Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАНСКИЕ МИГРАНТЫ В РОССИИ: РЕКВИЕМ ПО МЕЧТЕ

Многих сезонных рабочих из Узбекистана не ждет в России ничего, кроме эксплуатации, насилия и убогих условий жизни.
By Ulugbek Khaidarov

В кармане убитого в Москве узбекского гражданина нашли потрепанную записную книжку, сопровождавшую хозяина в его скитаниях.


В ней – дневниковые записи молодого человека по имени Тимур Тошпулатов. В прошлом году он отправился проторенным путем из узбекистанского города Джизак на сезонные заработки в Россию.


Корреспондент IWPR ознакомился с содержанием дневника Тошпулатова в джизакском отделении Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ). Записи молодого человека рисуют страшную и неприглядную картину того, что ожидает в России нелегальных трудовых мигрантов из Узбекистана.


В записи от 27 июня звучит беспокойство узбекского мигранта за судьбу своих друзей, которые решили последовать за ним в Россию. «Мы здесь уже месяц. Говорят, что из Джизака сюда отправили еще 30 человек», - пишет Тошпулатов.


«Молю Бога, чтобы среди них не оказался Ойбек, - продолжает автор записок. - Ему будет сложно выдержать дорогу. Саня умер сегодня в больнице. Все ходили прощаться с телом. Это – уже шестая смерть в нашей джизакской группе. Пятерых сгубила водка, а шестого насмерть забили местные».


Примерно через две недели после этого погиб и сам Тимур. Его семья получила свидетельство о смерти, согласно которому тело их сына было обнаружено 11 июля 2002 года в пруду в пригороде Москвы. Из Москвы пришел также пакет с его личными вещами, среди которых и был найден дневник.


По данным ОПЧУ, из 200 жителей Джизакской области, выехавших на сезонные работы в 2002 году, 17 нашли свою смерть в разных городах России. Причины смерти различны – от болезни и алкоголизма до несчастного случая на работе. Растет и число убийств на национальной почве.


При этом эксперты полагают, что за диагнозом «смерть от несчастного случая» может скрываться смерть от рук российских скинхедов, которые в последнее время все активнее нападают на выходцев из Центральной Азии.


Семьи погибших, как правило, не в состоянии заплатить за независимое расследование по выяснению причин смерти их родных. Прежде всего необходимо репатриировать тело, а это стоит примерно 2600 долларов. По словам сезонных рабочих, только четыре из 17-ти тел были отправлены из российских моргов на родину в Джизак.


Между тем сотни жителей Джизака, несмотря на опасности, которые подстерегают их в России, продолжают выезжать в эту страну на заработки. Чаще всего они работают на российских стройках за мизерную плату. Интерес подогревают рассказы о том, как удачно удается устроиться некоторым из трудовых мигрантов. Такие случаи редки, но у трудоспособных узбеков, отчаявшихся найти себе применение на родине, нет иного выбора.


Узбекистан – аграрная страна, где большую часть рабочих мест всегда обеспечивало сельское хозяйство, ныне пришедшее в упадок. Частные аграрные предприятия, на которые в свое время возлагались большие надежды, с трудом сводят концы с концами и не в состоянии обеспечить рабочими местами большую часть населения.


Согласно оценкам ОПЧУ, с 1999 по 2002 г. около миллиона граждан Узбекистана выехали на заработки в Россию.


Весь Узбекистан охвачен экономическим кризисом, однако с особой силой он проявляется в восточной Джизакской области, где чрезвычайно засушливый климат всегда препятствовал успешному развитию сельского хозяйства. Построенные при советской власти ирригационные каналы почти совсем обмелели. Серый, пыльный Джизак – административный центр области в ста километрах от Ташкента – цветущим оазисом не назовешь.


Трудовые мигранты, с которыми удалось побеседовать контрибьютору IWPR, признались, что будут продолжать рисковать жизнью, лишь бы заработать тяжелым трудом на чужбине на пропитание себе и своим семьям. Для них беспросветная безработица и нужда – хуже смерти.


Некоторым мигрантам повезло. Зафар и Мурад шесть месяцев проработали на стройках близ Самары и Тольятти. Каждый привез домой по полторы тысячи долларов, и вскоре они вновь отправятся в Россию.


«Если начальник хороший, можно зарабатывать по 200 долларов в месяц, а нам больше и не надо», - говорят они, признавая при этом, что немногим соотечественникам удается устроиться так же хорошо. «На многих стройках платят очень мало. Только на обратную дорогу хватает, но у нас ведь нет никаких прав. Мы – нелегалы».


Отсутствие регистрации делает сезонных рабочих уязвимыми для всяческих форм эксплуатации и насилия. При этом, как отмечают семьи некоторых мигрантов, правительство Узбекистана снимает с себя всякую ответственность за их судьбу.


В прошлом году муж Хаири Наркузиевой из Джизака - Туйгун погиб от рук российских скинхедов. Хаири обратилась к местным властям с просьбой помочь ей привезти на родину тело мужа, но ей было отказано в этом.


«Областная администрация отказала мне в финансовой поддержке. Меня вытолкали за дверь со словами: “Нечего в Россию ездить на работу”», - рассказала она контрибьютору IWPR.


Продав часть скота и заняв денег у родственников, Наркузиева все же привезла из России тело Туйгуна со следами многочисленных побоев. Несмотря на явные свидетельства насильственной смерти, джизакская прокуратура отказала в возбуждении дела по факту убийства.


Противодействие трудовой миграции со стороны властей Узбекистана пока выражается лишь в форме применения мер в отношении организаторов перевозки рабочей силы за границу, которые берут немалые деньги за свои услуги. Участившиеся случаи гибели мигрантов вряд ли изменят существующее положение.


Последней жертвой стал 22-летний Бекзод Сайфуллаев, скончавшийся от ножевых ран, нанесенных ему группой фашиствующих молодчиков. Его тело было доставлено в Джизак 6 февраля.


Житель Джизака Жамол Ишонкулов, давно занимающийся нелегальной подработкой в России, признает, что его согражданам жить там далеко не безопасно. «Обычно нас всех селят в одно общежитие. То и дело сообщают, что кого-то по соседству избили или убили. Скинхеды врываются в комнаты по ночам и избивают людей», - рассказывает Ишонкулов.


При этом он считает, что лучше рискнуть, чем прозябать в нищете на родине. «Даже когда гибнет друг, домой возвращаться не хочется, - говорит он. – В Узбекистане нам ничего не светит, а там, в России, – хоть денег заработаем».


Улугбек Хайдаров – независимый журналист из Узбекистана