Кандидат - сюрприз от таджикской оппозиции

Оппозиционный блок решает сделать ставку на ведущую фигуру гражданского общества, а не политика.

Кандидат - сюрприз от таджикской оппозиции

Оппозиционный блок решает сделать ставку на ведущую фигуру гражданского общества, а не политика.

Oinikhol Bobonazarova, the joint opposition candidate in the Tajik presidential election. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Oinikhol Bobonazarova, the joint opposition candidate in the Tajik presidential election. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Bobonazarova with Social Democrat leader Rahmatillo Zoirov (left) as her nomination is announced. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Bobonazarova with Social Democrat leader Rahmatillo Zoirov (left) as her nomination is announced. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Islamic Rebirth Party leader Muhiddin Kabiri. (Photo: Galim Faskhutdinov)
Islamic Rebirth Party leader Muhiddin Kabiri. (Photo: Galim Faskhutdinov)

Две основные партии таджикской оппозиции решили, с кем они хотят работать против президента Эмомали Рахмона на выборах в ноябре этого года, и это был неожиданный выбор.

Вместо того, чтобы выбрать одного из своих собственных членов, Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и социал-демократы (СДПТ) договорились выдвинуть кандидатуру Ойнихол Бобоназаровой, ветерана сцены НПО Таджикистана.

Такое решение было принято 9 сентября на встрече Союза реформаторских сил, избирательной коалиции, созданной в июле, которая также включает в себя недавно основанную партию «Новый Таджикистан», «Группу-24», Национальное движение Таджикистана и «Ватандор».

Решение аккуратно обходит вопрос, какая именно из сторон оппозиции выдвигает ее кандидатуру, ведь Бобоназарова не является членом какой-либо партии.

Кроме того, она может помочь привлечь интерес тех избирателей, которые опасаются, что, в конечном итоге, ПИВТ мусульманским большинством захочет превратить Таджикистан в теократическое государство, и она придется по душе женской части электората.

"Oйнихол является внепартийной фигурой,"- сказал IWPR лидер ПИВТ Мухиддин Кабири. "Возможно, она сумеет завоевать людей, которые традиционно голосовали за другие партии".

Пока что, 65-летняя активистка гражданского общества не рассматривается как громкий политик, чьи личные амбиции смогут рассматриваться, как угроза нынешней администрации, и, следовательно, подвергнуться репрессиям.

Ранее в этом году, лидер социал-демократов Рахматилло Зойиров предложил себя в качестве единого кандидата, но его кандидатура не прошла, отчасти потому, что некоторые члены ПИВТ не поддержали эту идею.

После предложения Зойирова, государственные СМИ провели кампанию по его дискредитации, намекая на то, что он является шпионом соседнего Узбекистана, страны, с которой Таджикистан имеет сложные отношения.

Зайд Саидов, один из бывших министров правительства, был арестован в мае вскоре после объявления о создании новой партии Таджикистана, которая сейчас является частью оппозиционной коалиции. Правительство также добивается экстрадиции из Дубая Умарали Кувватова, основателя оппозиционной Группы- 24, еще одного члена блока.

Другие оппозиционные политики естественно опасаются вызвать огонь на себя и стать мишенью.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон, который находится у власти непрерывно с 1992 года, до сих пор не объявил о планах участия в выборах, однако возглавляемая им Народная Демократической партия уже заявила, что будет поддерживать его, и там, кажется, не сомневаются в том, что он будет выставляться и победит.

Юрист по профессии, Бобоназарова, была одной из первых активных участников движения за демократические реформы в последние годы советской власти.

В последние годы она работала в известных международных организациях в Таджикистане, в частности, в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Фонде Сороса. В настоящее время она возглавляет НПО под названием Перспектива Плюс, специализирующееся на защите прав человека.

Бобоназарова говорит, что ее кампания будет сосредоточена вокруг предвыборного манифеста выработанного в августе Союзом реформаторских сил, чьи планы включают передачу полномочий президента парламенту и большей децентрализации власти, так, что местные общины смогут самостоятельно избирать своих лидеров. Экономическая платформа коалиции сосредоточена на поддержке сельского хозяйства и малого и среднего бизнеса, а также решении хронической нехватки электроэнергии в Таджикистане.

Некоторые комментаторы говорят, что стратегия оппозиции, возможно, заключена в том, чтобы использовать избирательную кампанию для поднятия ее престижа, серьезно не ожидая отстранения Рахмона от власти, тем более, что у них осталось всего два месяца, чтобы попробовать сделать это.

“Возможно, что СДПТ, как и ПИВТ с определенной долей скептицизма смотрят на свои шансы. В этих условиях, поражение на выборах может подорвать реноме их лидеров, как успешных политиков. Проигрыш же внепартийного кандидата, наверняка, будет менее чувствительным», - говорит глава представительства Фонда “Евразия” в Таджикистане Равшан Абдуллаев.

Сама Бобоназарова реалистично оценивает проблемы, с которыми она может столкнуться, набирая себе аудиторию по всей стране.

“У нас нет (доступа) к телевидению. Представители оппозиции подвергаются критике со стороны государственных СМИ. Конечно, в этой ситуации будет трудно донести свою позицию”, - сказала она.

По словам Кабири, программа максимум для них – это победа. «Программа минимум – добиться хорошего результата и донести до граждан Таджикистана идеи нашей платформы. Когда она уже будет воспринята большинством, ее положения сами начнут работать”.

Следующим шагом для Бобоназаровой является обеспечение официального одобрения выдвигаться кандидатом. Коалиции будет необходимо предоставить национальной избирательной комиссии 210 000 подписей в поддержку своего кандидата до 7 октября.

Галим Фасхутдинов, контрибьютер IWPR в Таджикистане.

Tajikistan
Elections
Support our journalists