Центральную Азию ожидает неурожайный год

Нашествие саранчи, дефицит воды и растущие цены на продукты осложняют жизнь в регионе, где нелегко и в лучшие времена.

Центральную Азию ожидает неурожайный год

Нашествие саранчи, дефицит воды и растущие цены на продукты осложняют жизнь в регионе, где нелегко и в лучшие времена.

, которая уже пострадала от маловодья, недостатка электричества и испытала на себе последствия повышения мировых цен, пришла еще одна беда – нашествие саранчи, что заставляет сомневаться в способности региона прокормить себя.



Некоторые части Центральной Азии, в частности, юг Таджикистана, почти ежегодно страдают от нашествий саранчи. Аномально жаркую весну называют причиной интенсивного размножения марокканской саранчи в этом году.



Несмотря на то, что зима во всем регионе была крайне холодной, наступившее тепло стало причиной быстрого выгорания травы, что вынуждает полчища насекомых мигрировать быстрее в поисках пищи. Из-за этого возникли опасения, что попытки сдержать процесс распространения насекомых будут недостаточны, и саранча нанесет ощутимый вред посевам.



По последним данным, на юге Казахстанa от саранчи пострадало уже 200 тысяч гектаров земель, что нанесло урон животноводам этой области. Отсутствие кормов вынуждает фермеров продавать скот за бесценок.



В Кыргызстане, по данным Министерства сельского хозяйства, химической обработке от саранчи подлежат свыше 80 тысяч гектаров земель. При этом в распоряжении Министерства нет самолетов для распыления химикатов, что вынуждает привлекать к обработке частные компании.



Точных данных из Узбекистана нет, но известно, что в Таджикистане площадь заражения насекомыми составляет 150 тысяч гектаров. Представители Организации объединенных наций в Душанбе уже заявили, что стране требуется немедленная помощь для борьбы с вредителем, ареал распространения которого вырос практически в четыре раза по сравнению с прошлым годом.



ООН выделяет 13 миллионов долларов США для обработки полей, однако подчеркивает, что страна нуждается в 25 миллионах, чтобы обеспечить сохранность посевов.



Политолог Рашид Абдулло утверждает, что борьба с саранчой в регионе крайне неэффективна по причине отсутствия согласованных действий всех стран.



«В советские времена эта проблема решалась комплексно совместно со всеми республиками региона и соседним Афганистаном, - сказал он. – Сейчас же каждая сторона решает свои проблемы самостоятельно, исходя из своих интересов и собственных финансово-экономических и технических возможностей».



В этом году нашествие саранчи пришлось на время, когда некоторые центрально-азиатские страны еще не оправились от последствий тяжелого энергетического кризиса, вызванного аномальными зимними холодами. Потерпев экономический урон примерно в 850 миллионов долларов, правительство Таджикистана было вынуждено просить международную финансовую помощь в начале февраля этого года.



Рост цен на продовольственные товары осенью прошлого года сильно ударил по самым бедным странам Центральной Азии – Кыргызстану и Таджикистану, больше половины населения которых проживает за чертой бедности. Прошлой осенью цены на хлеб возросли на 200-300 процентов.



Кроме этого в Казахстане – основном поставщике зерновых в регионе – был введен запрет на экспорт зерна, чтобы сдержать рост цен на внутреннем рынке в условиях растущих мировых цен на нефть и продовольствие. Запрет был введен в апреле, и ожидается, что отменен он будет только в сентябре, что ставит таких соседей, как Кыргызстан, в крайне сложное положение.



Жумакадыр Акенеев, экс-министр сельского хозяйства Кыргызстана, говорит, что на данный момент запасы пшеницы в стране составляют около 60 тысяч тонн, что намного меньше ежемесячной нормы. Согласно законодательству Кыргызстана, продовольственная безопасность считается обеспеченной, если уровень запасов государственного материального резерва покрывает 90-дневную потребность социально уязвимых слоев населения в основных продуктах питания. Это означает, что Кыргызстан должен иметь в резервах по крайней мере 250 тысяч тонн пшеницы.



«В настоящее время существует потенциальная угроза зерновой безопасности», - сказал Акенеев.



Президент Кыргызстана Курманбек Бакиев заручился поддержкой Казахстана в вопросах экспорта зерна и муки во время своего недавнего официального визита в Астану, однако продовольственные запасы страны на исходе, а обещанных поставок зерна пока не было.



«Все уповают на то, что Казахстан выделит 300 тысяч тонн продовольственной пшеницы, так как существует устная договоренность между президентами двух стран, - сказал Акенеев. – Но нужно реально признать, что сегодня нет официальных контрактов о поставке в Кыргызстан этого объема».



Он добавил, что на три месяца, то есть до нового урожая, стране требуется 300 тысяч тонн зерна.



Акенеев считает, что сложное положение можно исправить в будущем, если правительство будет покупать пшеницу у частных фермеров внутри страны по выгодной для них цене. Низкие закупочные цены на пшеницу, установленные в республике на протяжении последних лет, сделали невыгодным ее выращивание, и крестьяне заметно сократили площади под эту культуру.



Сложно сказать, насколько реальна вероятность того, что Кыргызстан сможет обеспечить свою продовольственную безопасность, поскольку не известен точный объем посевных земель. По официальным данным, в Кыргызстане числится свыше 780 тысяч гектаров орошаемых земель, но, по словам представителей Минсельхоза, реальная цифра гораздо меньше.



Глава Министерства сельского хозяйства Арстанбек Ногоев предлагает создать в республике национальный буферный запас зерна, когда правительство заключает фьючерсные договора с фермерами. По плану, включенному в проект «Агропродкорпорация», этот запас будет составлять 150-200 тысяч тонн пшеницы.



Такой национальный запас позволит государству контролировать колебания цен на рынке за счет проведения продовольственных интервенций, и смягчать последствия колебания рыночных цен.



Примером подобных интервенций является продкорпорация Казахстана, которая контролирует семь миллион тонн зерна, или 25 процентов всего выращиваемого в Казахстане зерна. «Только создание в Кыргызстане аналогичной структуры позволит защитить внутренний рынок от спекуляции и от колебаний на мировом рынке и в целом позволит обеспечить страну собственными эндогенными продуктами питания в нужном объеме», - сказал Ногоев.



Кыргызстан ежегодно импортирует около 30 процентов потребляемой пшеницы из Казахстана, а Таджикистан приобретает свыше 40 процентов казахстанской пшеницы. Причина в том, что большая часть орошаемых земель в стране отдана под хлопок, наиболее прибыльную культуру.



Некоторые экономические эксперты считают, что стране следует сократить производство хлопка в пользу выращивания зерновых.



Однако политолог Парвиз Муллоджанов отметил, что даже в случае принятия экстренных мер по перестройке сельского хозяйства, реальная отдача будет лишь спустя несколько лет, тогда как продовольственный кризис ощущается уже сегодня.



Политолог нарисовал мрачную картину того, что может случиться, если пик роста цен придется на осень и зиму, когда наиболее вероятны традиционные для этого сезона перебои с электроэнергией. «Уже сочетание этих двух факторов способно максимально обострить социальные противоречия в большинстве стран региона, в том числе в Таджикистане», - сказал он.



Шансы на получение хорошего урожая в Центральной Азии уменьшаются в этом году еще и из-за крайне низкого уровня воды в реках и водохранилищах. Аномальные продолжительные зимние морозы и высокое потребление электроэнергии заставили правительства Таджикистана и Кыргызстана увеличить водоспуск из водохранилищ в этом году.



Сейчас уровень воды в Токтогульском водохранилище Кыргызстана, которое поставляет 40 процентов потребляемой электроэнергии, находится на критически низкой отметке. Даже в столице Кыргызстана Бишкеке отключения электричества длятся по 13-14 часов. По заявлению властей, уровень воды в реках как минимум на 50% ниже нормы для этого времени года из-за малого количества осадков и медленного таяния снегов.



Баратали Кошматов, генеральный директор департамента водного хозяйства Министерства сельского хозяйства, сказал IWPR, что фермерам было рекомендовано сеять сельхозкультуры, потребляющие мало влаги, чтобы сберечь воду.



Дефицит поливной воды заставляет резко сокращать посевные площади хлопчатника, риса и пшеницы в странах, расположенных в низовьях центрально-азиатских рек – в Казахстане и Узбекистане. В Казахстане под угрозой находятся около 450 тысяч гектаров орошаемых земель, а в Узбекистане – свыше трех миллионов гектаров.



Недостаток воды и негативное влияние этого на продовольственные и товарные культуры не обошли стороной ни одну центрально-азиатскую страну. Однако Казахстан и Узбекистан могут, по крайней мере, импортировать недостающее продовольствие благодаря запасам нефти и газа. Ни у Кыргызстана, ни у Таджикистана такой возможности нет.



Фируз Саидов, экономический обозреватель из столицы Таджикистана Душанбе, считает, что мировой продовольственный кризис вкупе с другими проблемами, существующими в Таджикистане и Кыргызстане – энергетический и водный кризис, саранча, если говорить только об этих трех – могут иметь серьезное социальное воздействие.



«Для того чтобы обеспечить себя мукой, население будет уменьшать потребление других продуктов, - объяснил он. – Главным продуктом питания является хлеб, поэтому его недоступность сильно повлияет на снижение уровня жизни беднейших слоев населения».

Support our journalists