Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Трудные времена настали для женских кризисных центров

В связи с сокращением иностранных грантов организации, оказывающие помощь женщинам, ищут поддержку у безденежного правительства.
By Asyl Osmonalieva, Nargiza Ryskulova
  • Бубусара Рыскулова, глава кризисного центра «Сезим», беседует с нуждающейся в помощи женщиной. (Фото: Жылдыз Албанова)
    Бубусара Рыскулова, глава кризисного центра «Сезим», беседует с нуждающейся в помощи женщиной. (Фото: Жылдыз Албанова)

Несколько кризисных центров, существующих в Кыргызстане, столкнулись с проблемой выживания, так как поддержка иностранных доноров, на которую они рассчитывают, иссякает.

В отсутствие возможностей для сбора средств на благотворительные цели внутри страны единственная надежда остается на государственное финансирование.

Однако в то время, как правительство Кыргызстана само ищет экономической помощи у России и других стран для покрытия хотя бы основных статей расходов, кризисным центрам вряд ли стоит рассчитывать на финансирование.

На сегодняшний день в этом центральноазиатском государстве насчитывается 12 кризисных центров для женщин, говорит Александра Елиференко, глава Ассоциации кризисных центров КР.

Большинство из них предоставляют одиноким женщинам или женщинам, пострадавшим от домашнего насилия юридические советы и консультации, а когда необходимо, то и еду, и медицинскую помощь. Некоторые из центров могут также предоставить жертвам домашнего насилия убежище.

«У кризисных центров нет средств на содержание временных убежищ, - говорит Тахмина Ашуралиева, координатор программы по разработке механизмов защиты женщин от домашнего насилия. – Для этого нужно помещение, расходы на питание, коммунальные услуги, также необходимо платить заработную плату сотрудникам».

До недавних пор «Сезим» был единственным центром, обладающим ресурсами для предоставления приюта женщинам-жертвам насилия в Бишкеке. Еще два центра после этнических столкновений в июне этого года открылись в южных городах страны Оше и Жалалабаде. В результате этих столкновений погибли более 400 человек, многие здания были разрушены или сожжены, а по всему региону до сих пор наблюдается социальная дезорганизация.

По словам правозащитников, международные доноры, которые проводили тренинги и предоставляли гранты для открытия женских кризисных центров в последние 10-15 лет, теперь говорят, что они должны искать другие источники финансирования.

«В настоящее время поддержка международных организаций завершилась, так как международные организации считают, что это проблема государства, и именно государство должно проявлять заботу о своих гражданах», - говорит Махабат Турдумаматова, руководитель сектора по защите от насилия в семье и гендерной дискриминации при институте Омбудсмена Кыргызстана.

Турдумаматова сказала, что, согласно Национальному плану действий по достижению гендерного равенства в Кыргызстане, местные власти должны предоставлять помещение кризисным центрам и заключать с ними договоры о взаимодействии кризисных центров с местными правоохранительными органами и медицинскими учреждениями.

«Но в действительности это все не исполняется», - заключила она.

Бубусара Рыскулова, глава кризисного центра «Сезим», говорит, что ее центру помещение предоставила мэрия города Бишкека; точно так же мэрия Оша предоставила помещение кризисному центру «Ак Журок».

«Но этого мало, - говорит она, поясняя, что сейчас необходимость помогать уязвимым женщинам больше, чем когда-либо. – Сейчас, когда растет безработица, усугубляется экономическая ситуация, набирает обороты трудовая миграция, все это в комплексе приводит к стрессу, увеличению случаев семейного насилия. Поэтому международным донорам и государству необходимо поддержать кризисные центры».

В 2008 году Кыргызстан принял закон, который предусматривает эффективное сотрудничество государства с гражданским обществом.

Елиференко согласна с тем, что правительственное финансирование теперь осталось единственным выходом, но отметила, что, несмотря на принятие этого закона в 2008 году, ограниченность государственных расходов означает, что на сегодняшний день НПО могут рассчитывать на самое незначительное количество финансируемых государством проектов.

Азиза Абдирасулова, глава правозащитной организации «Кылым Шамы», согласна с тем, что центрам необходимо больше помощи от государства, но отметила, что «это проблема не только кризисных секторов, но и всего НПО-сектора Кыргызстана».

Абдирасулова считает, что Кыргызстан мог бы копировать модели, используемые другими странами, где налогоплательщики могут по желанию отдавать малую часть выплачиваемых налогов на благотворительность.

Аида Алымбаева, директора Центра социальных исследований при Американском университете Центральной Азии, считает, что с таким бедственным положением, в котором находятся государственные финансы, НПО, включая кризисные центры, не могут рассчитывать на государственное финансирование.

«Государство уже несет свою ношу, так как содержит детские дома, реабилитационные центры и финансирует другие учреждения, - сказала она. – На данный момент мы должны заниматься развитием культуры благотворительности в обществе. Ответственность за развитие такой культуры лежит на бизнесе и успешных личностях общества. Голливудские звезды оказывают благотворительную помощь и дают пример всем остальным. У нас же такие акции единичны».

Рыскулова сомневается, что организации по оказанию помощи попавшим в беду женщинам, смогут привлечь частных доноров.

«Меценатство в нашей стране вообще не развито, - говорит она. – Бывает, что люди приносят к нам в центр гуманитарную помощь, но это очень редкое явление. Богатые люди в нашей стране иногда оказывают помощь домам инвалидов, детским домам. Чаще всего кризисные центры выпадают из поля внимания меценатов и спонсоров».

Асыл Осмоналиева – журналист, прошедшая тренинги IWPR. Наргиза Рыскулова – независимый журналист в Бишкеке.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.