Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЙСКИЕ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРАВОЗАЩИТНИКИ

Официально назначенные защитники прав человека - новое явление в России, тем не менее, существуют планы по увеличению их количества.
By Erik Batuev

У федерального уполномоченного по правам человека в России Олега Миронова незавидная миссия.


Пока международное сообщество открыто обвиняет Россию в военных преступлениях в Чечне, Миронов хранит молчание.


Когда решение вопроса соблюдения прав человека в зоне военного конфликта было поручено полномочному представителю президента по правам человека в Чечне Владимиру Каламанову, Миронову пришлось уйти в тень.


"Что касается моих отношений с Владимиром Каламановым, мы сотрудничаем друг с другом очень плодотворно, - осторожно заявил Миронов, - единственное, сложно защищать права человека, когда идет война".


Однако он добавил: "Если по телевизору меня не показывают, это не значит, что я не делаю никаких заявлений. Я три раза лично был в Чечне, там бывают и мои заместители".


"Моя позиция в отношении Чечни очень жесткая: я против гибели мирных жителей. Это же просто недопустимо, когда целые села бомбят, чтобы поймать одного-двух боевиков!" - говорит уполномоченный по правам человека.


Однако в настоящее время О. Миронов вынужден заниматься проблемами у себя дома, в Москве. Например, ему приходится рассматривать жалобы на столичную милицию, которая свободно останавливает на улице "лиц кавказской национальности" для проверки документов.


"У милиции есть такое право, чтобы останавливать людей, проверять их документы, ведь многие люди поданы в розыск, - говорит федеральный уполномоченный, - но проверку документов надо проводить в нормах закона".


Когда во время футбольного матча, организованного кавказской диаспорой, милиция задержала около 100 болельщиков, Миронов подал официальный протест властям.


"Недавно по телевизору показывали, как милиция била дубинкой почти каждого выходящего из стадиона. Конечно, это ненормально. Мы год назад даже подготовили доклад о нарушениях прав человека работниками милиции. Мы сами не в силах отслеживать все нарушения. Тут и средства массовой информации должны нам помогать", - сказал О. Миронов.


Он также отверг заявления о том, что власти предпочитают игнорировать его деятельность несмотря на его официальный статус, определенный Конституцией.


"Нас слушают [власти]! - говорит он, - наш доклад о нарушениях прав человека сотрудниками МВД обсуждали не только на всероссийском заседании работников МВД, но и в Генпрокуратуре, и в Минюсте".


"Мы же наш доклад составляли не для того, чтобы он красовался на чьей-то книжной полке, а чтобы меры принимать. Просто наш институт еще молодой, в России никогда не было уполномоченного по правам человека", заявил Миронов.


Скоро у федерального уполномоченного по правам человека появится конкурент: Госдума планирует ввести в России институт по правам народов.


Но Олег Миронов приветствует эту идею: "Россия - многонациональная страна, и у каждого народа есть свои особенности, - говорит он, - такой институт был бы не лишним".


"Я изучал опыт других стран, и выяснил, что даже в маленьких странах существует сразу несколько уполномоченных по правам человека. Например, в Швеции - 11 таких уполномоченных, в Венгрии - 3, в Молдове - 3 парламентских адвоката, и при этом есть еще и "специфические" уполномоченные, например по делам религии, по равноправию полов..."


"Я поддержал идею этого закона, но сам проект еще нуждается в серьезной доработке", - добавил Миронов.


"Нужно вписать этот институт в складывающуюся систему уполномоченных по правам человека. У нас есть уполномоченный по правам человека на федеральном уровне и есть еще в регионах. И как будет взаимодействовать с ними уполномоченный по правам народов? Кроме того, в проекте этого закона говорится, что уполномоченного по правам народа назначают решением обеих палат Федерального Собрания. Но в этом случае сразу понизится статус уполномоченного по правам человека, что вступит в противоречие с Конституцией".


Эрик Батуев - постоянный корреспондент IWPR.