Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Чеченцы Кыргызстана против акцентирования внимания на национальности подозреваемых

Жители кыргызского города, где проживала семья Царнаевых, говорят, что неправильно бросать тень на всю диаспору.
By Altynai Myrzabekova
  • Токмок, город на севере Кыргызстана. (Фото: Kloop.kg)
    Токмок, город на севере Кыргызстана. (Фото: Kloop.kg)

Зина Абдуллаева, словоохотливая энергичная женщина, смеется, когда рассказывает, как ее с мужем засыпали просьбами рассказать о братьях Царнаевых, обвиняемых во взрыве бомб в Бостоне.


Абдуллаевы – старые друзья семьи Царнаевых из города Токмок, на севере Кыргызстана. Мать Зины и бабушка братьев Царнаевых - выходцы из одного села, которые оказались здесь после массовой депортации чеченцев по приказу Сталина в Центральную Азию в 1944 году.

26-летний Тамерлан Царнаев и его 19-летний брат Джохар подозреваются в двойном взрыве бомб во время Бостонского марафона 15 апреля, когда были убиты три человека и ранены более 180. Джохара поймали через четыре дня после мощной слежки, во время которой его старший брат погиб в перестрелке с полицейскими. Джохар до сих пор находится в больнице и его обвиняют в использовании оружия массового поражения.


Токмок, зеленый город в 70 километрах от столицы Кыргызстана Бишкека, стал центром внимания, когда была опубликована информация о том, что одно время семья Царнаевых проживала здесь.


Тамерлан Царнаев родился в Токмоке и ходил здесь в школу. Его младший брат родился в Дагестане,но, по словам Абдуллаевой, семья несколько лет провела в разъездах между Кыргызстаном и Северным Кавказом.


"Они лет 12-13 назад уехали… . Это хорошие честные люди, - говорит она. - Дети у них были очень воспитанные. Хотя когда они уезжали мальчику старшему, Тамерлану, наверное, было 12-13, а тот был маленький совсем… Ничего [плохого] про них не слышали. Они никогда друг с другом не ругались.Тихо-мирно. Заглянешь к ним: один рисует, другой - пишет. Вот такие дети были."


Пристальное внимание международной прессы застало членов чеченского сообщества в Токмоке врасплох.


"Я в шоке", - говорит Абдуллаева, добавив, что не верит, что два воспитанных парня, которых она знала, могли пойти на такое.


Как истинная мусульманка, она молится пять раз в день, но по ее словам, вера не имеет ничего общего с "убийством людей".


Чеченцы, как Абдуллаева, приветствуют журналистов, появляющихся чуть ли не ежедневно, и терпеливо отвечают на их множественные вопросы. Складывается чувство, что они стремятся показать, что они открытые люди и их небольшой диаспоре в Кыргызстане нечего скрывать.


Телевизионная съемочная группа из Ирландии прибыла в одно время с журналистом IWPR и Абдуллаева пригласила их всех войти во двор, где стоят два дома, принадлежащих ее семье, за которыми простирается огород.

Абдуллаева вспоминает самую последнюю встречу с отцом братьев Анзором Царнаевым, когда он заехал в Токмок в прошлом году.


"Он был так рад, что его сыновья учились, занимались спортом и, что его старший участвовал в каком-то соревновании. Он очень гордился ими. А теперь вот - это… Даже в голове не укладывается”,- сказала Абдуллаева.


Другая жительница, Раиса Каева, была возмущены сообщения в СМИ о том, что корни террора могут исходить из Кыргызстана.


"Как Царнаевых показали [в репортажах по ТВ], так сразу репортеры стали ездить. Журналисты мне озвучили такую версию, говорят, что с 2010 года в Кыргызстане стало больше радикально настроенных чеченцев",- говорит Каева, которая утвеждает, что все это совершенно не так.


"Чеченцы живут здесь очень мирно. Мы не отличаемся от русских, кыргызов или кого бы то ни было, - говорит она. - Мы никогда не пойдем никого взрывать".


Она говорит, что когда в их город приехали следователи из США, она им прямо в лицо сказала: “Не ищите причины в Кыргызстане, причин здесь нет".


Так же, как и другие чеченцы, Каева уверена, что братья Царнаевы полностью невиновны и что их подставили американские чиновники, которые ищут "козлов отпущения".


Одного из лидеров диаспоры раздражают попытки стричь всех под одну гребенку. Услышав, что речь идет о братьях Царнаевых и о том, повлияла ли трагедии в Бостоне на чеченцев в Кыргызстане, заместитель главы чеченской диаспоры Узбек Алиев почти отказался давать интервью IWPR, но потом все-таки согласился дать комментарий.


"Преступные элементы есть в каждой нации, - говорит Алиев. - У преступников нет ни нации, ни национальности. Поэтому неправильно обращать на это внимание и говорить "чеченцы" или "кыргызы". Преступники есть везде."


Алиев отметил, что братья Царнаевы мало времени прожили в Кыргызстане.

"Они воспитаны в американском обществе, поэтому здесь нечего искать", - говорит он.


Как и другие представители диаспоры, он особо отмечает, как они хорошо прижились в Кыргызстане.


"Здесь все мы живем в мире и согласии и у нас нет таких проблем с кыргызами. Может были единичные случаи были, но это - везде", - сказал Алиев.


Если брать во внимание историю чеченцев в Центральной Азии и то, что им пришлось пережить во время депортации, то понятно, почему они настороженно относятся к такому усиленному общественному вниманию в связи с терактами в Бостоне.


После депортации, во время которой многие лишились жизни не выдержав тяжелых условий, чеченцам дали статус поселенцев. Их строго контролировали, запрещали передвигаться больше, чем на несколько километров от своих поселений. Они должны были регистрироваться в правоохранительных органах. Их принуждали работать в колхозах или на заводах за низкую оплату.


В 1957 году их реабилитировали и многие чеченцы вернулись в Чечню. В Кыргызстане сейчас чуть больше 1700 чеченцев по сравнению с 25,000, зарегистрированными при переписи населения в 1959 году.


"Изначально чеченцы жили близко друг к другу", - вспоминает Алиев, добавив, что со временем ситуация поменялась. Например, его семья – единственные чеченцы в селе, где они проживают.

"Раньше им нужно было выживать, сохраняя свои традиции и обычаи, при таких тяжелых условиях. Наверное, поэтому они старались объединиться и поддерживать друг друга. Тем более, что ни русский, ни кыргызский они не знали и им легче было общаться на своем родном", - сказал Алиев.


После развала Советского Союза в 1991 году, была еще одна волна переезда чеченцев на историческую родину.

Но Абдуллаева говорит, что ее муж и два сына любят Кыргызстан и они остались здесь, даже если другие родственники переехали на Кавказ.


На вопрос о том, окажет ли дело Царнаевых отрицательное влияние на жизнь чеченцев в Кыргызстане, она сказала: "В глубине души я, конечно, боюсь".


С другой стороны, в ответ на вопрос, почувствовала ли она настороженное отношение со стороны других после того, как стали известны личности подозреваемых во взрывах в Бостоне, Каева категорично ответила: “Нет! Здесь, в Кыргызстане – никогда”.

Алтынай Мырзабекова – журналист, прошедший обучение в IWPR в Кыргызстане.