Грузинские законы дискриминируют трансгендеров

Устраиваться на работу очень сложно, если в официальных документах не указана половая идентичность лица.

Грузинские законы дискриминируют трансгендеров

Устраиваться на работу очень сложно, если в официальных документах не указана половая идентичность лица.

Грузинские правозащитники говорят, что для того, чтобы трансгендеры могли получить удостоверение личности или другие документы, измененные в соответствии с их половой идентичностью, в законодательство должны быть внесены соответствующие поправки. Они заявляют, что существующие регуляции являются дискриминирующими и, как следствие, приводят к ограничению доступа к социальным услугам для этих людей.

По существующему сейчас закону, документы и имя могут быть изменены, если аппликат полностью изменил свой пол. Но государство не оплачивает эту процедуру, а в частных клиниках такие операции являются очень дорогостоящими, особенно для страны с таким низким доходом, как Грузия.

«Поскольку Грузия не финансирует операции по перемене пола, трансгендеры часто сами не в состоянии оплатить стоимость операции, а в отдельных случаях и какие – либо иные хирургические вмешательства », - сказал представитель Ассоциации молодых юристов Грузии Гиорги Гоциридзе.

По его словам, «государство должно учитывать желания отдельно взятых людей» в том, что касается получения официальных документов.

Предубеждение относительно трансгендеров  в грузинском обществе настолько сильно, что многие из них предпочитают молчать о своих  проблемах. Это означает, что организации, выступающие за  защиту прав трансгендеров, не  владеют  статистической информацией об их количестве.

IWPR удалось поговорить с человеком, который родился женщиной, но живет как мужчина. Он рассказал, что ему было сложно найти работу, получить банковский кредит или пользоваться другими услугами из-за несоответствия в  документах, удостоверяющих личность.

Ему удалось поменять свое  имя на мужское, но он не смог изменить пол, указанный в документах.  Это именно то несоответствие, которое  создает проблемы.

«Представители Агентства гражданского реестра отказались изменить пол в моем удостоверении личности до тех пор, пока я не сделаю операцию. Таким образом, мое [мужское] имя не соответствует моему биологическому полу, и поэтому я страдаю от множества проблем», - сказал он.

«Операции по перемене пола являются очень дорогостоящими. Пока я смог сделать только операцию по  удалению молочных желез, но это только часть процедуры и ее не достаточно для того, чтобы изменить пол по документам», - сказал он.

Его финансовые проблемы были усугублены тем, что банки отказались рассмотреть вопрос о предоставлении ему кредита.

«Я обратился к нескольким банкам, с которыми раньше у меня были деловые отношения. К этому времени я уж поменял свое имя. Сотрудники [одного]  банка в течение пяти часов выясняли, могут ли они выдать мне кредит по моему новому имени», - сказал он. «В конце концов, все банки мне отказали, тогда как мои коллеги, у которых такой же доход как у меня, получили одобрение по кредиту».

Аналогичные трудности возникают, когда претенденты на рабочее место заполняют документы для своих работодателей.

«Я столкнулся с проблемами трудоустройства, потому что мои документы не в порядке. Мне было прямо сказано, что проблема заключается в моей ориентации и в моих документах», - сказал интервьюер. «После того, как мне отказывали в работе несколько раз, я был вынужден начать врать, что противоположный пол, указанный в документах, является просто ошибкой и, что со мной все в порядке», - сказал он.

Закон о регистрации граждан от 2008 года постановляет, что в официальных документах пол может быть изменен только после завершения хирургической смены пола. То же самое требуется и для изменения фамилии, там, где это необходимо, а для изменения имени этого не требуется. Грузинские фамилии у мужчин и женщин одинаковые, но в фамилиях некоторых этнических групп имеются различные окончания.

Подобные сложности возникают, когда дело касается доступности таких социальных услуг как здравоохранение, образование, получение пенсий или процедура усыновления.

Заместитель  руководителя департамента международного общественного права в министерстве юстиции Бабуца Патараиа сказала, что на данном этапе у правительства нет планов по внесению поправок в  закон об изменении официальных документов.

Законодательство Грузии отображает противоречия, существующие во многих европейских странах. В документе Евросоюза, принятом в 2010 году, о правах трансгендеров  сказано,  что без проведения соответствующего лечения и операции документы могут быть изменены только в четырех странах - Испании, Венгрии, Финляндии и Британии. В двенадцати других требуется  пройти ряд медицинских процедур, еще в 11 правовых норм по этому вопросу не существует.

Изменение имени и фамилии было разрешено в восьми странах ЕС, в 14 странах для этого необходима медицинская экспертиза или операция, в четырех странах этого не предусмотрено.

«Неопределенность, касающаяся идентификации человека, влечет за собой огромные последствия и может ограничить его/ее от общественной жизни, получения образования, работы, путешествий», - сказано в документе ЕС.

Тогда как Европейский суд по правам человека постановил, что государства должны оказывать помощь для операций по перемене пола, исследование Transgender EuroStudy опубликованное в 2008 году, выявило, что более 80 процентам трансгендерных людей по всему ЕС было отказано в государственном финансировании для операций или гормонального лечения и более половины из них сказали, что они сами оплатили свое лечение.

В Грузии трансгендеры не являются активным сообществом, выступающим за принятие поправок к закону. Давид Шубладзе из организации ЛГБТ Грузия говорит, что они все еще играют очень незначительную роль.

«Страх отверженности и маргинализации сдерживает трансгендеров от свободного выражения их половой идентичности», - сказал он. «Грузинское общество целиком построено на патриархальных стереотипах. По этой причине трансгендеры сталкиваются с проблемами в поисках работы, если их внешность и поведение отражают их половую идентичность. Например, трансгендер по имени  Сабина была несколько раз уволена из-за своей половой идентичности. И еще один трансгендер была уволена, когда начальник узнал о ее половой идентичности».

По словам Гоциридзе, в поисках более благоприятных  условий жизни трансгендеры предпочитают эмигрировать.

«Насколько я знаю, в Грузии остается лишь несколько человек, остальные уехали за границу», - сказал он. «Общество никогда не примет таких людей, и они более дискриминированы, чем кто- либо еще».

Интервьюер IWPR подтвердил это, сказав, что семья подержала его, а другие люди нет.

«У меня не было с ними [членами семьи] никаких проблем, в отличие от общества, которое относится к трансгендерам очень негативно», - сказал он.

Нино Джомарджидзе, юрист и независимый журналист в Грузии.

Human rights
Support our journalists