Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Усиленные меры безопасности в Узбекистане как часть турпакета

Туристам трудно избежать контроля властей.
By Nargiza Ryskulova
  • Хива, хорошо сохранившийся город-крепость на северо-западе Узбекистана. (Фото: Наргиза Рыскулова)
    Хива, хорошо сохранившийся город-крепость на северо-западе Узбекистана. (Фото: Наргиза Рыскулова)
  • Вид Хивы сверху. (Фото: Наргиза Рыскулова)
    Вид Хивы сверху. (Фото: Наргиза Рыскулова)

Узбекистан расположен по соседству с Кыргызстаном, но для многих это может показаться удивительным, что большинство населения с обеих сторон границы мало знают о жизни своих соседей.

Перед моей первой поездкой в Узбекистан в конце августа я не знала чего ожидать, кроме предупреждения о том, что там сильно проверяют. Но насколько сильно – мне еще предстояло узнать.

С 2010 года после столкновений между этническими кыргызами и узбеками на юге Кыргызстана, во время которых погибло более 400 человек, единственный реальный способ добраться до Узбекистана – самолет, так как передвижение дорожным транспортом не разрешается. Поэтому мне пришлось купить авиабилет.

Я ехала туда туристом на десять дней и мне не нужно было оплачивать визу, как тем, чей срок пребывания не превышает два месяца. Но, должна сознаться, что меня не оставляла мысль о том, что же ждет во время паспортного контроля и все ли будет в порядке при заполнении обязательной таможенной декларации.

Подруга, у которай я собиралась гостить в Узбекистане, предупредила, чтобы я указала точную сумму денег, которая у меня с собой, и чтобы я отметила в декларации компьютер и другие устройства, которые у меня есть. Она предупредила, что сотрудники таможни очень строго проверяют и, если кто-то забыл задекларировать какие-то вещи, то их могут просто конфисковать.

Строгие меры безопасности распространяются и на водителей, приезжающих, чтобы забрать пассажиров из зоны прилета аэропорта. По дороге на автостоянку автомобиль проверяют на наличие взрывчатых веществ. Только люди, имеющие авиабилеты, допускаются в здание терминала.

Я прилетела в страну накануне государственного праздника – Дня независимости Узбекистана, который отмечается 1 сентября.

Забудьте о массовых празднованиях. Для узбекского правительства толпы народа означают только одно – потенциальные проблемы. Поэтому Мустакиллик празднуется в разных городах в разные даты. Мне так и не довелось увидеть праздничные мероприятия.

Несмотря на такие не совсем положительные первоначальные впечатления от Узбекистана, они не ослабили моего энтузиазма увидеть древние города Хива и Бухара, сделать снимки для моего личного веб-сайта и рассказать о своей поездке друзьям.

Тем временем, список инструкций – что можно делать, а что нельзя – продолжался. Даже осмотр достопримечательностей сопровождался указаниями. Нам было сказано, что запрещено фотографировать государственные здания. В длинный список входят парламент Узбекистана, здание налоговой службы, полицейские участки и даже дорожные знаки.

Эти меры безопасности вызваны страхом перед радикальными исламскими группировками, когда еще в начале 1990-х годов президент Ислам Каримов начал подавлять религиозных лидеров, в которых он видел угрозу своему правлению.

Репрессии привели к возникновению Исламского движения Узбекистана, группы боевиков, которая в 1999 и 2000 годах пыталась прорваться на узбекскую территорию через Кыргызстан.

Но я должна сказать, что усиленные меры и тщательные проверки не дали ощущения безопасности. Скорее наоборот, чувствуешь напряжение, как будто должно произойти что-то плохое.

Знаки «Бдительность – гарантия безопасности» расклеены на стенах каждой станции метро, а также внутри вагонов поездов.

Я заметила, что когда я затрагивала тему об усиленных мерах безопасности будучи в общественном месте, мои друзья сначала обеспокоенно оглядывались по сторонам и лишь потом давали ответ. Я видела, что им было чрезвычайно дискомфортно, когда речь шла об этом. Когда я сказала, что напишу о своей поездке, они попросили не указывать их имена.

«Это легкая форма паранойи – никогда не знаешь, кто тебя слушает, даже в кафе, - говорит работник международного НПО, живущий в Узбекистане. – Ходят слухи, что «уши» местных оперативных сотрудников разведки есть везде. Почти каждый эмигрант рассказывает, что аккаунты в социальных сетях взламываются и проверяются».

Другая иностранная гражданка, работающая преподавателем, пожала плечами в ответ на мой вопрос о проживании в условиях таких строгих мер безопасности. ПО ее словам, вряд ли кто-то из ее друзей захочет поговорить со мной об этом. Как она сказала, никто не хочет играть с огнем.

По ее словам, если ты держишься в тени и живешь повседневной жизнью, жизнь в качестве иностранца в Узбекистане не так плоха.

«Мы зарабатываем больше, чем местные, цены дешевые, еда дешевая, места красивые, - сказала она.

Местные жители согласились с тем, что если вести себя спокойно и не доставлять неприятности властям, тебя оставят в покое.

«Не нужно забывать, что мы живем в авторитарной стране, - сказал мне один молодой бизнесмен. – Бизнес монополизирован и чтобы достичь успеха, нужно играть по их правилам - вот и все».

 «Лучше не задавай так много вопросов, если хочешь приехать сюда еще раз», - добавил он в шутку.

Моя последняя встреча с узбекской службой безопасности состоялось в момент моего отъезда, когда мне пришлось проходить через три паспортных контроля и тщательный личный досмотр со стороны сотрудницы, которая досконально проверила мое нижнее белье и содержимое моей косметички и сумочки.

Мне так и не довелось увидеть празднование дня независимости и был наложен запрет на фотографирование здания парламента. Но если меня спросят, хотела бы я поехать туда снова, я даже не сомневаюсь в ответе. Гостеприимство обычных узбеков, богатая национальная кухня и прекрасная архитектура компенсируют все негативные стороны поездки в Узбекистан.

Наргиза Рыскулова – контрибьютор IWPR в Кыргызстане.