Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Талибы переходят на сторону Северного альянса

На северо-востоке Афганистана через линию фронта туда-сюда снуют курьеры. Они обсуждают условия перехода талибских командиров и их солдат на сторону врага.
By Tim Judah

Нарядно одетый курьер в модном черном тюрбане в мелкую полоску явно нервничает, судорожно перебирая некое подобие четок. Еще бы не нервничать! Он – талиб в глубоком тылу врага. Говорят, что «в посыльных не стреляют», но в Афганистане это правило соблюдается скорее с точностью до наоборот.


Он явился не с дарами, а с тремя обрывками бумаги, спрятанными в глубине его обширных одежд. Написанные от руки, эти «малявы» - не что иное, как предложение троих талибских командиров перейти на сторону оппозиции вместе со своими солдатами.


Местный военачальник Альянса попросил, чтобы все имена и место встречи хранились строго в тайне. Сделка еще не завершена, и остальным талибам не известно, что трое из их полевых командиров решили бежать с тонущего корабля.


«Ну так как?» - спрашивает курьер. Сияя от удовлетворения успешным началом нового дня, северный полевой командир говорит, что только что звонил Министру иностранных дел Альянса генералу Фахиму, но решение еще не принято.


Командование Альянса утверждает, что подобные посыльные то и дело снуют через линию фронта в северо-восточном Афганистане. Наш посыльный говорит, что трое его командиров приведут с собой 400 солдат.


Быть может, Северный Альянс для того и откладывает долгожданное наступление, чтобы посмотреть, кто из талибских командиров готов перейти на его сторону, и является ли это желание искренним, или оно – просто способ вырваться из временно неблагоприятной военной обстановки.


Чуть больше недели назад Замминистра обороны Северного альянса генерал Атиквалла Барьялай хвалился, что некий талибский полевой командир по имени Абдул Кази Хай переметнулся на его сторону под Мазари-шарифом вместе со своими 4-мы тысячами воинов. Потом, правда, он признал, что этот командир ушел обратно к талибам, однако все еще настаивает, что некоторые из его людей остались в войсках оппозиции. Переходил ли этот Абдул Кази Хай на сторону Альянса, есть ли у него в подчинении столько солдат – мы не узнаем никогда. В тот район журналистам не попасть. Не вызывает сомнение лишь то, что ведется серьезная пропагандистская работа по привлечению талибских командиров на сторону оппозиции.


На прошлой неделе кабульский режим казнил легендарного лидера афганской оппозиции Абдула Хака, который был схвачен при попытке убедить пуштунских талибских вождей перейти на сторону Северного альянса.


Курьера спросили: «А где были твои командиры раньше?» Тот поежился и ответил: «Шесть месяцев назад было не время, а сейчас оно пришло». Судя по всему, многие талибские военные хотели бы закончить войну на стороне победителей.


Однако, тот факт, что в северо-восточных провинциях Афганистана переход талибов на сторону врага является довольно распространенным явлениям, вовсе не означает, что то же самое происходит по всей стране.


Тот курьер, о котором мы говорили, явился по поручению троих таджикских командиров, а войска Северного альянса по эту сторону фронта тоже в основном состоят из этнических таджиков. Но в рядах талибов преобладают пуштуны – афганское национальное большинство.


В завершение встречи посыльный важно объявил: «Мы же таджики. Нам трудно ужиться с их режимом. Поэтому я здесь».


Но не только курьеры пересекают линию фронта.


Город Фархар – одно из наиболее труднодоступных мест горной линии фронта, расположенное в нескольких часах езды от того пункта, где происходила встреча с нашим курьером. Здесь талибские мальчики-солдаты из удерживаемого талибами города Талокан целыми группами переходят на сторону Альянса с тех пор, как талибы захватили талоканскую среднюю школу Абу Усмана, вывели под прицелом автоматов 20 школьников, и отправили их на фронт. Это произошло чуть больше трех недель назад.


Таджики не желают умирать за «Талибан», но это – не единственная причина, почему талибам нелегко нынче найти добровольцев. По ночам войска Северного альянса бомбят их позиции жуткими трехметровыми советскими ракетами БМ-21 с грузовиков. Стоит ужасный рев. Каждая клеточка твоего тела вибрирует, как камертон.


Начальник ракетного подразделения Саид Махмуд говорит, что БМ-21 поражают цели на расстоянии 14 км. Наведение на цели осуществляется с помощью наводящего на линии фронта, но отчет о пораженных целях на талибской территории поступит от лазутчиков только завтра. Помощник коменданта Фархара Дауда, Башир, сообщил, что прошлой ночью ракеты поразили три джипа «Датсун» и убили восьмерых талибов. После того, как ракетчики отстрелялись, тишину над беспросветно темной линией фронта нарушает лишь угрожающее жужжание невидимых американских вертолетов. Совершенно непонятно, куда и зачем они летят, но после недавнего рейда спецподразделений союзников на Кандагар, талибские командиры могут ждать визита американских или британских военных в любой момент.


Не удивительно, что у многих из них не выдерживают нервы и они сдаются. Как сказал нам один афганец, попросивший не называть его имени: «Естественно, когда все это закончится, никто не признается, что когда-то воевал за «Талибан».


Тим Джуда, постоянный корреспондент ИОВМ, автор книги «Косово: война и месть», издательство Йельского университета.