Убийство в Таджикистане напомнило о недавнем прошлом страны

Столкновение между двумя отрядами милиции на территории расположения бывшей оппозиции является отголоском давнего недоверия сторон друг к другу во времена гражданской войны.

Убийство в Таджикистане напомнило о недавнем прошлом страны

Столкновение между двумя отрядами милиции на территории расположения бывшей оппозиции является отголоском давнего недоверия сторон друг к другу во времена гражданской войны.

Смерть командира милиции в перестрелке указывает на скрытые конфликты, которые сохранились в Таджикистане с момента окончания кровавой гражданской войны в 1997 году.

2 февраля в Гарме, небольшом городке в горах, что в ста пятидесяти километрах к востоку от столицы Душанбе, был застрелен командир таджикского отряда милиции особого назначения (ОМОН) Олег Захарченко.

Беспрецедентным этот случай делает тот факт, что столкновение произошло между двумя отрядами, находящимися в подчинении Министерства внутренних дел Таджикистана, - группой Захарченко, которая приехала в отдаленный район из Душанбе, и местной милицией Гарма.

Командир группы вооруженного отряда Гарма Мирзоходжа Ахмадов был обвинен в убийстве Захарченко.

В официальном уведомлении МВД говорится, что Захарченко и рабочую группу из министерства вместе с начальником Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Раджабали Махмадалиевым в Гарм отправили с целью проведения экстренного совещания по итогам деятельности местной милиции.

Согласно официальной версии, при выходе из машин у здания РУБОП на рабочую группу МВД было совершено вооруженное нападение. По свидетельству сослуживцев, Олег Захарченко был убит выстрелом в голову при попытке утихомирить применивших оружие людей Ахмадова. Еще четверо других его соратников получили ранения различной степени тяжести.

Версия Ахмадова отличается от официальной. Он рассказал IWPR, что его люди стали жертвами неспровоцированного нападения и открыли огонь для самообороны.

«Я приблизился к окну и увидел уазик [автомобиль внедорожник российского образца], откуда вышли вооруженные люди в масках. Хотел убежать с заднего двора, но через окно увидел, что здание окружено. Мои люди по ним не открывали огонь, они первыми начали стрелять», - сказал он.

Поскольку они не знали, что их противниками были правоохранительные органы, им ничего не оставалось, кроме как защищаться, сказал Ахмадов, добавив: «Есть приказ министра не допускать вооруженных людей на территорию и обороняться от неожиданного нападения, я действовал согласно приказу».

По словам Ахмадова, его люди были вынуждены действовать, поскольку в здании расположены еще и различные гражданские организации, как правительственные, так и неправительственные. «В здании стояла паника... В тот день там работали люди из этих организаций», - сказал он.

«После того, как [мы] ранили одного из вооруженных людей, люди в масках отступили. Стрельба закончилась. Я не знал, кто были эти люди, только после того как позвонил наш министр и сказал: “Ты будешь отвечать за смерть Захарченко”, - только тогда я узнал, что это был ОМОН и Захарченко», - сказал он в заключение.

И хотя мнения о том, кто в этой ситуации виноват, разнятся, совершенно очевидно, что этот инцидент не является результатом недопонимания между двумя подразделениями правоохранительных органов.

Вопреки официальной информации о том, что группа из Душанбе прибыла на совещание, Ахмадов утверждает, что на него напали, потому что во время гражданской войны 1992-1997 годов он был полевым командиром оппозиции.

Как и многие члены Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), Ахмадов и его люди были амнистированы и прошли процесс разоружения – часть мирового соглашения 1997 года, а позднее были «преобразованы» - в их случае они поступили на службу в правоохранительные органы.

Поскольку военизированные гражданские группы обеих сторон были расформированы, и некоторые лидеры ОТО вошли в правительство, многим казалось, что мировое соглашение сработало неожиданно эффективно, учитывая горечь и подозрительность, оставшиеся после конфликта. Формирование специальных отрядов из лидеров вооруженной оппозиции, таких, как Ахмадов, оказалось практичным шагом в Гармском районе, опорном пункте ОТО и, в частности, ее движущей силы – Исламской партии возрождения.

Однако за годы, прошедшие с тех пор, правительство президента страны Эмомали Рахмона постепенно нарушило баланс, сняв с постов большинство членов ОТО и обвинив некоторых из них в совершении преступлений. Например, в 1995 году глава Демократической партии Махмудрузи Искандаров, бывший командир ОТО из того же Гармского района, который вернулся к гражданской жизни как политик и глава газовой монополии Таджикистана, был арестован и отправлен в тюрьму.

По словам Ахмадова, его министерство стремилось отстранить таких, как он, ниже по списку.

Он сказал, что его команда осталась единственной из бывших ОТО-формирований в Гармском районе, остальных убрали, одного за другим. «Многие сторонники оппозиции из Рашта сидят в тюрьме, некоторые живут в России и боятся возвращаться на родину, боятся преследования», - сказал он.

Ахмадов утверждает, что это была уже седьмая попытка арестовать его, и за последние шесть лет он даже ни разу не приезжал в Душанбе, боясь оказаться в опасности.

Он говорит, что выполнял свою работу добросовестно, и не собирается прятаться, даже если существует вероятность, что его обвинят в убийстве Захарченко: «Я не думаю, что буду прав [буду оправдан], кто-то же должен отвечать за смерть человека».

То, что у министра внутренних дел было задание убрать Ахмадова, подтверждается сообщением анонимных источников из МВД, цитируемых местной газетой «Вечерний Душанбе». Сообщается, что руководство приняло решение о ликвидации Раштского РУБОП.

«Бойцы [люди Ахмадова] не пожелали сдать оружие. Тогда отряд под командованием Захарченко и был послан в Гарм для разоружения и ликвидации бунтовщиков, однако омоновцев встретили автоматными очередями без предупреждения», - сообщает источник.

Этот инцидент показывает, насколько сильным остался антагонизм, несмотря на то, что мир в стране наступил еще в 1997 году. Однако большинство аналитиков, опрошенных IWPR, склонны преуменьшать страхи о возобновлении конфликта, говоря, что воспоминания о кровавых годах еще слишком живы, чтобы думать о возобновлении военных действий.

В то же время аналитики предупреждают, что в стране, столкнувшейся с бедностью и экономическими проблемами, было бы неправильно со стороны правительства провоцировать враждебность, делая своей мишенью такие фигуры как Ахмадов.

Политолог Правиз Муллоджанов сказал, попытка ареста бывшего полевого командира Объединенной Таджикской Оппозиции является частью общей компании властей по постепенному снятию с должностей бывших активных участников гражданской войны, в первую очередь, со стороны оппозиции.

Эксперт считает, что одна из основных причин событий в Гарме кроется в недостаточной проработанности некоторых положений Договора и мире, касающихся амнистии участников вооруженного противостояния.

«В частности, остался непроработанным конкретный механизм амнистирования, - сказал он. – В результате многие бывшие бойцы оппозиции не прошли амнистию и не чувствуют себя в безопасности. В этом нервозном состоянии люди способны на достаточно спонтанные и неадекватные поступки».

Другой политический эксперт - Рашид Абдулло - считает, что поскольку в стране нет оппозиции, способной выступить против властей, воспоминания о конфликте остаются яркими для обеих сторон, и полного примирения не произошло.

Многие люди, сказал он, «все еще помнят недавнее прошлое и постоянно возвращаются к нему».

Оба аналитика отмечают, что этот инцидент указывает на то, что стабильность в республике не столь надежна, как кажется, во многом из-за продолжающихся экономических проблем и постоянной нехватки газа и электричества, которые в последнее время чрезвычайно обострились из-за очень холодной зимы.

«Из-за социального и энергетического кризиса уровень социального напряжения в стране, в том числе и в Гарме, достиг самого высокого со времен гражданской войны. С другой стороны, уровень доверия к власти снижается в столь же значительной степени», - сказал Муллоджанов.

«В такой период властям следовало бы вообще избегать любых шагов, которые могли бы осложнить и без того непростую социальную обстановку в обществе», - добавил он.

Путешествие журналистов IWPR в Гарм для разговора с Ахмадовым еще раз подчеркнуло суровость жизни в отдаленных горных долинах восточного Таджикистана.

Сообщения о столкновении уже достигли Душанбе, и таксисты не соглашались рисковать и везти журналистов в Гарм.

«Там, говорят, стреляют, - сказал корреспонденту IWPR пожилой таксист. – Не повезу ни за какие деньги».

С большим трудом удалось уговорить одного из них, который запросил сумму в 300 долларов, тогда как обычно стоимость проезда в Гарм не превышает 20 долларов с одного пассажира.

Дорога была очень трудной из-за снегопадов и гололеда, однако по дороге не встретилось никаких постов до самой административной границы с Раштским районом.

В Гарме было тихо. Местные СМИ сообщили, что после инцидента международные организации отозвали свой штат из Гарма. Однако журналисты увидели, что местные жители продолжают мирно заниматься своими делами.

Из-за холодов и отсутствия электроэнергии в центре работали всего один продуктовый магазин и столовая, остальные заведения были закрыты.
Support our journalists