Грузия: природоохранное ведомство теряет функции

Ограничение функций министерства может привести к растрате природных ресурсов, - говорят защитники природы.

Грузия: природоохранное ведомство теряет функции

Ограничение функций министерства может привести к растрате природных ресурсов, - говорят защитники природы.

Ecologists fear that handing over forestry to the economy ministry will open the way to untrammelled commercial exploitation. (Photo: Giorgi Kupatadze)
Ecologists fear that handing over forestry to the economy ministry will open the way to untrammelled commercial exploitation. (Photo: Giorgi Kupatadze)
Friday, 25 February, 2011

Грузинские экологи заявляют, что намерение властей раздробить министерство охраны окружающей среды, делегировав большую часть его нынешних функций другим ведомствам, ставит под угрозу природные ресурсы и биоразнообразие страны.

Согласно внесенному в парламент 22 февраля проекту реструктуризации министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов, оно лишится функции контроля за природными ресурсами в пользу министерства энергетики; защищенные территории перейдут в ведение министерства экономики и устойчивого развития, а решением вопросов, связанных с защитой береговых систем, займется министерство регионального развития и инфраструктуры.

С поручением разработать план реорганизации природоохранного министерства президент Михеил Саакашвили обратился к правительству в декабре прошлого года, утверждая, что в этом ведомстве – в частности, в его лесном департаменте – царит «системная коррупция».

О предстоящих изменениях объявил 8 февраля премьер-министр Николоз Гилаури. В ведении реорганизованного министерства по охране окружающей среды «останутся лишь вопросы, связанные с охраной природы и экологией», - сказал он.

Природоохранные организации призывают власти приостановить процесс реорганизации и провести общественные дебаты по этому вопросу.

14 февраля 29 «зеленых» организаций опубликовали совместное заявление, в котором они выражали недовольство по поводу того, что обществу не объясняется причина готовящихся преобразований. Обусловлены ли они «желанием искоренить недостатки, названные президентом, или же это продолжение тенденции последних лет, заключающейся в игнорировании природоохранных требований»? - спрашивали НПО.

Они предупреждали, что в результате реформы леса Грузии станут рассматриваться просто как коммерческий ресурс, а с включением агентства по защищенным территориям в состав министерства экономики вопросам сохранения экосистем не будет уделяться должное внимание.

«Заявление членов правительства создает впечатление, что защищенные территории они считают только одним из средств развития туризма», - заявили НПО.

Новым доказательством расточительного отношения властей к природе считает реорганизационные планы Каха Бахтадзе – менеджер программ Кавказской сети природоохранных организаций.

«Развитие либеральной экономики, которое декларируют своей целью власти Грузии, предусматривает максимальное использование ресурсов. Но Грузия богата многообразием ресурсов, а не их количеством. Такое неосмотрительное использование природных ресурсов в будущем приведет к тяжелым последствиям, которые перевесят все выгоды, полученные государством от их эксплуатации», - сказал Бахтадзе.

Апеллируя к Орхусской конвенции ООН 1998 года, которая поощряет вовлеченность общественности в процессы принятия решений, касающихся окружающей среды, Орхусский центр Грузии и другие природоохранные организации призвали правительство страны обеспечить широкое общественное обсуждение предложенной им реформы.

Аргумент, который предъявляют власти, звучит так: реформа позволит министерству охраны окружающей среды сосредоточиться на выполнении того, что является его главным призванием.

«У министерства… появится более жесткая функция контроля, так как оно будет фокусироваться на вопросах охраны окружающей среды… и уже не будет заниматься вопросами лицензирования и продажи природных ресурсов», - заявил премьер Гилаури.

«Это та формула, которую мы согласовали со всеми, и она будет более эффективной».

Сомнительной представляется эта «формула» экспертам. По их мнению, в случае ее задействования министерство станет «беззубым», тем более что инспекция по охране окружающей среды, до сих пор являвшаяся одним из его основных механизмов контроля, должна быть переведена в министерство энергетики, а потом – и вовсе ликвидирована.

«Непонятно, какая роль в этой ситуации отводится министерству охраны окружающей среды, - сказал Бахтадзе. – Получается, что оно будет лишь осуществлять контроль за загрязнением воздуха, но и тут в разработке регуляций будут задействованы другие министерства».

23 февраля НПО встретились с представителями парламентского комитета по вопросам защиты окружающей среды и природных ресурсов, которые пообещали им позаботиться о том, чтобы вниманию законодателей предложенный правительством проект предстал в более детализированном виде. Но тут же они предупредили, что серьезных поправок, скорее всего, в документ внесено не будет.

Нино Харадзе, корреспондент Радио Свобода в Тбилиси 

Georgia
Support our journalists