Азербайджан-Армения: подсчет потерь

«Мы живем с чувством постоянной тревоги. Мы боимся начала новой войны».

Азербайджан-Армения: подсчет потерь

«Мы живем с чувством постоянной тревоги. Мы боимся начала новой войны».

В то время как армянские и азербайджанские солдаты продолжают гибнуть вдоль, разделяющих их линий соприкосновения вооруженных сил, наблюдатели пытаются разобраться в том, что происходит на самом деле. Должен ли этот уровень насилия рассматриваться как «нормальный» или он является признаком усугубления, существующего положения?

Война в Нагорном Карабахе завершилась в 1994 году после заключения перемирия, но мирный договор так и не был подписан. Переговоры для завершения диспута о будущем региона, продолжающиеся в течение более чем двух десятилетий, не принесли никаких результатов. С тех самых пор Карабах и прилежащие территории управляются, непризнанной мировым сообществом, армянской администрацией, которая требует признания своей независимости.

Формально Армения и Азербайджан до сих пор находятся в состоянии войны и их фундаментально противоположные взгляды о будущем Карабаха не позволяют создать общую почву для проведения дискуссий.

С 1994 года режим прекращения огня, в целом, соблюдался, хотя как на линии соприкосновения вооруженных сил вокруг Карабаха, так и на государственной границе между Арменией и Азербайджаном часто происходили перестрелки, а порой и внезапные нападения.

В последние месяцы подобные столкновения, влекущие за собой потери, стали происходить чаще, хотя, после тревожного всплеска насилия в январе, ситуация была нормализована.

Министерство обороны Азербайджана заявило, что во время столкновения на границе, произошедшего 21 апреля в Тертерском районе, недалеко от линии соприкосновения вооруженных сил, погибли пять армянских военнослужащих. Министерство обороны Карабаха предоставило об этом инциденте противоположные сведения, заявив, что потери понесли азербайджанские военные.

По данным армянской стороны, с начала 2015 года погибли около 20 служащих вооруженных сил страны.

Данные о потерях, предоставляемые противоположными сторонами часто расходятся. Например, по сообщению министерства обороны НКР, во время рейда, прошедшего в Гюлистане 19 мая, погибли все члены отряда особого назначения Азербайджана, который состоял из 15 человек. По его же информации, с армянской стороны погибли трое военнослужащих, и четвертый скончался от полученных ранений на следующий день.

По информации Азербайджана, он несет меньше военных потерь.

«Я могу официально заявить, что в этом году на фронте погибли восемь наших военнослужащих», – заявил 2 апреля в интервью информационному агентству АПА министр обороны Азербайджана Закир Гасанов.

Институт военных исследований из Баку Хазар предоставляет несколько более высокую цифру – 11 погибших военнослужащих. Исследователь этого института Джасур Сумеринли заявил IWPR, что поскольку официальные данные часто являются неверными «мы пытаемся установить число боевых потерь по частным репортажам и посредством наших личных контактов на местах».

ЭКСКАЛАЦИЯ НАСИЛИЯ?

Вопрос заключается в том, не являются ли происходящие сейчас перестрелки, чем-то более серьезным.

Азербайджанцы, проживающие в тех местах, к которым обращался IWPR, казались обеспокоенными.

«Мы живем с чувством постоянной тревоги. Мы боимся начала новой войны», – сказала 65-летняя жительница села Баш Гарванд Агдамского района, расположенного к востоку от Карабаха, Гимаят Гулиева.

По словам Гулиевой, в течение последних трех месяцев перестрелки происходят практически ежедневно.

Житель села Алибейлы Товрузского района, расположенного у границы с Арменией, Магомет Мамедов сказал, что перестрелки между вооруженными силами обеих сторон идут целыми ночами, каждой ночью с начала марта, несмотря на то, гражданские лица, по крайне мере, находятся вне непосредственной линии огня.

«Наиболее интенсивно перестрелки шли в селе в конце прошлого года, – сказал он. Сейчас они обстреливают только военные посты. Судя по шуму и видимых ночью вспышках, они используют крупнокалиберные орудия».

5-10 апреля азербайджанские военные провели у линий огня крупномасштабные ночные маневры. По источникам министерства обороны, это стало настоящей демонстрацией сил, для участия в которых были дислоцированы около 1 500 солдат, более 200 единиц бронированной техники и 20 летательных аппаратов.

По мнению Еревана, осуществление насилия продолжается на более высоком уровне, чем раньше.

27 марта министр обороны Сейран Оганян обвинил Азербайджан в применении, впервые со времени заключения договора о прекращении огня в 1994 году, крупнокалиберного оружия – минометов диаметром в 120 мм.

Сейран Оганян заявил об этом на встрече с личным представителем действующего председателя ОБСЕ, послом Анджеем Каспрчиком. Минская группа ОБСЕ, сопредседателями которой являются Соединенные Штаты, Россия и Франция возглавляют посредническую группу более 20 лет.

Руководитель пресс-службы министерства обороны Армении Арцрун Ованнисян считает, что Азербайджан несет большие потери, однако не придает эту информацию огласке.

«Азербайджан ведет гибридную войну, основной целью которой является сломить противника. Однако до сих пор в данном вопросе результат диверсий равен нулю, поскольку азербайджанской стороне не удалось хотя бы раз завоевать какую-либо позицию или передвинуть границу», – сказал он IWPR.

Руководитель Центра по глобализации и региональному сотрудничеству из Еревана Степан Григорян считает, что Минская группа ОБСЕ должна опубликовать четкие заявления, в которых будут установлены виновные.

«Пока посредники не направляют более конкретных заявлений Азербайджану, эта страна продолжит наступательные действия», – сказал он IWPR.

Однозначно, что единства мнений о том кто виноват в первом выстреле в каждом отдельно взятом инциденте или за срыв переговорного процесса на политическом уровне, не существует.

В своем выступлении 19 марта, за две недели до начала проведения его армией маневров, президент Азербайджана Ильхам Алиев высказал предположение, что армяне виноваты в том, что, в декабре прошлого года, начали проводить военные учения в Карабахе. (Смотрите: Рухнут ли перспективы мирных переговоров вместе со сбитым вертолетом?)

Он заявил, что до этого его встречи с президентом Армении Сержом Саргсяном проходили достаточно хорошо.

«Обеим сторонам казалось, что последняя встреча в Париже прошла успешно. Но спустя лишь неделю Армения устроила очередной акт провокации, начав проведение крупномасштабных военных учений … на оккупированной территории», – заявил президент Ильхам Алиев. (Смотрите: Возможно ли возобновление армяно-азербайджанских переговоров?)

На фоне разговоров об опасности начала полномасштабной войны, заявления азербайджанского аналитика Арастуна Оруджлу кажутся не столь тревожными.

«Эти акты саботажа, ночные учения, сбитый вертолет усугубляют и так уже сложные взаимоотношения между сторонами, но не ведут к крупным военным действиям, – заявил Оруджлу, который является руководителем центра Восток-Запад в Баку. – Все происходящее сейчас указывает на локализованный конфликт, [хотя] война может начаться, если Минская группа полностью проигнорирует этот вопрос или если в начале этой войны, заинтересована Россия».

Аревик Саакян, независимый журналист в Армении. Нургюл Новруз, псевдоним азербайджанского журналиста.

Conflict
Support our journalists