Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Рухнут ли перспективы мирных переговоров вместе со сбитым вертолетом?

Взаимные обвинения из-за сбитого вертолета подрывают усилия по восстановлению диалога между лидерами Армении и Азербайджана.
By Lamiya Adilgizi, Arevik Sahakyan

Когда на прошедшей неделе азербайджанские войска сбили армянский военный вертолет, то все признали это самым серьезным инцидентом – первый пилотируемый вертолет, сбитый за двадцать лет хрупкого мира.

Однако мнения аналитиков о том, приведет ли это нападение к возобновлению конфликта или не нанесет никакого вреда уже зашедшему в тупик мирному процессу, расходятся.

Министерство обороны в Баку заявило, что Ми-24 был одним из двух вооруженных вертолетов, с которых производились обстрелы позиций вооруженных сил Азербайджана, поэтому он и был сбит 12 ноября ракетой. Согласно заявлению министерства, вертолет принадлежал вооруженным силам Армении, а не Карабаха.

Армянские власти подтвердили, что все трое членов экипажа были убиты и заявили, что вертолет принадлежал военно-воздушным силам Карабаха. Они также заявили, что инцидент произошел в пределах линии соприкосновения вооруженных сил, которая формирует и границу, и линию фронта вокруг Карабаха.

Азербайджан не считается с требованиями Карабаха о независимости и поэтому не признает его отдельного воздушного пространства. Армянская администрация контролирует Карабах после завершения открытых боевых действий, которое произошло после заключения перемирия в 1994 году. Мирный договор так и не был подписан. 13 ноября министерство обороны Азербайджана подчеркнуло свою позицию о запрете полетов над «оккупированными территориями» – термин, который Азербайджан использует в отношении к Нагорному Карабаху и прилегающим к нему районам, также находящимся под контролем армянской стороны.

В ответ, президент Армении Серж Саргсян вылетел в Степанакерт на вертолете.

Директор аналитического центра Восканапат Левон Мелик-Шахназарян подчеркнул, что заявление Азербайджана было молчаливым признанием того, что вертолет был сбит во время полета над Карабахом – факт, который по его утверждению, является очевидным из расчетов полета ракеты, произведенных по видеосъемке.

Два вооруженных вертолета Mи-24 принимали участие в совместных военных учениях вооруженных сил Карабаха и Армении. В общей сложности в них участвовали 47 000 военнослужащих. Учения стали демонстрацией силы, хотя «де-факто» министр обороны Карабаха Мовсес Акопян заявил, что они не имеют отношения к росту числа перестрелок, произошедшему летом этого года, поскольку они были запланированы годом ранее.

Министр обороны Армении Сейран Оганян заявил, что стороны были заранее надлежащим образом проинформированы о совместных учениях.

«Это наглое поведение, вне всякого сомнения, получит достойный и даже немного несоразмерный ответ», – заявил он.
Инцидент произошел сразу после третьей за последние несколько месяцев встречи президентов Армении и Азербайджана, на которой они подтвердили обоюдное стремление решить спор по Карабаху посредством мирных переговоров. (Смотрите: Возможно ли возобновление армяно-азербайджанских переговоров?). Обязательство по возобновлению переговоров оказало непосредственное воздействие на снижение напряженности на участках линии соприкосновения, где за недели перестрелок были убиты, по меньшей мере, 25 человек и возникла обеспокоенность из-за вероятного возобновления военных действий.

Новость о сбитом вертолете встревожила международное сообщество, особенно Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) – основной орган, работающий для разрешения конфликта посредством Минской группы, состоящей из американских, российских и французских дипломатов.

«Никто не заинтересован в разрастании конфликта в Нагорном Карабахе. Стороны должны избегать дальнейшей эскалации и отвергать войну в качестве возможности», – написал 13 ноября на своей страничке в социальной сети Twitter американский сопредседатель Минской группы Джеймс Уорлик.

Старший научный сотрудник и эксперт по Азербайджану в Атлантическом совете Сабина Фрейзер считает этот инцидент «самой опасной точкой» со времени заключения перемирия в 1994 году.

«Есть большая вероятность того, что угроза заблуждения или тактический просчет могут стать причиной полномасштабной «войны, возникшей в результате случайности», – сказала  Фрейзер IWPR, – сбитый вертолет, по всей видимости, усилит напряженность и насилие, несмотря на то, что стороны окончательно согласовали меры по восстановлению доверия вдоль линии соприкосновения вооруженных сил и границы».

Политолог и эксперт по международной безопасности в Азербайджанской дипломатической академии Эльнур Солтанов не согласен с тем, что инцидент нанесет вред перспективам возобновленных мирных переговоров. По его мнению: «Процессу не будет нанесен вред. Поэтому больших перемен не будет».

Директор Армянского центра Национальных и стратегических исследований Манвел Саргсян тоже не обеспокоен последствиями, но по иным причинам. Он утверждает, что Карабах находится под столь продолжительной угрозой своего существования, что «там давно уже отсутствует, так называемая, «атмосфера страха».

Место падения вертолета пока не обследовано, и тела трех членов экипажа – майора Сергея Саакяна, лейтенанта Азата Саакяна и старшего лейтенанта Саркиса Назаряна не возвращены родственникам.

Пресс-секретарь Минобороны Армении Арцрун Оганесян заявил, что Армения «уже объявила о своей готовности провести международную экспертизу».

Армянская сторона обратилась в Международный комитет красного креста и ОБСЕ с просьбой оказать содействие в исследовании места крушения.  

Согласно заявлениям армянской стороны, азербайджанские вооруженные силы открывают огонь по данной местности, чтобы не допустить расследования. 

По словам Оганесяна, оценка имеет ключевое значение поскольку «изучение обломков вертолета позволит подтвердить сведения о том, что он не был вооружен».

«А если Баку не разрешает международным структурам вынести тела погибших, то здесь, наверное, комментарии излишни», – добавил он.

По мнению Фрейзер: «Разногласия между Азербайджаном и Арменией о том, был ли он вооружен или нет, еще раз демонстрируют необходимость всестороннего международного мониторинга конфликтного региона и необходимость в механизмах превенции инцидентов».

Ламия Адильгызы, азербайджанская журналистка, работающая в Стамбуле. Аревик Саакян, независимый журналист в Армении.