Обеспокоенность беспорядками на юге Кыргызстана

Милиция восстановила порядок после того, как протесты вышли из-под контроля, но данный инцидент подчеркивает наличие едва сдерживаемых межэтнических трений.

Обеспокоенность беспорядками на юге Кыргызстана

Милиция восстановила порядок после того, как протесты вышли из-под контроля, но данный инцидент подчеркивает наличие едва сдерживаемых межэтнических трений.

Extra police were bussed in to maintain order in Nookat after the crowd of demonstrators dispersed. (Photo: Ernist Nourmatov/Radio Azattyk)
Extra police were bussed in to maintain order in Nookat after the crowd of demonstrators dispersed. (Photo: Ernist Nourmatov/Radio Azattyk)
Security units were out in force following disturbances in Nookat, southern Kyrgyzstan. (Photo: Ernist Nourmatov)
Security units were out in force following disturbances in Nookat, southern Kyrgyzstan. (Photo: Ernist Nourmatov)
Protesters set fire to a house belonging to a local resident who they believe ordered the killing of a local tax official. (Photo: Ernist Nourmatov)
Protesters set fire to a house belonging to a local resident who they believe ordered the killing of a local tax official. (Photo: Ernist Nourmatov)
Interior of the house after it was gutted in an arson attack. (Photo: Ernist Nourmatov)
Interior of the house after it was gutted in an arson attack. (Photo: Ernist Nourmatov)
A nearby café was also burned down, though it is unclear whether this was deliberate. (Photo: Ernist Nourmatov)
A nearby café was also burned down, though it is unclear whether this was deliberate. (Photo: Ernist Nourmatov)
A traffic policeman on Nookat’s main street as a semblance of normality returns. (Photo: Ernist Nourmatov)
A traffic policeman on Nookat’s main street as a semblance of normality returns. (Photo: Ernist Nourmatov)
Wednesday, 2 March, 2011

Атмосфера в городе Ноокате на юге Кыргызстана оставалась напряженной 2 марта, через день после того, как толпа подожгла дом человека, который, по их мнению, заказал убийство местного налоговика.

Инцидент напомнил о том, насколько неустойчива стабильность на юге Кыргызстана после кровавых событий, всколыхнувших весь регион в июне прошлого года и приведших к гибели более чем 400 человек, разграблению и поджогу домов и зданий.

1 марта от 400 до 700 протестующих собрались в Ноокате, небольшом городке в 30 километрах от Оша, с требованием принять меры в отношении убийства заместителя начальника районной налоговой службы Сагынбека Алимбаева, который был найден 23 февраля мертвым с огнестрельными ранениями.

25 февраля милиция произвела два задержания. По просочившейся информации, задержанные назвали имя человека, который, по их словам, заказал им убийство.

Именно эта информация и вызвала протесты в Ноокате.

Сначала толпа людей, среди которых, возможно, были родственники погибшего Алимбаева, призвала власти выдать и судить предполагаемого заказчика, который, по сообщениям, находился в Узбекистане. Затем несколько человек из толпы напали на дом предполагаемого заказчика и подожгли его. Находившиеся поблизости магазины тоже были разрушены, хотя неясно, намеренно это произошло или по случайности.

Вскоре вмешалась милиция, разогнала толпу и задержала 20 человек, которые впоследствии были отпущены. Для сохранения порядка были направлены дополнительные силы безопасности.

На вопрос о том, как была допущена утечка конфиденциальной информации об убийстве Алимбаева, министр внутренних дел Кыргызстана Зарылбек Рысалиев ответил: «Ноокат – маленький населенный пункт. Там все друг друга знают. Хотим мы этого или нет, утечка информации происходит».

С одной стороны, инцидент можно рассматривать как выход из-под контроля гнева местного населения как реакции на убийство. Однако его следует рассматривать в контексте напряженной и тревожной ситуации, которая наблюдается после прошлогодних этнических столкновений между кыргызами и узбеками.

Алимбаев был этническим кыргызом, а человек, якобы стоящий за его убийством, - узбек, как и большинство населения в Ноокате.

Многие жители-узбеки неохотно отвечают на вопросы, но те из них, кто готов говорить, отмечают, что боятся повторения прошлогоднего кровопролития.

Один житель, просивший не называть его имени, сказал, что планирует уехать – скорее всего в Россию, – а этот инцидент заставил его задуматься о том, чтобы уехать как можно скорее.

«Мы с прошлого лета боимся, что здесь что-нибудь случится. Если получится – уедем в ближайшие дни», – сказал он.

Другой житель, свидетель протеста, сказал, что во время акции протеста звучали требования выселить всех узбеков с территории Ноокатского района.

Эксперты в беседе с IWPR заявили, что конфликт в Ноокате показывает, как быстро ситуация может выйти из-под контроля в атмосфере постоянного недоверия. Все это усугубляется, по их словам, тем фактом, что страна еще не решила прошлогодний конфликт, и что региональные и криминальные группировки, стоящие за ним, все еще на свободе.

«В ситуации [2010 года] не разобрались до конца и не наказали всех виновных. Сейчас конфликт находится в скрытой стадии и проявляется в виде неприязненного отношения и напряжения. Но при первой возможности конфликт проявится», - считает эксперт бишкекского аналитического центра «Полис Азия» Павел Дятленко.

Дятленко подчеркивает, что политическая арена Кыргызстана остается неустойчивой накануне президентских выборов, которые пройдут чуть более чем через полгода, и реальный риск представляют, по его мнению, «политические силы, которые хотят сорвать [политический процесс] или воспользоваться ситуацией для набора очков на мнимом патриотизме, чтобы получить голоса избирателей.

Другие комментаторы, например, политолог Асель Мырзакулова, не согласны с тем, что события в Ноокате демонстрируют слабый контроль со стороны властей Кыргызстана.

«Это сигнал скорее не этнического противостояния, а неэффективной работы власти, - говорит она. - Нужно очень осторожно выбирать меры, чтобы они не привели к ущемлению прав ни одной из представленных в стране этнических групп».

Правозащитница Турсунай Кадырова, присутствовавшая в Ноокате во время протеста, рассказала IWPR, что вначале сотрудников правоохранительных органов было очень мало.

«Если бы протестующие вступили в борьбу с сотрудниками милиции, то их, скорее всего, не удалось бы сдержать», - считает она.

Другой политолог, Марат Казакпаев, считает, что хотя ситуация имеет этническую окраску, основной задачей является устранение любых оснований к дальнейшей эскалации событий. Он уверен, что гарантия скорейшего расследования убийства Алимбаева, которого требуют протестующие, исчерпает дальнейшее развитие конфликта.

Евгения Ким и Исомидин Ахмеджанов – журналисты, прошедшие тренинги в IWPR, в Кыргызстане.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.

Kyrgyzstan
Support our journalists