Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Узбекистан: Близкородственные браки по-прежнему распространены

By News Briefing Central Asia
Несмотря на разъяснительную работу и законодательный запрет властям пока не удается искоренить древнюю традицию заключения браков между родственниками, что приводит к рождению нездорового потомства.

Основная часть людей одобряет этот обычай, считая, что близкородственные браки более крепки и сохраняют чистоту рода, отмечают комментаторы NBCA.

Недавно Ташкентское областное управление юстиции провело семинар о вреде брачных союзов среди родственников, которые, по словам организаторов, являются причиной врожденных и наследственных заболеваний и «наносят существенный вред воспитанию физически здорового и духовно зрелого поколения».

Однако обозреватели NBCA говорят, что усиление пропаганды о вреде таких браков пока эффекта не дает. На деле официальные органы не препятствуют этому обычаю, считая его личным делом каждой семьи.

Ярыми сторонниками межродственых браков являются люди старшего поколения особенно в сельской местности, где сохранилось клановое устройство быта, и молодожены зачастую являются членами одного рода или племени.

Семейный кодекс Узбекистана от 1998 года ввел запрет на близкородственные браки среди «кровных, двоюродных, троюродных братьев и сестер, а также между дядями и тетями с племянниками», но никто не обращает внимания на этот закон.

«Я знаю множество семей, где муж и жена являются двоюродными родственниками. Это нередкое явление у нас»,- говорит наблюдатель в Андижане, на востоке страны.

Аналитики называют несколько причин, по которым молодые узбеки следуют старой традиции.

Из-за высокого уровня бедности, родственники жениха и невесты, являющиеся членами одной большой семьи могут придти к соглашению, сыграть свадьбу без уплаты калыма, необходимого по обряду денежного выкупа за невесту.

В Узбекистане, как и в других, центрально-азиатских странах, свадьбы, юбилеи, рождения детей, поминальные церемонии отмечаются пышно, с участием большого количества родственников и знакомых и сопровождаются крупными денежными тратами.

И любая экономия здесь только приветствуется.

«Родители хотят оградить молодоженов от материальных трудностей, которые переживают многие узбекские семьи,- говорит Рано, специалист в области семейных отношений из Ташкента. – «Родственникам, особенно родным сестрам и братьям, всегда легче договориться между собой».

Кроме того, широко распространена практика, так называемого «обмена», когда две семьи обмениваются дочками и сыновьями, и, с целью экономии, празднуют одновременно две свадьбы.

Во-вторых, родные молодоженов желают, как они выражаются, укреплять внутрисемейные и внутриклановые узы, и поэтому не хотят отдавать свою дочь чужим людям или брать в свою семью чужую невестку.

«Есть среди узбеков поговорка, которую они любят повторять накануне или после свадьбы: «Кизимни бегона килмадик, узимизникига бердик» [«Дочь в чужие руки не отдали, к своим ушла»], и это, так называемая психологическая установка», - рассказывает обозреватель по Узбекистану.

Комила, 19-летняя девушка из Маргилана, что в Ферганской долине не видит в этом обычае ничего предосудительного. Она два года назад вышла замуж за своего родного дядю Абдусалома и очень довольна.

«Я его [мужа] знала с малолетства, поэтому знаю все его недостатки и достоинства,- рассказывает Комила. – Меня вообще не волнует, что он на 13 лет меня старше, это даже хорошо, ибо такой неопытной женщине, как я, нужен именно такой повидавший жизнь и набравшийся опыта человек»

Комиле повезло, двое ее сыновей, рожденные в близкородственном браке, по заверению медиков вполне здоровы.

Однако большая часть новорожденных в таких семьях, как правило, имеет генетические болезни.

Специалист медицинского Центра «Матери и ребенка» из Ташкента, говорит, что самой распространенной болезнью среди младенцев, чьи родители состоят в родстве, является муковисцидоз.

Это наследственное заболевание, обусловленное мутацией гена, в результате чего поражаются все железы внешней секреции, нарушаются функций органов дыхания и желудочно-кишечного тракта.

«У нас имеются семьи, где и первый, и второй, и третий ребенок может оказаться больным», - озабочено констатирует специалист.

Мунира, практикующий терапевт из Самарканда, рассказала, что причина многих наследственных болезней кроется в совпадении части родственных генов, вредные из которых могут быть одинаковыми.

«Если они совпадут, то ребенок может родиться больным или уродливым», - отмечает врач.

По данным органов государственной регистрации в Узбекистане ежегодно заключается 250 тысяч браков, однако официальная статистика о родственных союзах отсутствует, нет и опубликованных международных исследований по этой проблеме.

Еще в феврале 2000 года узбекский президент Ислам Каримов предлагал создать в ведомствах, занимающихся оформлением гражданских документов, специальные подразделения на предмет выявления родственных отношений между женихом и невестой, чтобы предотвратить негативные последствия такого брачного союза.

Но до настоящего времени ничего сделано не было.

«Госорганы, регистрирующие такие браки, смотрят сквозь пальцы на проблему, ибо сами являются частью социума, лояльно относящегося к близкородственным бракам»,- подмечает один из узбекских обозревателей NBCA.

(NBCA - проект IWPR по созданию многоязычной службы новостного анализа и комментариев по странам Центральной Азии с участием широкого круга обозревателей по всему региону. Проект осуществляется с августа 2006 года по сентябрь 2007 года во всех пяти странах региона. С новым финансированием служба возобновляет освещение событий в Узбекистане и Туркменистане.)

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >