Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Укрепление нисходящей иерархии в Кыргызстане

Реформы содержат много шагов назад и выглядят попыткой усилить позиции президента Бакиева
By Pavel Dyatlenko
, как, по его мнению, должен функционировать Кыргызстан – посредством плавной, но неотвратимой консолидации власти в руках исполнительной ветви, а именно – в его собственных.


Бакиев в подробностях описал свой план по совершенствованию правительственных институтов 20 октября, в своем обращении к чиновникам на республиканском совещании. Многие исполнительные функции, которые прежде исполняли премьер-министр и правительство – включая взаимоотношения с другими государствами, национальную безопасность и контроль над экономическими реформами – теперь перешли в ведомство значительно укрепленной президентской администрации. Одним из дополнительных преимуществ, по словам Бакиева, является то, что модернизация системы позволит сократить большое количество правительственных постов в то время, когда национальный бюджет переживает сильную деформацию. (Читайте Реформы в Кыргызстане укрепляют власть президента, RCA № 593, 26 октября 2009 года.)



Сама идея создания централизованной политической силы не нова; наоборот, это было характерной чертой правления Бакиева в течение всех пяти лет на посту.



Объявленные преобразования системы государственного управления направлены на достижение одной цели – усиление государственного контроля над гражданским обществом, а не его развития; укрепление вертикали исполнительной власти во главе с президентом вместо создания «разумного баланса» между разными ветвями власти; сужение политического пространства, выдавливание из него и геттоизация оппозиционных политических сил.



Данный политический курс гарантирует правящей элите политическую стабильность и дает возможность для проведения регулируемой сверху модернизации страны. В случае ее успешного проведения президент Курманбек Бакиев войдет в историю как реформатор.



Процесс фактической реализации объявленных структурных и кадровых преобразований только начался, но президент республики уже может подсчитывать полученные имиджевые дивиденды. Своим выступлением он демонстрирует в общественном пространстве стремление к исполнению обещаний, данных избирателям в предвыборном июле.



Также именно сейчас президенту нужна имитация бурной позитивной деятельности во внутриполитическом пространстве для хотя бы частичной информационной компенсации негативных последствий усиливающегося экономического кризиса, ответственность за который после президентского выступления не на кого возлагать – президент занят реформой государственного управления, а правительство ушло в отставку, чтобы дать дорогу реформам.



Сокращение численности чиновников и расходов государства на их содержание – шаги для повышения рейтинга президента, демонстрирующие заботу государства – или, скорее, самого президента – о народе в трудные кризисные времена.



Практическая результативность этих шагов находится под большим вопросом, так как реорганизация правительственных структур и трудоустройство с переобучением большого количества высвобождаемых чиновников потребует значительных ресурсов, которые будет трудно изыскать во время экономического кризиса. Если эти шаги и приведут к экономии государственных средств, то лишь спустя некоторое время.



Ряд инициатив усиливает политическую роль президента в ущерб премьер-министру. В состав Института президента будут входить государственный министр иностранных дел и государственный советник по вопросам обороны, безопасности и правопорядка.



Еще одна ветвь – Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям – сконцентрирует в руках Бакиева контроль над макроэкономическим планированием и распределением ресурсов, что является крайне важным не только для экономического развития, но и для обеспечения политической и социальной стабильности.



Возглавил агентство сын Бакиева Максим. При определенных условиях эта должность может стать для Бакиева-младшего трамплином для участия в выборах 2014 года, с плавным переходом власти от отца к сыну. (Больше об этом назначении читайте в статье Кыргызстан: «теплые местечки» для своих , RCA № 594, 6 ноября 2009 года.)



Президент Бакиев, находящийся на втором сроке правления, не может баллотироваться на этот пост в третий раз, а также, как он заявил во всеуслышание, не собирается менять существующие законы, чтобы этого добиться. Максим Бакиев, которому сейчас 32, достигнет необходимого для баллотирования в президенты возраста – 35 лет – к следующим президентским выборам. Впереди у него 5 лет для превращения в успешного политика национального уровня.



Тем временем полномочия нового премьер-министра Данияра Усенова значительно сократились по сравнению с полномочиями его предшественника. Из состава кабинета министров выведены и переданы Институту президента структуры, обладающие значительными информационными ресурсами – Министерство иностранных дел, Государственная служба национальной безопасности, Государственная служба финансовой полиции, Государственная служба интеллектуальной собственности.



Большинство оставшихся под руководством Усенова министерств и департаментов возглавляют либо их прежние руководители, либо лица, перенаправленные с аналогичных постов. Из оппозиции никого нет. Даже новоприбывшие пришли из национального или регионального уровней правительства, так что никто из назначенных не станет «раскачивать лодку».



Единственным отличием нового правительства стало то, что там много молодых управленцев в возрасте 30-40 лет.



Хотя правительство низведено до роли простого исполнителя, президент Бакиев заполнил вакуум, создав то, для чего больше всего подходит название «псевдоинституты», привязанные к его Институту президента.



Взять, например, новый Курултай или Ассамблею, который должен представлять собой платформу для дебатов среди различных слоев общества. На самом же деле его члены будут тщательно подбираться, и таким образом он станет искусственным органом, через который правящая элита станет «заигрывать» с обществом. Более того, как якобы выборная ассамблея, Курултай станет новым способом ослабления и так достаточно слабых парламентских полномочий и политической роли парламента в общественном пространстве.



Проводимая реформа государственного управления реализуется руководством страны без привлечения политических партий, представленных в парламенте республики. Это касается не только оппозиционных партий, но и президентской партии «Ак Жол», занимающей большинство мест в парламенте.



Среди назначенных на высшие должности чиновников нет ни одного партийного лидера или политика, выдвинутого политической партией, а роль «Ак Жола» сводилась лишь к выдвижению кандидата на пост нового премьер-министра республики Данияра Усенова, который сам не состоит ни в одной партии.



Уменьшение влияния партий указывает на незначительную роль политических партий в современной политической системе Кыргызстана.



Павел Дятленко, эксперт Центра «Полис Азия» в Бишкеке.