и по этой причине ее деятельность в Таджикистане была запрещена.



Однако, по мнению Давыдова, ограничение религиозной деятельности в домах граждан имеет более широкий подтекст. «Права, гарантированные Конституцией, этот пункт так же ограничивает», - сказал он.



Тогда как власти, похоже, не намерены отступать, некоторые критики этого закона говорят, что он может дать обратный эффект и подтолкнуть недовольных мусульман вступать в ряды тайных экстремистских группировок.



Ходжи Умар, имам-хатиб мечети в столице Душанбе, предупреждает: «Все усилия властей по борьбе с экстремизмом бесполезны, так как ограничение прав мусульман может увеличить число последователей радикальных религиозных групп».



Support our journalists