Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РАЗДЕЛИТСЯ ЛИ АФГАНИСТАН ПО ЭТНИЧЕСКОМУ ПРИЗНАКУ?

По мере того, как антиталибские командиры возвращают себе свои прежние вотчины, возникает реальная угроза «балканизации» Афганистана.
By Thomas Withington

Всего за неделю Объединенный Исламский фронт спасения Афганистана (ОИФСА), известный также как Северный альянс и Единый фронт, утроил подконтрольную ему территорию Афганистана.


Молниеносное наступление Альянса застало врасплох Вашингтон, Лондон и весь остальной мир. Не далее, как в прошлую пятницу, Северный альянс контролировал какие-то 10 процентов страны в виде разрозненных участков на северо-востоке.


Буш и Блэйр уже поздравили руководителей Альянса с взятием Кабула, однако теперь может возникнуть целый ряд качественно новых проблем.


До вторника включительно Альянс отвоевывал территории, населенные преимущественно теми этническими группами, из которых состоят сами войска северян.


Например, ветеран афганской войны и один из лидеров ОИФСА Генерал Абдул Рашид Дустум – узбек по национальности. Вечером в субботу узбекские части Дустума вступили в Мазари-шариф – также преимущественно узбекский город. В свое время, до талибской оккупации, Дустум являлся чем-то вроде президента всей провинции Саманган, населенной в основном узбеками, со столицей в Мазари-шарифе. Город был увешан его портретами.


В воскресенье войска Дустума отправились дальше на запад в сторону Шибергана и далее по направлению на Герат. По дороге к ним присоединились войска Исмаил-хана – хазарейца по национальности. Исмаил-хан командует войском этнических хазарейцев и пользуется широкой поддержкой в западных – также хазарейских – областях Афганистана. Нет ничего странного в том, что Исмаил-хан выступил вместе с Дустумом при освобождении Герата.


Во вторник был освобожден Кабул, и тут могут возникнуть проблемы. В рядах ОИФСА пуштунов очень мало, а у талибов они составляют основной костяк армии. Пока что пуштунский Кабул радушно принял своих таджикских, узбекских и хазарейских освободителей. Город, наконец, сбросил с себя гнет религиозной полиции и дискриминации по половому признаку. Много говорят сейчас о будущем города. Сможет ли ОИФСА удержать под контролем город, в котором он является национальным меньшинством? Неужели кабульцы позволят северянам управлять собой? Ведь еще свежи воспоминания о тех бесчинствах, разрушении и беззаконии, которые творились в Кабуле во время прошлого правления Северного альянса.


Где северянам точно будет сложно удержать власть, так это в Джалалабаде или Кандагаре, если они решаться оккупировать эти практически стопроцентно пуштунские города и основные оплоты талибов. Во вторник вечером Министр внутренних дел Северного альянса Юнус Кануни сообщил, что в Джалалабаде поднято антиталибское восстание, однако это вовсе не означает, что этот город, расположенный на полпути между Кабулом и восточной афгано-пакистанской границей, встретит войска Альянса с распростертыми объятиями.


Еще большую угрозу представляют собой возможные межэтнические распри внутри самого Альянса, способные привести к раздроблению Афганистана. Если планы послевоенного урегулирования не осуществятся и в Северном альянсе произойдет раскол, командиры Альянса разойдутся по своим вотчинам – тем же самым, которыми они правили до прихода талибов. Сплоченность в рядах СА, мягко говоря, оставляет желать лучшего, и вероятность раскола очень велика. Если все - и талибы, и отколовшиеся элементы СА - останутся на своих землях, может произойти, так сказать, «балканизация» Афганистана.


Позволив СА командовать на освобожденных территориях, Вашингтон и Лондон фактически развязали ему руки – теперь северяне могут воевать, где пожелают. Развертывание британских и американских наземных сил могло бы это предотвратить, однако лидеры двух стран еще не согласовали план развертывания в деталях. А тем временем СА продолжает консолидировать все новые территории под своей властью.


В результате могут возникнуть сложности с введением многонационального контингента миротворцев. Северный альянс не желает больше пускать в страну иностранные войска, а США вряд ли пойдут на долговременное военное присутствие в Афганистане в одиночку.


Согласятся ли победоносные лидеры Северного альянса уступить контроль над своими территориями, если этого потребует согласованная международная программа послевоенного урегулирования? Уступят ли они контроль над своими землями представителям других этнических групп, скажем – «умеренным» талибам? За кем в этом случае пойдут их воины? Если даже кто-то из командиров СА и пойдет на это, поддержат ли его войска?


Во-вторых, войска СА вошли в Кабул игнорируя призывы Вашингтона, Лондона и Пакистана повременить, пока будет создана соответствующая политическая база, возможно, с участием бывшего короля Захир-шаха. Еще во вторник утром полевые командиры Северного альянса заявляли, что имеют четкий приказ не входить в город, но уже к вечеру Кабул находился в руках СА.


Учитывая, что военные победы Альянса за последние пять дней намного превзошли все его успехи за последние пять лет, стоит ли США и Великобритании рассчитывать, что эта закаленная в боях армия воздержится от дальнейшего наступления? Командование СА уже проигнорировало призывы США и Великобритании не занимать Кабул. Вряд ли теперь союзники по антитеррористической коалиции смогут оказывать существенное влияние на Альянс, если он решит продолжать отвоевывать у талибов новые территории.


По мере того, как северные командиры занимают свои былые вотчины, угроза «балканизации» Афганистана становится все более реальной. В случае раскола в рядах антиталибской коалиции этот процесс ускорится.


Томас Уитингтон – независимый военный эксперт, специализирующийся по вопросам безопасности стран Южной Азии, ВВС, а также по истории Холодной войны. Уитингтон – Научный сотрудник Центра военных исследований при Лондонском Королевском колледже.