Казахстанская оппозиция надеется объединить силы

Оппозиция говорит о совместной работе и намерении бросить вызов правительству, однако обозреватели сомневаются, что даже объединенные политические силы могут ослабить позиции правящей партии.

Казахстанская оппозиция надеется объединить силы

Оппозиция говорит о совместной работе и намерении бросить вызов правительству, однако обозреватели сомневаются, что даже объединенные политические силы могут ослабить позиции правящей партии.

Семь крупнейших партий оппозиционного толка, не прошедших в казахстанский парламент на последних выборах в августе 2007 года, с недавнего времени ведут переговоры о создании единого движения.

По сообщению источников в одной из партий, очередная рабочая встреча партий прошла 5 февраля, на ней было рассмотрено предложение о создании широкой группы под названием Народная коалиция за демократические реформы.

В переговорах принимают участие Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП), Социал-демократическая «Ауыл» («Село»), Демократическая партия «Ак Жол» («Светлый путь») и Демократическая партия «Нагыз Ак Жол» («Настоящий Ак Жол»), Коммунистическая партия Казахстана (КПК) и Коммунистическая Народная партия Казахстана (КНПК).

По данным сайта Центрального избирательного комитета Казахстана, в каждой из них состоит от 54 тысяч (КПК) до 175 тысяч («Ак Жол») человек.

В совокупности число членов новой коалиции может превысить 680 тысяч человек, что больше, чем 607 тысяч членов правящей партии «Нур Отан», ныне занимающей все места в Мажилисе, нижней палате парламента.

Сопредседатель «Нагыз Ак Жол» Булат Абилов озвучил инициативы, которые можно было бы осуществить в рамках новой коалиции.

В интервью сайту Zona.kz он сказал, что в знак протеста против фальсификаций прошлых выборов партиям предлагается отозвать своих представителей из местных избирательных комиссий, что снизило бы легитимность этих органов.

Он сказал также, что коалиция может начать сбор подписей за роспуск однопартийного Мажилиса и новые досрочные выборы.

Пока сторонники создания коалиции оценивают свой потенциал, есть и такие, кто сомневается в ее успехе. Они указывают на то, что в новое объединение входят несколько соперничающих организаций, у которых нет хорошей истории сотрудничества.

Еще в декабре прошлого года, когда лидер ОСДП Жармахан Туякбай впервые озвучил идею создания широкой коалиции, было много скептических откликов по поводу этой инициативы, объясняемых тем, что в коалицию собираются войти две соперничающие коммунистические партии, а также партии «Нагыз Ак Жол» и «Ак Жол», некогда представлявшие одно целое.

Также звучат вопросы о совместимости непримиримой оппозиции в лице ОСДП и таких более лояльных к власти партий, как «Ауыл».

Некоторые эксперты утверждают, что длительная консолидация таких разных политических сил вряд ли возможна.

Как заявил политолог Досым Сатпаев, «тяжело создать коалицию, если политические партии имеют разные тактики и, самое главное, разные конечные цели».

Как подчеркнул Сатпаев, «это не первая попытка объединения оппозиционных политических сил в стране. К сожалению, до сих пор у них это не получалось».

Есть и оптимистичные мнения на этот счет. На взгляд политолога Эдуарда Полетаева, в отсутствии предвыборного соперничества до 2012 года, когда пройдут следующие выборы, и в условиях тотального доминирования «Нур Отана» объединение политических партий, не прошедших в парламент, вполне возможно, так как это стало еще одним стимулом для объединения оппозиции.

«Объединение вполне возможно в виде коалиции и в отсутствие ценного приза в виде выборов, - сказал он в интервью IWPR. – Как только появится такой приз – могут возникнуть сложности».

Эльмира Габидуллина, член Совета правления Общества молодых профессионалов Казахстана, тоже считает, что объединение оппозиции вполне возможно – если это именно то, чего хотят лидеры разных партий.

«Все партии Казахстана сделаны “под одного человека”, - сказала она. – В Казахстане партии дружат по интересам их лидеров».

Габидуллина высказала более осторожные суждения в оценке влияния факта объединения на электорат.

«Если сегодня на улице спросить у людей, они не смогут ответить, чем одна партия отличается от другой», - уверена она.

Об этом говорит и Полетаев - по его мнению, по итогам опросов и исследований, казахстанцы не улавливают различия в программах многих партий.

«Многие программные постулаты оппозиционных и провластных партий практически очень похожи», - сказал он.

«Все выступают за демократическое, светское государство и так далее, то есть дьявол кроется в деталях, мало кому заметных», - добавил он.

Однако Полетаев утверждает, что если партиям не удастся объединить ресурсы, некоторые из них могут исчезнуть с политической сцены.

«Сегодня многие политические партии Казахстана из-за своей невостребованности лишены финансовых потоков, - сказал он. – Нет выборов – нет возможности найти средства для постоянного функционирования. Объединение в коалицию даст возможность таким партиям поддержать свое существование».

Другой вопрос в том, сможет ли такая политическая перегруппировка бросить вызов правящей партии.

Полетаев отмечает, что в большинстве регионов Казахстана местные власти и партийная организация «Нур Отан» тесно переплетены и часто неразличимы.

«В регионах идет полная интеграция между исполнительными органами и партийным активом, - сказал он. – Председатель регионального отделения “Нур Отана” всегда – аким области и т.д.».

«Следовательно, партия власти всегда может рассчитывать на пресловутый административный ресурс», - отметил политолог, используя популярный термин, применяемый для обозначения комплекса мер, к которым может прибегнуть правительство, чтобы обеспечить победу «своей» партии на выборах.

В этом с ним согласна и Эльмира Габидуллина.

«Возможное объединение партий, на мой взгляд, ничего не изменит на партийном поле Казахстана», - сказала она.

Даур Досыбиев, контрибьютор IWPR в Алматы.
Support our journalists