Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Признаки возвращения вооруженной исламской группы в Центральную Азию

Исламское движение в Узбекистане заявляет о появлении нового лидера и новых целях для нападения в Центральной Азии.
By IWPR Central Asia

Недавние заявления Исламского движения в Узбекистане (ИДУ), в которых они объявили о появлении нового лидера и взятии на себя ответственности за недавнее нападение, в результате которого были убиты 25 солдат правительственных войск, вызвали вопросы о том, планирует ли эта группировка возобновить свое присутствие в Центральной Азии.

Эта наиболее внушающая страх исламская группировка предприняла несколько рейдов в Кыргызстан и Узбекистан в 1999 и 2000 годах, после чего передислоцировалась в Южный Вазиристан, в так называемую Зону племен в Пакистане, после падения правительства Талибана в Афганистане в конце 2001 года.

Однако, как сообщается, за последний год или около того многие члены ИДУ проникли в северо-восточную часть Афганистана, соседствующую с Таджикистаном. Частично это произошло из-за наземных атак пакистанской армии и радиоуправляемых атак американских военных. Их передислокацию на север Афганистана некоторые аналитики считают вероятной уловкой Талибана с целью подорвать снабжение сил НАТО, которое осуществляется по территории Центральной Азии в то время, когда грузы, переправляемые по южному маршруту через Пакистан, подвергаются угрозе нападения вооруженных боевиков. (Читайте Планируют ли узбекские боевики вернуться домой?)

В середине августа на веб-сайте ИДУ появилась информация о том, что организация выбрала нового лидера - Усмана Адиля.

Отмечается, что Адиль заменяет Тахира Юлдаша, погибшего, как сообщается на сайте, в прошлом году. Юлдашев был известным активистом в Ферганской долине Узбекистана в начале 1990 годов, где он входил в исламскую группировку, образованную в городе Наманган. Члены этой группы перебрались в Таджикистан и встали на сторону оппозиции в гражданской войне 1992-97 годов, а затем образовали Исламское движение Узбекистана, целью которого является свержение правительств Узбекистана и других центрально-азиатских государств. После этого движение переместилось в Афганистан и затем в Пакистан.

Сообщалось, что Юлдашев был ранен или убит во время ракетного обстрела радиоуправляемыми самолетами США в Южном Вазиристане в августе 2009 года. Однако эта информация не была окончательно подтверждена до тех пор, пока сами ИДУ не признали этот факт, показав видео их лидера на смертном ложе, датированное августом 2010 года.

«Это было сделано для того, чтобы мусульмане не пали духом, а неверные не ликовали»,- сообщили представители ИДУ, поясняя, почему информация о смерти Юлдаша так долго не выдавалась.

О новом лидере Адиле известно только то, что он из Намангана и женат на старшей дочери Юлдаша.

23 сентября на видеозаписи, присланной в таджикскую службу Радио Свободная Европа / Радио Свобода, запечатлен человек, назвавшийся Абдул Фаттохом Ахмади, секретарем ИДУ. Он заявил, что ИДУ берет на себя ответственность за нападение на группу солдат на востоке Таджикистана за четыре дня до этого, в результате чего были убиты 25 военных. Войска были направлены для поиска 25 заключенных, бежавших в августе из тюрьмы в Душанбе.

Через 13 лет после завершения таджикской гражданской войны власти Таджикистана были обеспокоены новым появлением вооруженных группировок в восточных горах.

Особенно пугает перспектива воссоединения лидеров оппозиционных отрядов, существовавших во время гражданской войны, которые ранее были связаны с силами, позднее примкнувшими к ИДУ, с закаленными в боях узбекскими боевиками, базирующимися с афганской стороны уязвимой границы между двумя странами, (Читайте Таджикистан: новый виток борьбы с боевиками).

В видеосообщении Ахмади сказал, что нападение было возмездием за такие действия таджикского правительства, как закрытие мечетей, заключение мусульман в тюрьму и запрет на ношение исламской одежды.

Однако он также дал понять, что ИДУ имеет более широкие геополитические амбиции, сказав, что движение выступает против взаимодействия властей Таджикистана с международным военным присутствием в Афганистане.

Существующая опасность, которую ИДУ представляет для центрально-азиатских стран – в частности, для Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана – остается неясной, однако, вероятно, будет отличаться по характеру в каждой из этих трех стран.

Близкое соседство Таджикистана и Афганистана, а также очевидное возвращение к активности групп боевиков, которые либо поддерживают идеи ИДУ, либо находятся с ними в контакте, являются поводом для беспокойства. Рейды 1999 и 2000 годов в Узбекистан и Кыргызстан были предприняты из горной части Таджикистана, где у ИДУ есть местные сторонники.

Юг Кыргызстана все еще приходит в себя после июньской волны беспорядков между этническими сообществами узбеков и кыргызов, в результате которых погибли более 400 человек.

Андрей Медведев, директор Центра политических технологий из Москвы, утверждает, что нестабильность в Кыргызстане и Таджикистане дает ИДУ возможность занять устойчивое положение.

«Ситуация в регионе накалена до предела, почва для всевозможных террористических проявлений подготовлена, - сказал он. – Думаю, позиции ИДУ сегодня не изменились [к худшему], напротив, только усилились».

Из трех стран, которые могли бы стать мишенью для ИДУ, Узбекистан, вероятно, расположен удобнее всего для сдерживания каких-либо боевых действий.

Фархад Толипов, политический аналитик из Ташкента, сказал, что такие агрессивно настроенные экстремистские группы, как ИДУ, могут представлять только локализованную угрозу.

«С точки зрения способности локально осуществлять какие-то акции диверсионного характера они всегда опасны. Однако весь предшествовавший опыт борьбы с терроризмом показал, что когда возникают какие-то радикальные группировки, правительственные силы стран [центрально-азиатского] региона могут вступить в борьбу и справиться с ними», - сказал Толипов.

По его словам, исламский радикализм не слишком популярен в регионе, и у таких групп, как ИДУ, мало сторонников. «Если бы действительно идеи ИДУ были популярны среди населения, то мы уже были бы свидетелями широкомасштабных народных волнений», - считает он.

В то время, как юг Кыргызстана в течение длительного времени был очагом исламистских настроений, регион в целом не играл серьезной роли в конфликте. Тем не менее, ряд экспертов предупреждают, что ИДУ может попытаться использовать остаточное недовольство, снова осесть в регионе и перетянуть на свою сторону местных узбеков.

Ташпулат Юлдашев, аналитик из Узбекистана, ныне живущий в США, считает, что существует опасность того, что ИДУ удастся добиться своей цели на юге Кыргызстана.

«Есть люди, которые потеряли все – всех родственников, дома, имущество. Я беспокоюсь, что они могут присоединиться к ИДУ, и дело закончится боями в Кыргызстане», - сказал он.

По словам Юлдашева, последние заявления и угрозы ИДУ имели целью «показать миру, что оно становится более активным».

Данная статья была подготовлена в рамках двух проектов IWPR: «Защита прав человека и правозащитное образование посредством СМИ в Центральной Азии», финансируемого Европейской Комиссией, и «Информационная программа по освещению правозащитных вопросов, конфликтов и укреплению доверия», финансируемой Министерством иностранных дел Норвегии.

IWPR несет полную ответственность за содержание данной статьи, которое никоим образом не отражает взгляды стран Европейского Союза или Министерства иностранных дел Норвегии.