Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикистан: недовольство в Горном Бадахшане

Митинги жителей Горно-Бадахшанской автономной области, итогом которых стали договоренности между правительством и влиятельными бывшими боевиками, подчеркнули широкие протестные настроения в этом отдаленном регионе.
By Lola Olimova
Митинги жителей отдаленной Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана (ГБАО) прекратились, но тем не менее, они подчеркнули растущие протестные настроения в этом беднейшем регионе страны. По словам аналитиков, недовольство местных жителей следует донести до правительства страны, чтобы предотвратить их перерастание в политическую конфронтацию.

Митинг, продолжавшийся три дня, начался 18 июня, когда около 300 человек собрались в городе Хорог. В следующие два дня число протестующих заметно увеличилось.

Основным мотивом проведения митинга стала озабоченность фактом введения войск бывших лидеров гражданской войны 1992-1997 годов. По распоряжению правительства в Душанбе в регион было введено около 1200 солдат. Власти объяснили введение войск необходимостью укрепления государственной границы с Афганистаном, и борьбой с наркопреступностью.

«Нам необходимо укрепить границы, которые фактически остались без надзора», - заявил министр обороны Шерали Хайруллоев информагентству «Азия-Плюс» в интервью, которое было опубликовано 20 июня. «Растущий уровень преступности в Бадахшане заставляет правительство принимать радикальные меры для стабилизации ситуации. За первые три месяца 2008 года уровень наркоторговли в стране [Таджикистан в целом] оказался на 40 процентов выше, чем за тот же период в прошлом году», - сказал он.

Однако, в ходе митинга звучали утверждения, что войска высланы правительством для того, чтобы подавить выступления населения и избавиться от влиятельных местных лидеров.

Алим Шерзамонов, лидер местного отделения оппозиционной Социал-демократической партии (СДПТ), и один из активистов митинга, сказал, что местное население чрезвычайно обеспокоено вводом дополнительных войск.

«Цель [ввода] этих войск очень подозрительна», - сказал он. Ссылаясь на два случая, произошедших за этот год, когда в другие части Таджикистана были посланы вооруженные отряды для борьбы с местными влиятельными лидерами, Шерзамонов также отметил: «После случаев в Гарме и в Кулябе, мы боимся наших родных вооруженных сил…. Конфликтов у нас с вооруженными силами нет, но если их не выведут, мы без оружия преградим им путь, как это делали в 1968 году в Чехословакии. Пусть нас подавят».

Также протестующие выражали недовольство бездеятельностью местного руководства и озвучивали мнение, что Бадахшану следует предоставить большую степень автономности.

Несмотря на напряженный диалог между двумя сторонами, ситуация в Хороге разрешилась переговорами между правительством страны и влиятельными лицами региона.

Некоторые из них - бывшие полевые командиры от оппозиции в гражданской войне 1992-97 годов, которые до сих пор имеют большое влияние на местном уровне. Существуют мнения, что добавочные военные силы были стянуты для устрашения бывших полевых командиров и их последователей.

В конце мая в городе Куляб на юге страны власти произвели громкий арест с применением тяжелой бронетехники, задержав наркоторговца Сухроба Лангариева. В феврале наряд милиции из Душанбе сделал попытку захвата бывшего полевого командира, находящегося на службе в местной милиции в Гарме, в результате чего погиб командир ОМОНа. (Об осаде в Кулябе читайте Милиция и преступники в Таджикистане, RCA No. 546, 6 июня 2008 года; статья о столкновении в Гарме Убийство в Таджикистане напомнило о недавнем прошлом страны, RCA No. 533, 20 февраля 2008 года.)

В феврале этого года в Хороге имел место инцидент со стрельбой из автоматического оружия, когда один из бывших полевых командиров оппозиции Мамадбокир Мамадбокиров, обстрелял здание местной милиции. Жертв удалось избежать, а Мамадбокиров и его сторонники сдали свое оружие после ультиматума местной милиции.

Подозрения, что введение войск было еще одной попыткой подчеркнуть силу центральной власти, только усилились, когда министр обороны Шерали Хайруллоев министр обороны Шерали Хайруллоев заявил, что один из организаторов митинга в Хороге Имомназар Имомназаров «замешан в наркобизнесе», и если он не сдаст имеющееся у него оружие, то власти предпримут операцию по его физическому устранению.

Некоторые их этих людей были заметны во время протестов, и то, что бывшие боевики были приглашены на встречу с рабочей группой из Душанбе, возглавляемой министром внутренних дел Махмадназаром Салиховым, говорит об их особой роли. Через два дня переговоров стороны договорились о сдаче оружия, имеющегося на руках у экс-командиров и их сторонников, в количестве около 300 единиц, в обмен на обещание властей об амнистии. В тот же день правоохранительным органам было передано 60 единиц оружия.

По итогам переговоров, дополнительно введенные в регион войска остались. Однако, в область была отправлена гуманитарная помощь 5000 малоимущим семьям, которые будут обеспечены рисом, маслом, мукой и сахаром; также в область направлены инвалидные коляски и компьютеры.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ НЕДОВОЛЬСТВА

Горно-Бадахшанская автономная область – самая большая по территории, занимает 45% всей площади страны, однако, из-за сложного горного рельефа только 3% из них пригодны для проживания 200-тысячного населения местности.

Большая часть населения региона это этнические памирцы, которые отличаются своим языком и вероисповеданием, относящимся к шиитскому течению мусульманства, ее исмаилитской ветви.

Из-за специфического климата и почти полного отсутствия пригодной для проживания земли, население края всегда находилось в более уязвимом положении в сравнении с жителями равнин; множество трудоспособных бадахшанцев выезжают в поисках лучшей жизни в столицу республики, а также в крупные города России.

Почти все потребительские товары в область завозятся по одной дороге из Душанбе, которую в зимнее время заваливают лавины. В последнее время благодаря строительству автодороги, соединившей область с Китаем, товары стали завозить и оттуда.

Прошедший год был трудным для Таджикистана, а Бадахшану пришлось еще труднее, из-за аномально холодной зимы, выросшими ценами на топливо и продукты, что явилось реакцией на ситуацию на мировых рынках.

Как отметил Шерзамонов, недавний митинг планировалось провести до ввода войск. В апреле социал-демократы намеревались выступить против передачи Китаю бадахшанских территорий и коррумпированности местных правоохранительных органов, однако, партия не получила тогда официальное разрешение на проведение манифестаций.

РАЗГОВОРЫ О СЕПАРАТИЗМЕ НЕСЕРЬЕЗНЫ

Одним вопросом, который поднимался на июньском митинге, был вопрос об уровне автономии, предоставленном ГБАО. По словам Шерзамонова, у местной администрации сейчас связаны руки, потому что она не может принимать решения без распоряжения Душанбе.

«У нас были требования касательно автономии Горного Бадахшана, у нас на словах оно есть, а на деле нет, - сказал Шерзамонов. – Мы не хотим отделяться от республики, но это один из путей для развития демократии в республике в целом. Если мы добьемся, чтобы наша местная власть, хоть как-то была чуточку автономной, это может стать примером для других регионов».

Большинство обозревателей не верят, что регион действительно хочет отделения.

«В настоящее время политического сепаратизма в Бадахшане не наблюдается, - сказал политолог Парвиз Муллоджанов. – Однако, если ситуация будет развиваться по силовому сценарию, то могут появиться условия для возникновений и сепаратистских настроений».

Другой аналитик, Рашид Абдулло, отметил, что в данной ситуации существует опасность косовского прецедента, когда в силу этнического и религиозного различия, население ГБАО со временем может потребовать независимости своей территории.

«На постсоветском пространстве, всюду где есть автономные образования эффект Косова наличествует. И в центре, и в автономиях, в той или иной форме, - сказал он. – Косовский прецедент прочно засел в умах людей и вряд ли скоро покинет их».

Аналитики также считают, что еще одной причиной недовольства региональным правительством является то, что во главе области сейчас находится не памирец, а выходец из предгорного района Ванч, этнический таджик и суннит по вероисповеданию Кодир Косим, назначенный на эту должность в прошлом году.

«Складывается такое впечатление, что, сколько бы не делал новый глава области, все его добрые дела перечеркивает то, что он ванчский таджик», - сказал один из политологов на условиях анонимности.

НАСЛЕДИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ ВСЕ ЕЩЕ ЧУВСТВУЕТЯ

Возможно, наиболее щекотливый вопрос из всех – это наличие бывших полевых командиров, которые составляют потенциальную альтернативную политическую поддержку – и особенно то, какие планы имеет Душанбе в их отношении.

«По мере накопления проблем, особенно социально-экономических, которые в Бадахшане не находили оперативного решения, столице следовало уделять большее политическое внимание, ибо эти проблемы могли быть политизированы уже теми, кто считает себя оппонентами нынешних властей», - сказал Абдулло.

В то время как Партия исламского возрождения возрождения, представляла боевиков, которые составляли ядро оппозиции в гражданской войне и вели тяжелую и решительную борьбу, их памирские сторонники были менее активными. Они заключили негласное перемирие с Душанбе. Когда в 1997 году война закончилась, лидерам оппозиции пообещали места во власти, тогда как рядовые члены были разоружены и включены в состав силовых структур.

В отдаленных горных районах, где власть центрального правительства страны оставалась слабой, несколько вооруженных групп бывших оппозиционеров просто вернулись к гражданской жизни, не сдав оружия.

Муллоджанов считает, что среди некоторых бывших «полевых командиров» зреет недовольство. За последние годы правительство страны, не привлекая всеобщего внимания, смещало с должностей тех, кому после войны были обещаны места во власти. И недавние операции, проведенные в Гарме и Кулябе, вызывают у бывших полевых командиров подозрения в том, что теперь правительство хочет выгнать их с насиженных мест.

По мнению Муллоджанова, эти подозрения могут оказаться верными – ввод войск в ГБАО может оказаться частью плана по удалению оставшихся экс-оппозиционеров в Гармском регионе, основной базе поддержки Партии исламского возрождения во время гражданской войны. Удержание памирцев в подчинении с помощью вооруженных сил может удержать их от обращения за содействием к бывшим гармским соратникам в случае проведения такой операции.

Раздраженные бывшие боевики и затруднительное экономическое положение в сельской местности страны являются очень опасной комбинацией, считает Муллоджанов. Правительство ни в коем случае не должно идти на конфронтацию.

«В этом и заключается основная сложность ситуации – в случае проведения силовой операции полевые командиры вполне могут использовать недовольство населения в свою пользу», - сказал он.

«Решения военного порядка не должны применяться без учета сложившихся в республике политических, социально-экономических реалий. В противном случае они способны только усугубить ситуацию», - заключил политолог.

Лола Олимова, редактор IWPR в Таджикистане.