Детский труд в Горном Бадахшане

Массовый отъезд взрослого населения на заработки из этого горного региона Таджикистана добавил работы их детям.

Детский труд в Горном Бадахшане

Массовый отъезд взрослого населения на заработки из этого горного региона Таджикистана добавил работы их детям.

Tuesday, 7 July, 2009
, когда мальчику был год от роду. С тех пор 10-летний Самад не видел отца.



«Раньше папа отправлял нам деньги, а в этом году мы еще ни разу ничего не получали от него», - говорит Самад.



Мальчик живет с матерью и дедом в Барвозе, недалеко от Хорога, самого крупного города Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), что на юго-востоке страны.



Из-за того, что кормилец семьи не живет с ними, Самад вынужден работать.



«Я помогаю сеять пшеницу и картофель, пасу в горах скот, таскаю воду из реки, рублю дрова в лесу, - рассказывает он. – Но я всегда стараюсь учить уроки, которые задали в школе».



Он признается, что устает, но считает, что ему «надо помогать маме, ведь она часто болеет. Да и дед уже старый, не может много работать».



Жизнь 12-летнего Фарида похожа на жизнь Самада. Если он не смотрит за животными, то работает на участке земли или рубит дрова. Он тоже старается не пропускать занятия в школе.



Фарид живет с бабушкой и дедушкой, так как его мать и отец работают в России уже несколько последних лет.



Гулос Рахматшоев, координатор программы «Защита прав работающих детей мигрантов в ГБАО Таджикистана», сказал IWPR, что в стране тысячи детей находятся в похожем положении.



По данным ЮНИСЕФ, 28 процентов детей от 5 до 14 лет в Бадахшане занимаются тяжелым трудом. Это самая высокая цифра по всему Таджикистану.



В 1993 году, вскоре после получения независимости, Таджикистан ратифицировал Конвенцию о правах ребенка, взяв на себя тем самым обязательства по соблюдению прав и интересов детей.



В 2003 году правительство страны утвердило Национальный план по защите прав ребенка. Целью этого плана является повышение уровня жизни детей, информирование государства и общества об их обязанностях по защите прав детей, и особенно детей из социально-уязвимых групп.



Реализация этого плана заканчивается в 2010 году, но мало кто знает о его наличии, сообщает Джамол Худододов, председатель Детского фонда «Возрождение».



РАБОТА ПО ДОМУ ИЛИ ТЯЖЕЛЫЙ ТРУД?



Стандарты Международной организации труда (МОТ) различаются в зависимости от различных типов работы, выполняемой детьми. Согласно этим стандартам, легкую работу можно поручать детям, достигшим 12-13 лет, более тяжелую работу – детям с 14-16 лет, а виды работ, квалифицирующиеся как «опасные», недопустимы до 18 лет.



Национальное трудовое законодательство Таджикистана, между тем, разрешает полную занятость подростков с 16 лет. С 14 до 16 лет они могут работать только 2-2,5 часа в день.



По таджикскому законодательству, принятие на работу детей и получение прибыли от их труда также считаются уголовно наказуемыми деяниями.



Это касается тех, кто привлекает детей на работу в крестьянских хозяйствах в других частях страны. Однако в Бадахшане главная проблема в том, что дети помогают родителям вести хозяйство, говорит Манучехр Холикназаров, руководитель областного филиала Бюро по правам человека и соблюдению законности.



В конвенцию МОТ не входит труд детей по дому или участие в семейном бизнесе. Однако такая работа не должна оказывать влияние на их здоровье или мешать получению образования.



В Бадахшане многие работающие дети из сельской местности подпадают под эту категорию. Другие дети, работающие на рынках в таких городах как Хорог, подпадают под категорию детей, выполняющих оплачиваемый труд.



Жизнь в Бадахшане, большой, но малонаселенной автономной области на Памире, всегда была тяжелой. Экономика в регионе практически полностью сельская, и хотя жители выращивают картофель, пшеницу и табак, отсутствие пригодной для обработки земли и жесткие климатические условия заставляют жителей рассчитывать только на домашний скот.



В такой обстановке родители считают нормальным и приемлемым использовать помощь детей.



В последние годы необходимость в детском труде стала еще острее из-за массовых отъездов взрослой части населения, особенно мужчин, на заработки в Россию и Казахстан. Некоторые из них, такие, как родители Самада и Фарида, в итоге остаются там на более или менее длительные сроки.



По словам Камчибека Насиллобекова, директора государственного унитарного предприятия по внешней трудовой миграции «Бадахшонхоричакор», предоставляющего услуги по трудоустройству граждан за рубежом, 24 тысячи человек или 12% населения Бадахшана сейчас работают за границей.



Начальник отдела областного управления Агентства по соцзащите, занятости населения и миграции Мамадкарим Назиров сообщил, что по разным оценкам за границей находится 25% экономически активного населения страны.



Все это сказалось на объеме труда, оказавшегося на плечах детей.



Например, в кишлаке Шохиризм Рошткалинского района ГБАО 150 из 400 жителей, в основном молодых мужчин за последние 2 года уехали в Россию. Директор местной школы Сарвар Мансуров говорит, что в соседних кишлаках Синдев и Сежд ситуация такая же – там уехали 140 из 370 и 300 из 1000 жителей, соответственно.



Зарчабек Зарчабеков, председатель дехканского хозяйства в селе Шохиризм, говорит, что недостаток рабочей силы восполняют дети.



«Больше этого делать некому, - говорит он. – Дети действительно выполняют тяжелую физическую работу, но как решить эту проблему, никто не знает».



РОСТ ПРОБЛЕМ СО ЗДОРОВЬЕМ У ДЕТЕЙ



По словам докторов, у детей имеются проблемы со здоровьем из-за того, что они занимаются тяжелой работой. В силу этого их работа, согласно стандартам МОТ, может подпадать под определение «опасной».



Наргис Булбулсаидова, врач-педиатр Центра здоровья Хорога, говорит, что у многих детей, живущих в ГБАО, наблюдается деформация костной системы, болезни внутренних органов, грыжи и другие болезни. По ее наблюдениям, сельские дети в своем физическом развитии отстают от городских сверстников.



«Они морально подавлены, у них наблюдается хроническая усталость», - добавляет она.



Врач-психиатр Мусо Мардонов говорит, что отсутствие родителей плохо сказывается на психическом здоровье детей.



«Даже дедушки и бабушки не заменят для них родителей, - говорит Мардонов. – Дети мигрантов годами живут без них, и, чтобы привлечь к себе внимание, многие из них становятся наркоманами».



Через Бадахшан, граничащий с Афганистаном, проходит основной маршрут героинового трафика. Побочный эффект этого наркотрафика в том, что на этом этапе своего следования героин дешевый. Объем его потребления среди местного населения увеличился.



Мардонов также отметил, что эти дети чаще своих ровесников идут на преступления, потому что они более уязвимы в психологическом отношении.



«Тяжелый физический труд и отсутствие родителей приводит к тому, что многие из этих детей находятся в состоянии постоянного стресса и депрессии, - говорит Мардонов. – Официальной статистики нет, но имеются факты и попытки суицида, совершенные детьми мигрантов».



НАКАЗАНИЯ И РЕФОРМЫ



Хушомад Алидодов, заместитель председателя областного отделения Социал-демократической партии Таджикистана, рассказал, что тяжелым физическим трудом дети начинают заниматься с 6 лет.



«Никто из тех, кто принуждает детей к тяжелому труду, так и не был еще наказан, - сказал он. – Власти должны привлекать к ответственности тех, кто использует детский труд, а детей мигрантов должны поддержать органы местного самоуправления».



По словам Алидодова, эти дети не получают гуманитарную помощь, так как считается, что их родители зарабатывают большие деньги. «Но насколько деньги мигрантов расходуются на благо их детей, никто не знает», - добавил он.



До недавних пор денежные переводы от рабочих мигрантов были основным источником дохода для большинства таджикских семей, однако экономический спад в России и Казахстане негативно сказался на объеме работы для таких мигрантов. За первый квартал текущего года объем переводов в Бадахшан составил чуть более 4,8 миллиона долларов, что на треть меньше, чем за тот же период 2008 года.



Анджирбегим Макбулшоева, секретарь Комиссии по делам несовершеннолетних при Управлении образования местных органов власти ГБАО, считает, что в первую очередь ответственность за таких детей должны нести их родители.



«При желании можно заработать и на Памире, если хорошо трудиться, - считает она. – Если родители хотят работать в России, им нужно брать с собой и детей».



Житель кишлака Сежд Атохуджа Шафтолиев не согласен с такой точкой зрения. По его мнению, главной причиной того, что родители не берут детей в Россию или другие страны, является то, что там детей трудно устроить в школы и детские сады.



«Только их возвращение решит проблему детского труда, - считает он. – Но сегодня в кишлаках не хватает земли и скота, поэтому решить этот вопрос практически нереально».



Правами детей в Бадахшане занимается целый ряд правительственных и неправительственных организаций. Макбулшоева говорит, что власти готовы сотрудничать с неправительственным сектором в этом вопросе; Джамол Худододов из фонда «Возрождение» считает, что это очень важно.



«Чтобы решить проблему детского труда, нужно объединить усилия всех секторов общества», - говорит он.



На сегодняшний день большая часть работы финансируется международными донорами, например, МОТ, которая выделяет деньги на программу «Защита прав работающих детей мигрантов в ГБАО». Она реализуется в Шугнанском и Рошткалинсокм районах ГБАО, а также в Хороге. Программа охватит 500 детей в возрасте до 18 лет. Дополнительно в ней будут участвовать еще 3 тысячи детей.



По словам ее координатора Гулоса Рахматшоева, программа реализуется для повышения осведомленности работающих детей о своих правах, а также знаний в этой области у представителей общественности и чиновников.



«В случае успешной реализации программы донорам будет предложен проект создания в ГБАО Детского центра, который займется обучением детей мигрантов иностранным языкам, информационным технологиям, основам бизнеса и правовым вопросам», - сказал Рахматшоев.



(Все имена детей в статье были изменены по этическим соображениям.)
Support our journalists