Бахадыр Намазов: Пытки в Узбекистане осуществляются с молчаливого согласия властей

Бахадыр Намазов: Пытки в Узбекистане осуществляются с молчаливого согласия властей

Tuesday, 2 February, 2010
, который будет представлен на предстоящей сессии Комитета Организации Объединенных наций в Нью-Йорке.



По словам Бахадыра Намазова, председателя комитета Освобождения узников совести Узбекистана из Ташкента, координатора проекта, в рамках которого был подготовлен этот альтернативный доклад, несмотря на широкое распространение пыток в местах заключения и предварительного следствия, эта тема остается самой закрытой в Узбекистане и не обсуждается на правительственном уровне.



IWPR: Что представляет из себя альтернативный доклад «Применение пыток

в Узбекистане»?



Бахадыр Намазов: Доклад подготовлен на основе материалов, собранных за последние восемь месяцев в ходе мониторинга положения прав заключенных, подследственных во время предварительного следствия, интервью с жертвами пыток, освободившимися из заключения, бесед с родственниками осужденных, отбывающих срок наказания в местах лишения свободы, а также непосредственных наблюдений правозащитников за ходом судебных слушаний. Кроме того нами были изучены официальные ответы государственных структур на жалобы о применении пыток от предполагаемых жертв, все пресс - релизы и обращения местных правозащитных организаций. Доклад занял тринадцать страниц.



IWPR: Как вам удалось провести мониторинг в местах заключения и предварительного следствия в условиях, когда для узбекских правозащитников туда доступ практически закрыт?



Намазов: Информации о жертвах пыток находящихся в заключении, были получены от их родственников и адвокатов. Эти документы наглядно отражают сегодняшнюю действительность в узбекских тюрьмах, где пытки стали обыденным явлением.



IWPR: Насколько в вашем докладе нашли отражение альтернативные факты? Ведь власти представят в Комитет ООН свой отчет….



Намазов: Национальный доклад и ответы правительства не отражают действительности и не могут быть признаны удовлетворительными, потому что власти будут показывать свои успехи, которые далеки от реальности.



Наш же доклад, основан на данных мониторинга, проведенного большой группой экспертов, Правозащитным альянсом Узбекистана, комитетом Освобождения узников совести в сотрудничестве с Узбекско-германским форумом за права человека, которые по крупицам собирали, анализировали все факты, проводили тщательное расследование и описали в докладе реальную ситуацию с применением пыток.



IWPR: Насколько трудно было проводить исследование? С какими сложностями вы столкнулись во время этой работы?



Намазов: Трудность в проведении исследования заключалась в том, что работа компетентных органов Узбекистана, где можно было бы получить официальную информацию о применении пыток засекречена. Все структуры - суды, прокуратура, милиция, стараются тщательно скрывать следы применения пыток или занимаются покровительством тех, кто выбивает показания под пытками. Независимость этих структур остается только на бумаге. Правительство игнорирует многочисленные призывы правозащитников, передать тюрьмы и колонии из ведения внутренних органов в органы юстиции, как это принято в мировой практике. Возможно, это облегчило бы доступ. В нашей стране не существует независимой комиссии, которая бы могла беспрепятственно посещать места лишения свободы для ознакомления с тем, как тюремная администрация обращается с заключенными.



IWPR: Что бы выделили в качестве основной идеи альтернативного доклада?



Намазов: Несмотря на международные обязательства Узбекистана и внесение в местное уголовное законодательство нормы, предусматривающей наказание за применение пыток, практика пыток продолжает носить систематический и рутинный характер на всех этапах задержания, включая дознание, следствие и отбывание срока наказания заключенными. Эта практика по-прежнему осуществляется с молчаливого согласия и поощрения властей. О поощрении властями пыток свидетельствует, по крайней мере, два приведенных нами факта.



Первое – это игнорирование судьями и прокурорами заявлений подследственных и обвиняемых о применении по отношению к ним пыток милицией, органами дознания и следствия. Второе – уклонение высшего руководства страны и высокопоставленных руководителей правоохранительных органов, от публичного осуждения практики применения пыток.



IWPR: Какую роль играют альтернативные правозащитные доклады на международных слушаниях? Насколько они могут повлиять на ситуацию с правами человека в Узбекистане?



Намазов: Я думаю, что такие отчеты дадут свои позитивнее результаты, ведь они указывают на реальную ситуацию в правозащитной сфере.



Поэтому в своем докладе мы приводим несколько рекомендаций нашему правительству. Во-первых, мы предлагаем провести широкие институциональные изменения, направленные на обеспечение независимости судов, независимого статуса адвокатуры, проведения истинно свободных парламентских выборов, обеспечения свободы прессы. Во-вторых, необходимо принять закон «О милиции и органах безопасности», передать пенитенциарную систему из ведения органов внутренних дел в органы юстиции.



В-третьих, незамедлительно пригласить в страну специального докладчика по пыткам и ратифицировать Факультативный Протокол и Конвенцию ООН против пыток. И, естественно, власти должны провести расследование конкретных жалоб о применении пыток, наказать виновных и проинформировать об этом правозащитников и средства массовой информации.



Несмотря на то, что Узбекистан является одной из закрытых стран мира, при желании все можно изменить. Мы верим в это.



Инга Сикорская, главный редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану, в Бишкеке.



Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией.

Support our journalists