Рабовладение «входит в моду» в восточном Казахстане

Бездомных похищают и заставляют работать в качестве рабов.

Рабовладение «входит в моду» в восточном Казахстане

Бездомных похищают и заставляют работать в качестве рабов.

Friday, 25 December, 2009
, что зафиксированы случаи похищения людей и принуждения к работе в качестве рабов на отдаленных фермах.



В результате расследования полицейские отдела по борьбе с организованной преступностью Казахстана освободили трех пленников, которых насильно удерживали в Абайском районе Восточно-Казахстанской области.



Айдарбек Тлеубеков, капитан полиции, задержавший «рабовладельцев», рассказал, по какой схеме велся набор подобных работников.



«Тридцатилетний сын хозяина отправлялся в город Семей (известный на русском языке как Семипалатинск), расположенный в нескольких сотнях километров от села. Представляясь полицейским, он «задерживал за пьянство» уличных бродяг и отвозил на «зимовку» (неблагоустроенный дом в степи, предназначенный для проживания пастуха)», - говорит капитан полиции.



Таким образом рабовладельцы захватили четырех человек, трое из которых были бомжами – сорокалетнюю супружескую пару и 55-летнего мужчину.



Четвертым стал 50-летний каменщик по имени Кадырали, которого рабовладельцы приняли за бездомного, так как его одежда была грязной после рабочего дня на стройке. Они напоили его и забрали с собой в село, где Кадырали сказали, что он должен отработать все выпитое – пасти скот в течение месяца.



«Когда я сопротивлялся, рвался домой, меня грозили подвесить в сарае за ноги, - рассказал потом в полиции Кадырали. – Кормили нас плохо - макароны и хлеб. Изредка – умершего от болезни барана давали. Мое терпение лопнуло тогда, когда я понял, что мне не заплатят за работу ничего».



Желая вернуться домой, Кадырали пригрозил, что сожжет всю зимовку, если его не отпустят: «Тогда мне ответили: «Иди на все четыре стороны». А куда я пойду? Ни я, ни те, кто работал со мной, не знали, в какую сторону двигаться», - говорит Кадырали.



Добраться пешком до ближайшего города было невозможно, так как степь простирается на сотни километров. Кроме этого, вокруг зимовки бродили стаи волков, иногда таскающих из отары овец.



Владельцы зимовки знали, что шансы их пленников на побег были ничтожно малы, и поэтому даже не охраняли своих работников.



«Но я отвоевал свою свободу», - говорит Кадырали, описывая, как он уговорил некоторых людей подвезти его в Семей, где сразу пошел в полицию.



По словам оперативников, если бы Кадырали не пришел к ним, они никогда не смогли бы найти зимовку рабовладельцев.



«В нашей области распространен именно подобный вид рабства, - говорит Назигуль Ахметкалиева, директор неправительственной организации «Феникс», действующей в Восточно-Казахстанской области и оказывающей помощь людям, пострадавшим от незаконной эксплуатации в неволе. – В марте 2008 года в Жарминском районе была найдена и освобождена семейная пара, удерживаемая в неволе. В мае этого года в Урджарском районе произошла аналогичная ситуация».



По данному делу все еще идут следственные мероприятия, после чего полиция должна решить, предъявлять ли обвинение хозяевам крестьянского хозяйства.



По мнению IWPR, если дело дойдет до суда, оно будет проходить по статье 128 Уголовного кодекса Казахстана «Купля-продажа или совершение иных сделок в отношении лица, а равно его эксплуатация либо вербовка, перевозка, передача, укрывательство, а также совершение иных деяний в целях эксплуатации», предусматривающей срок лишения свободы от 7 до 15 лет включительно.



Привлечение к ответственности по статье 128 - случай в Восточно-Казахстанской области редкий, так как вину «рабовладельцев» доказать сложно, а жертвы неохотно обращаются к властям за помощью.



Из трех зарегистрированных на данный момент по этой статье уголовных дел одно включало сексуальную эксплуатацию, а два других – трудовую. Четвертое уголовное дело было возбуждено по статье 133 - эксплуатация в отношении несовершеннолетних, и нарушитель был приговорен к тюремному заключению сроком на 10 лет.



По информации Министерства внутренних дел Казахстана, всего по стране по статье 128 было возбуждено 128 уголовных дел, а по статье 133 – 16.



Ахметкалиева отмечает, что в рабство попадают не только граждане Казахстана, но и люди из соседнего Узбекистана, Кыргызстана и России.



«В 2005 году в Урджарском районе был найден и освобожден гражданин России, которого частная предпринимательница держала у себя 5 лет, – говорит Назигуль Ахметкалиева. - Он строил, пас скот, жил в неотапливаемом помещении, денег не получал. Нашли его только благодаря российской телепрограмме по поиску без вести пропавших «Жди меня», в которую обратилась его мать».



Координатор проекта по противодействию торговле людьми, поддерживаемого Международной организацией по миграции, Алия Аликова говорит: «В силу географического расположения и экономического роста города и сельские регионы Казахстана стали привлекательным пунктом назначения для трудовых мигрантов из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана».



Большинство этих мигрантов приехали в Казахстан добровольно, чтобы заработать деньги для своих семей на родине.



Для людей, попавших в рабство или столкнувшихся с аналогичными проблемами, миссия МОМ открыла два специализированных приюта для жертв торговли людьми, а также горячую линию для информирования населения о рисках торговли людьми. В сотрудничестве с другими организациями миссия МОМ в Казахстане ежегодно оказывает помощь около 100 жертвам.



Хотя полицейские расследуют данные уголовные дела, они не всегда сочувствуют людям, попавшим в рабство.



По словам Елубека Оспанова, начальника отдела информации и языковой политики УВД города Семей, бездомные люди часто сами виноваты в том, что оказались в такой ситуации.



«У многих из тех, кого мы задерживаем за бродяжничество, в городе есть родственники, готовые о них заботиться. Но подобные люди выдерживают под опекой семьи максимум две недели, после чего снова сбегают. Во всем виноват алкоголизм», - говорит Оспанов.



Александр Гурин, юрист общественного объединения «Дом» в городе Семей, считает, что проблема рабства не нова и существует в Казахстане еще с советских времен:



«С начала 80-х и по 90-е годы я работал в правоохранительных органах и сталкивался с подобными случаями, - вспоминает Гурин. – Бродяг собирали в рабочие бригады, обещая им платить, но заставляли трудиться бесплатно…. По подобным случаям дела обычно не заводились, так как освобожденные «рабы» отказывались писать заявления. Возможно, на них оказывалось давление».



«То, что происходит сейчас, - наследство предыдущих годов, традиция», - заключил он.

Руководитель ОО «Дом» Майра Абенова утверждает, что растущий в Казахстане социальный раскол привел к равнодушию в обществе.



«Общество расслоилось на состоятельных и несостоятельных. Появились так называемые люди «низшего» и «высшего» сортов. Даже дети сейчас стали считать, что бомжи - это не люди, - говорит Абенова. – Думаю, что крестьянских хозяйств, в которых используется нелегальная рабочая сила, в Казахстане немало. Но общественные объединения не в силах решить эту проблему. Здесь нужно пристальное внимание прокуратуры и полиции».





Support our journalists