Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ: С РОДИНЫ НА РОДИНУ

У армян, обменявшихся с азербайджанской общиной селами и странами 16 лет назад, все еще остались теплые воспоминания о своих бывших домах.
By
-грузинской границы расположено маленькое село Дюнашох. Это - уединенное место, где часто бывают сильные ветры. Оно также часто оказывается отрезанным от внешнего мира неделями, а то и месяцами, когда единственную дорогу размывает дождями.



Тяжелая жизнь местных жителей осложняется тем, что родились они не в Дюнашохе. Прежде вся эта община проживала в селе Керкендж на северо-западе Азербайджана.



В конце 80-х, когда начался конфликт вокруг Нагорного Карабаха и отношения между Арменией и Азербайджаном резко ухудшились, жители этого армянского села начали понимать, что им следует покинуть Азербайджан, в противном случае их просто вынудят это сделать.



В то время происходил исход огромных масс людей «не той» национальности как из Армении, так и из Азербайджана.



Но вместо того, чтобы бежать и рассеиваться по пути, жители Керкенджа в начале 1989 года отправили разведывательную миссию, чтобы найти азербайджанское село в Армении, жителям которого грозила такая же опасность. Они пришли к согласию и составили уникальный план по обмену селами. В то время село, ныне называемое Дюнашохом, имело азербайджанское название Кзылшафак.



«Они побывали у нас в Керкендже, а потом я поехал с ними в Кзылшафак. Я посмотрел местность и решил, что она подойдет», - говорит Рафик Мартиросян. Он также сказал, что во время его пребывания здесь село ему показалось неплохим выбором, с большим количеством скота и хорошей землей.



Сделка состоялась, но, приехавшим в свои новые дома положение представилось не в таком розовом свете, как Мартиросяну.



Армяне из Керкенджа, 220 семейств ко времени конфликта, говорят, что им не удалось многое привезти в новое село, а азербайджанцы из Кзылшафака забрали все. «Они увезли с собой всех животных», - сказал Мартиросян.



Жизнь в Дюнашохе по сей день трудна. Многие армяне вспоминают сады и поля их бывшего села как земной рай, жалуясь на суровый климат в Дюнашохе, что в переводе означает «снежное сияние». Беженцы говорят, что оно вполне подходит к этой местности.



Большинство жителей - фермеры, производящие молоко, мясо, шерсть и яйца. Они ведут оживленную торговлю с соседней Грузией, обменивая выращиваемый в селе картофель на фрукты и орехи. Однако погодные условия сказываются, и часто 50-60 процентов урожая теряется либо из-за засухи, либо из-за проливных дождей.



В селе всего один телефон, в почтовом отделении. Однако на протяжении последних нескольких лет сельчане пользуются более доступными и надежными услугами грузинской службы мобильных телефонов.



13-летний Арам сказал IWPR, что его школа не ремонтировалась с советских времен. По его словам, в классных комнатах пол в дырках, которые закрывают партами, чтобы никто не пострадал. Комнаты отапливаются керосинками, учителей по армянскому языку и литературе, химии и биологии не хватает.



Хотя эти люди и поселились в этих неблагоприятных климатических условиях, чтобы сохранить свою общину, уехавшие на учебу редко возвращаются в село, так как в Дюнашохе нет для них работы.



Сельчане пытаются сохранить чувство единства и общее наследство. Так, они хотели дать Дюнашоху название родного села Керкенджа, но попытка оказалась неудачной. Власти отвергли их просьбы, ссылаясь на неармянское происхождение названия.



За последние годы в селе появилось несколько новоселов из других сел Армении, например, Алвард, который переселился сюда из соседнего Мецавана.



«В Мецаване невозможно иметь столько скота, сколько здесь. Пастбищ там намного меньше», - говорит он.



Но по сей день между армянами, родившимися в Армении и переселившимися из Азербайджана, существует барьер. У них различные способы приготовления еды, традиции, диалекты. Выходцы из Керкенджа предпочитают, чтобы их сыновья женились на дочерях соседей, а не на местных армянках.



Мартиросян слышал от азербайджанцев, ныне проживающих в Керкендже, что и у них есть проблемы с местным населением, которое называет их «еразы» (пренебрежительное сокращение от словосочетания «ереванский азербайджанец»).



После обмена местами жительства жители сел поддерживают контакт друг с другом. Азербайджанцы, некогда проживавшие в Дюнашохе (Кзылшафаке), даже приезжали туда.



«Им это нетрудно сделать. Они доезжают до Ирганчая [Грузия], а оттуда мы их довозим через границу до села [в Армении], - говорит житель Дюнашоха Сашик Варданян. - Они приезжают в свое село, осматривают все вокруг, утоляют чувство ностальгии и едут обратно».



Однако никто из армян еще не побывал в Азербайджане. У 79-летнего Мартиросяна там много друзей, которые предлагали повезти его в родное село, но он пока отказывается.



«Многие меня там знают. А что если произойдет что-нибудь неприятное?», - сказал он и добавил, что не хочет подвергнуть опасности своих азербайджанских друзей.



Жители Дюнашоха поддерживают связи со своим прежним селом с помощью азербайджанцев, проживающих в приграничном грузинском селе Ирганчай. Через них передаются сообщения и просьбы.



«В прошлом году мы их попросили сделать снимки Керкенджа и нашего там кладбища, и они нам их прислали», - сказал Варданян и добавил, что взамен они отправили в Керкендж фотографии с видами Дюнашоха.



Эксперт по армянским мигрантам из Азербайджана Арсен Акопян говорит, что многие стараются поддерживать контакты с местами их прежнего проживания. Он говорит, что люди часто встречаются на нейтральной территории, например, в России, и обмениваются видеоснимками своих домов. «Они освежают свою память о местах, где родились и выросли, тем самым поддерживая связь с этими местами», - сказал он.



Исследование Акопяна показало, что «компактное переселение», подобное осуществленному жителями Керкенджа, имело место и в нескольких других случаях. Например, жители села Чардахлы в Азербайджане поменялись с жителями села Зоракан в Армении, а армяне из азербайджанского села Мадраса планировали поменяться местом жительства с жителями села Шидлы в Араратском районе Армении, но осуществлению плана помешало землетрясение 1988 года. Жители Мадрасы все-таки остались вместе и основали новое село под названием Дпреван в Арагацском районе.



«Вопрос с обменом обычно решался на уровне общин. Лишь изредка в дело вмешивалось должностное лицо выше главы администрации района», - сказал Акопян.



При обмене сел жители Керкенджа и Кзылшафака подписали соглашение, обязывающее ухаживать за оставленными могилами.



С тех пор прошло уже 16 лет, а обещание выполняется обеими сторонами. Мусульманское кладбище в Дюнашохе так же хорошо ухожено, как и близлежащее армянское христианское кладбище.



На азербайджанском кладбище можно увидеть надписи на арабском и более поздние надписи кириллицей наряду с портретами усопших.



«В прошлом году из внешней ограды кладбища выпало несколько камней, - сказала 74-летняя Назик Арутюнян. - Все село собралось и восстановило ограду. А когда от одного надгробного камня отпал портрет, сам председатель размешал раствор и поставил его на место».



«Если мы не станем ухаживать за их могилами, они перестанут ухаживать за нашими».



Хотя возвращение домой - далекая мечта, Мартиросян точно знает, куда он в первую очередь пойдет, если ему суждено вернуться в Керкендж. «Первое, что я сделаю, посещу могилу родных, а затем пойду посмотреть на построенный моими руками мемориал памяти жителям Керкенджа, погибшим во второй мировой войне».



Наринэ Аветян, журналист газеты «168 часов», Ереван.