Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТБИЛИСИ НАЧИНАЕТ С ЧИСТОГО ЛИСТА?

Для нового этапа борьбы с коррупцией президенту Грузии необходима
By Sozar Subeliani

Созар Субелиани из Тбилиси


На прошлой неделе в своем традиционном ежемесячном радиообращении президент


Грузии Эдуард Шеварднадзе еще раз обратился к предмету, который создал


Грузии печальную славу – к коррупции. Президент предупредил


радиослушателей: "Если мы не справимся с этой чумой, Грузия никогда не


сможет стать независимым государством или цивилизованной нацией".


Рядовые граждане слышат эти слова далеко не в первый раз.


Впервые Шеварднадзе развернул знамя борьбы с коррупцией еще в мае 1973 года


в бытность первым секретарем компартии Грузии. Это была так называемая


"борьба с негативными проявлениями", направленная против коррупции,


взяточничества, карьеризма, бюрократии, эгоизма, паразитирования и


вымогательства.


Во время всей этой шумихи, про Шеварднадзе даже начали сочинять анекдоты: -


Самолет пролетает над Тбилиси, и один пассажир спрашивает другого: "А чего


это в Тбилиси так темно?". А тот ему отвечает: "Да это Шеварднадзе негативы


проявляет".


Анекдоты были лишь одной из форм протеста против жестокой реальности


коммунистической Грузии. Хотя далеко не всем было смешно, когда партийных


боссов выгоняли с работы и из партии, сажали в тюрьму и даже расстреливали.


Некоторые, в надежде, что суровые меры принесут плоды, приветствовали


кампанию. Но на самом деле, все только осложнилось. Появились совершенно


абсурдные дела. Например, одного человека обвинили в даче взятки за то, что


он дал парикмахеру 56 копеек "сверху". И таких "преступников" наказывали


"по закону".


В 1985 году Шеварднадзе перевели из Грузии в Москву на должность министра


иностранных дел. Первое, что сделал новый первый секретарь Грузии Джумбер


Патиашвили – посадил ближайшего соратника Шеварднадзе Солико Хабеишвили. 9


февраля 1987 г. Верховный суд Грузии признал Хабеишвили виновным во


взяточничестве и приговорил его к пятнадцати годам тюрьмы.


Впоследствии Шеварднадзе вызволил Хабеишвили из тюрьмы, и назначил его


председателем Фонда Шеварднадзе. В 1995 г. Верховный суд аннулировал его


судимость. Конечно, Хабеишвили был осужден, а впоследствии освобожден


больше по политическим причинам, чем на законных основаниях. Но до сих пор


остается неясным, насколько соответствовали действительности первоначально


выдвинутые против него обвинения. Советский Союз был государством


"клептократов", в котором ни один госслужащией не мог противиться искушению


брать взятки. С тех пор мало что изменилось. Менталитет нынешнего


правительства Грузии находится на том же уровне.


Современная версия "борьбы с негативными проявлениями" несколько мягче.


Подозреваемых чиновников просто увольняют. Впоследствии многие из них


становятся советниками президента или идут в бизнес, чтобы повыгоднее


поместить капитал, заработанный нечестным путем.


Но коррупция стала основной проблемой в стране только к концу 1996 года.


1997 был объявлен "годом борьбы с коррупцией". К тому времени Шеварднадзе


уже удалось частично решить проблемы гражданской войны, преступности,


расхищения бюджета и гиперинфляции. Надо было попытаться выполнить громкие


предвыборные обещания, и на первый план вышла проблема коррупции.


Во время предвыборной кампании 1995 года, Шеварднадзе пообещал избирателям,


что еще три-пять лет, и в Грузии не останется бедных. Но даже по данным


государственного отдела статистики 90 процентов населения Грузии живут за


чертой бедности. Дефицит бюджета страны за 1999 г. превысил 325 миллионов


долларов.


Шеварднадзе сам признает, что его попытки противостоять коррупции в


последнее время слишком нерешительны. "Просьбы и призывы к патриотизму не


помогли", - заметил он, после чего пообещал, что в 2000 году перейдет к


более решительным мерам. "Я знаю, что многих это заявление обеспокоит", -


добавил Шеварднадзе.


В своем обращении на прошлой неделе Шеварднадзе также упомянул о том, что


Совет безопасности посвятил более шести часов обсуждению новой стратегии


борьбы с коррупцией. В Совет входят представители Министерства внутренних


дел и Генеральной прокуратуры. На МВД и прокуратуру как раз и возложена


обязанность исполнения различных мер по борьбе с коррупцией. Но, если


доверять общественному мнению, то именно в правоохранительных органах


коррупция процветает в первую очередь.


Так что, учитывая, что исполнение обязанностей по борьбе с коррупцией


возложено на самых коррумпированных чиновников, остается неясным, кого


именно должно "обеспокоить" заявление Шеварднадзе.


Первым шагом в борьбе с коррупцией должно было стать создание специального


парламентского комитета. В качестве председателя большую активность проявил


один из лидеров парламентской фракции Союза граждан Георгий Барамидзе, но


Шеварднадзе отказался представить комитету реальные полномочия.


Еще одной панацеей должно было стать созданное в конце 1999 г. Министерство


доходов. Председатель Союза граждан Михаил Саакашвили претендовал на


назначение на новый пост для того, чтобы начать настоящую войну против


коррупции. Но вместо него Шеварднадзе назначил Георгия Барамидзе.


В декабре 1999 г. Барамидзе представил свои предложения парламенту. В его


выступлении прозвучали такие слова: "Необходимо принять радикальные меры. В


стране сложилась критическая ситуация. Налоговая служба и таможня погрязли


в болоте коррупции". Барамидзе призвал парламент изменить конституцию и


законодательство для того, чтобы облегчить борьбу с коррупцией. Парламент


его предложения не принял, и на его место назначил менее радикально


настроенного Михаила Мачавариани. Последний вряд ли будет пытаться


уничтожить коррупцию одним махом. Скорее он будет осторожно балансировать


между реальной необходимостью увеличения поступлений в бюджет и интересами


коррумпированных кланов.


Шеварднадзе планирует создать анти-коррупционную службу, действующую на


основе специального законодательства. Но еще нужно посмотреть, понравятся


ли жесткие законодательные меры против коррупции новому парламенту, чей


состав станет известен после выборов в апреле 2000 г.


Некоторые говорят, что Шеварднадзе коррупция просто необходима, хотя бы для


того, чтобы не упустить власть. Следующие президентские выборы пройдут 9


апреля 2000 г. и после них разговоры о том, что президент обязан


коррумпированным чиновникам, станут неактуальны. Нет почти никаких сомнений


в том, что Шеварднадзе победит, и есть серьезные основания полагать, что за


следующий срок его президентства ситуация в Грузии изменится. Соглашение о


строительстве трубопровода Баку-Джейхан приведет к росту инвестиций в


экономику Грузии, через территорию которой пройдет трубопровод.


Шеварднадзе основал независимое грузинское государство, и ему совсем не все


равно, каким станет это государство. Если президентская администрация не


сможет решить проблему коррупции, репутация Шеварднадзе сильно пострадает.


Нельзя не учитывать и мощное давление, оказываемое международным


сообществом. После парламентских выборов в октябре 1999 г. президент США


Билл Клинтон послал Шеварднадзе поздравительную телеграмму, в которой


упомянул, что "США поддерживает план борьбы с коррупцией".


Созар Субелиани – редактор грузинской газеты "Кавказиони".