Интервью: Суд над Затокой не оставил сомнения в том, что мыслящий человек в Туркменистане – враг властей

Интервью: Суд над Затокой не оставил сомнения в том, что мыслящий человек в Туркменистане – враг властей

Monday, 2 November, 2009
29 октября Дашогузский городской суд приговорил Андрея Затоку, известного эколога и гражданского активиста за «Умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести» к пяти годам заключения в соответствии с Уголовным кодексом Туркменистана.


Активист был арестован 20 октября (читайте:
«Известный туркменский активист вновь арестован».



Скороспелое следствие и суд вызвали бурю возмущения среди общественности. Был организован ряд акций протеста и сбор подписей в его защиту.



На вопросы NBCA об этом нашумевшем «деле» отвечает Таджигуль Бегмедова, председатель Туркменского Хельсинского фонда по правам человека из Болгарии. Интервью взяла Инга Сикорская, редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану.



NBCA: Друзья и коллеги Затоки расценили это обвинение как фабрикацию уголовного дела против гражданского активиста и нарушение его прав.Насколько на ваш взгляд обоснованы эти заявления?



Бегмедова: Учитывая, что местные власти напрочь проигнорировали свидетелей обвиняемого, быстро нашли нескольких свидетелей противоположной стороны, и даже сразу же приобщили к делу медицинскую экспертизу потерпевшего, то тут явно видна фабрикация. Ведь технически в условиях Туркменистана очень трудно, особенно в дни подготовки и проведения праздников [с 26 по 28 октября в стране отмечался День независимости], приготовить так быстро все эти «доказательные материалы», и тем более найти «объективных» смельчаков-свидетелей.



Нарушение человеческих прав налицо.



NBCA: Какую опасность для властей Туркменистана могут представлять такие активисты как Андрей Затока? Ведь он жил и работал изолировано и не имел право покидать страну.



Бегмедова: Как таковой опасности нет. Просто менталитет туркменских чиновников, десятилетиями живших в условиях репрессий, таков, что они видят врага в любом более-менее самостоятельно мыслящем человеке. А если этот враг уже примелькался, и имеет досье в органах [безопасности], значит, он автоматически зачисляется в потенциально опасного члена общества.



Судя по сообщениям из Дашогуза, был приказ сверху: найти источник утечки информации из страны. И, по-видимому, местные следователи, не нашли ничего толкового как потянуть за ниточку – «эколог Затока иТуркменская Инициатива по Правам Человека». То, как следовали, отрапортовали о проделанной работе – подтверждает эти догадки.



[Туркменская Инициатива по Правам Человека – oрганизация, базирующая в Вене, которая имеет свой Интернет-сайт, где регулярно публикуются материалы о нарушениях прав человека в Туркменистане. ТИПЧ возглавляет Фарид Тухбатулин, который во время своего проживания в Дашогузе работал вместе с Затокой в Экологическом клубе. Власти подозревали Затоку в сотрудничестве с ТИПЧ.]



NBCA: Чего после случая с Андреем Затокой следует ожидать немногочисленным гражданским активистам внутри Туркменистана?




Бегмедова: Некоторого ужесточения в плане ограничения пользования Интернетом, прослушивания телефонных разговоров.



NBCA: Известная правозащитная организация Хьюман Райтс Вотч, российский правозащитный центр «Мемориал» и другие призвали туркменские власти немедленно освободить Андрея Затоку, но пока их голос не был услышан в Ашгабате.



Какие существуют эффективные международные механизмы, к которым могли бы прислушаться туркменские власти?



Бегмедова: Давайте посмотрим какова ситуация в Туркменистане в данный момент. Точечные изменения, на «ура» принятые Западом, лишь декларируются, и то с прицелом на Запад. «Дебашизации» не произошло, а культ личности Туркменбаши постепенно заменяется культом нового лидера – Бердымухаммедова.



Как в театре: сценарий тот же, только сменены декорации и главный актер. Населению продолжают внушать, что судьба страны не может быть в руках народа, что все зависит от «богоизбранного». А думать иначе – кощунственно.



Учитывая многочисленные факторы, в том числе и авансовые реверансы международных организаций Туркменистану, длящиеся более двух лет, сейчас наиболее эффективными могут стать экономические рычаги. Эти шаги можно подкрепить, с учетом местной специфики, ограничением возможности высоких туркменских чиновников в поездках в развитые страны. Ну и как наиболее сильный механизм, отказ в приглашениях первых лиц Туркменистана в эти страны. Но для такого механизма, у ведущих держав в свою очередь тоже должна быть серьезная политическая воля, которая, к сожалению, в данный момент убаюкана геополитическими интересами.



(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии, с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществлялся с августа 2006 года по сентябрь 2007 года, во всех пяти странах региона. С новым финансированием, служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)

Turkmenistan
Support our journalists