Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Трансгендеры в Таджикистане

Операции по смене пола – редкость, и общественные предрассудки удерживают трансгендеров от этого шага.
By Lidia Isamova

В январе этого года 21-летняя Сандра перенесла операцию по смене пола в Таджикистане. Теперь она готовится к борьбе за смену документов, удостоверяющих личность, и официальному оформлению паспорта.

«Сейчас мне надо срочно менять документы - от свидетельства о рождении до паспорта, и я знаю, что это будет трудно и долго», - говорит она.

По данным НПО, Сандра – одна из 14 трансгендеров в Таджикистане, которые решились публично заявить о себе. Реальная цифра намного выше, поскольку люди боятся открыться. Операция по смене пола, сделанная ей, вторая операция такого рода в стране.

Сандра – первый человек, который пошел на контакт со СМИ после операции.Она рассказала в интервью IWPR, что основной причиной стало желание изменить отношение людей. Смена документов - лишь часть этого процесса.

По словам Равшана Абдуллаева, директора Фонда Евразия в Таджикистане, у трансгендеров «очень много проблем, это стигма и дискриминация, и еще – нет механизма замены документов».

По словам Абдуллаева, в общественном воображении членов сексуальных меньшинств путают с педофилами. Но при этом, говорит он, «публично их осуждая, многие в личных беседах признаются, что относятся к ним спокойно».

Американский Хартланд Альянс за соблюдение прав человека и удовлетворение потребностей человека придал большое значение выпуску документации в отчете за 2013 год, поданном в Комитет по правам человека ООН.

«Трансгендеры, живущие в Таджикистане, не имеют доступа к медицинским услугам, необходимым для них, - говорится в отчете. - По этой причине они вынуждены уезжать за рубеж для получения лечения. Государство, однако, не признает гендерную идентичность человека, что делает невозможным получение паспорта отражающего сексуальный пол трансгендеров. При пересечении границы и в любых других ситуациях, требующих государственной проверки документации, трансгендерые люди уязвимы к унизительным посягательствам в их личную жизнь и другим формам надругательства».

Отчет Хартланд Альянса приводит в пример человека из Таджикистана, женщину, которая подвергалась досмотру с полным раздеванием каждый раз, когда она летела в Москву на операцию по смене пола и послеоперационное лечение. По словам работников, они подозревали ее в перевозке наркотиков.

Отчет убедительно просит ООН оказать давление на правительство Таджикистана по внедрению правовых методов по смене половой принадлежности в государственных документах.

По существующему законодательству Таджикистана, трансгендерные люди могут поменять паспорт, только если представят медицинский документ о том, что прошли операцию по смене пола. Это автоматически исключает тех, кто не подвергался операции, а на практике отсутствие установленной процедуры по смене половой принадлежности в паспорте, вкупе с коррупцией, бюрократией и явным незнанием закона, означает, что процесс не так уж прост.

Многие европейские государства имеют аналогичные противоречия. Судя по отчету за февраль 2014 года международной организации «Amnesty International», большинство этих стран – Дания, Финляндия, Франция, Норвегия, Бельгия и Германия – имеют положения о признании половой принадлежности, которые требуют наличие обязательного психиатрического диагноза и медицинского заключения. В Ирландии трансгендерные люди не могут получить законного признания их половой принадлежности. Ситуацию в другом постсоветском государстве см. в статье Грузинские законы дискриминируют трансгендеров.

Сотрудница районного отдела ЗАГС Душанбе, пожелавшая остаться неизвестной, сказала, что даже не слышала о вопросе получения нового паспорта на основании половой принадлежности.

«В законе прописаны причины замены паспорта и свидетельства о рождении, но по поводу замены пола там ничего не говорится», - говорит она.

При поддержке активистов Сандра смогла собрать необходимые документы, но еще не подала их. Ей сказали, что, во-первых, ей нужно заменить свидетельство о рождении, после чего она сможет подать заявление на получение нового паспорта.

Единственный известный случай в Таджикистане, когда после смены пола был выдан паспорт, произошел в 2001 году, когда женщина, сделавшая операцию и ставшая мужчиной, получила новые документы. Но этот случай был мало освещен, поэтому он не создал судебный прецедент.

Хирург Карим Артыков, проводивший операцию в 2001 году, как и операцию Сандре, рассказал IWPR, что получение нового паспорта заняло около месяца.

«От имени руководства нашей клиники мы написали письмо в Минюст, те, в свою очередь, передали его в управление ЗАГСов», - говорит профессор Артыков.

По его словам, его первый пациент уехал их Таджикистана на постоянное местожительство в другую страну.

Профессор Артыков говорит, что Сандра обратилась к нему и умоляла помочь, так как чувствовала, что живет в чужом теле. Через два месяца оценки, врачи решили, что операция необходима.

«Cтало понятно, как сильно она страдает, и надо было искать способы, как ей помочь. Ее решение по смене пола было бесповоротным, поэтому и было принято решение о проведении операции», - сказал профессор Артыков, выполнивший операцию бесплатно.

Всю свою жизнь Сандра сталкивалась с дискриминацией и насилием, которые чуть не довели ее до суицида, рассказал она IWPR.

Урожденный Александр, Сандра росла в детских домах и за их пределами, так как ее мать-подросток с трудом содержала себя после того, как ее отец оставил их.

Она вспоминает постоянные колкости и плохое обращение из-за того, что она отличалась от других.

«Я никогда не любила мальчишескую одежду, но меня всегда ругали и заставляли ее одевать», говорит Сандра, вспоминая редкие моменты счастья, когда она приезжала домой к бабушке и, забравшись в самый укромный уголок двора, играла с парчовыми туфлями бабушки.

Ее мать умерла, когда Сандре было 14 и она отдалилась от бабушки, единственной родственницы, с которой она общалась.

После ее ухода из последнего детского дома, Сандра поехала в Россию и поступила на курсы в колледж в Воронеже на ландшафтного дизайнера. Но дискриминация и унижение продолжались и там, поэтому она вернулась в Таджикистан, где не смогла найти постоянную работу.

Некоторые работодатели не одобряли ее желание выражать половую принадлежность, отличающуюся от пола, указанного в паспорте, а другие заигрывали с ней.

В поисках работы она обратилась к правозащитникам и в какой-то момент стала участвовать в проекте ООН в поддержку прав ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры). Но когда финансирование закончилось, она вновь осталась без средств к существованию. Так она стала работать стриптизершей в ночном баре, и продолжает там работать после операции.

По словам Сандры, она пытается оставаться сильной, но боится, что впадет в депрессию под натиском со стороны людей, считающих ее фриком.

Даже до того, как она призналась в операции в СМИ, ее выход из квартиры на работу был ежедневным испытанием. Она описывает постоянное насилие, оскорбления со стороны соседей и детей, бросавших в нее камнями.

После того, как она стала известной в СМИ, ситуация ухудшилась и Сандре пришлось переехать домой. Из-за оскорблений, которые она получала по мобильному телефону, она уже три раза меняла сим-карту.

На работе оскорбления продолжаются. «В бар, где я работаю, часто приезжают милиционеры, на дорогих иномарках и глазеют на меня», - говорит Сандра.

По ее словам, ей приходится расплачиваться за последствия того, что она открыто заявила о своем положении и ее случай был широко освещен в СМИ. Но она хочет остаться в Таджикистане, чтобы поддержать таких, как она, и тесно общается с несколькими трансгендерами, которые, как она надеется, будут вдохновлены ее опытом и ждут, насколько успешными будут ее попытки получить другой паспорт.

«Все они, как и я, изгои, но я решила бороться до конца за право быть такой, какой я себя ощущаю. Мои подруги и друзья ждут моих результатов», - говорит она.

«Люди должны относиться к нам более терпимо, ведь нам и так тяжело, и именно толерантность окружающих прекратит суициды среди таких, как я»,- сказала Сандра.

Лидия Исамова – контрибьютор IWPR в Таджикистане.

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Расширение прав и возможностей СМИ и активистов гражданского общества для поддержки демократических реформ в Таджикистане», финансируемого Европейским союзом, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии. IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.
 

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >