Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ПОДАВЛЕННЫЕ КИРГИЗКИ НАХОДЯТ УТЕШЕНИЕ В БУТЫЛКЕ

Чувство отчаяния и безысходности все чаще приводит сельских женщин к пьянству.
By Aida Kasymalieva

Каждое утро Шайырбу Акматова просыпается с невыносимой головной болью. Единственное, что ей может помочь в таких случаях, 100 граммов водки из местного магазина.


Акматова, живущая в высокогорной Нарынской области Кыргызстана, проводит весь день в состоянии опьянения. Она - одна из тех киргизских женщин, которые пристрастились к алкоголю из-за суровых реалий каждодневной жизни.


«Я уже не помню, сколько должна владельцу магазина. Он каждый раз ругается. В прошлый раз расплачивалась курицей. Теперь не знаю, что отдать», вздыхает Шайырбу.


По ее словам, проблемы у нее начались в середине 90-х, когда она с мужем поехала работать в Россию. Жизнь там была у них тяжелая, и оба начали пить.


«Ежедневная нервотрепка. Ничего не зарабатывала. А что делать вечерами после торговли? Чтобы забыть трудную жизнь, женщины и мужчины пили водку. Вот так я и пристрастилась к алкоголю».


Положение не улучшилось и после возвращения в Кыргызстан. Муж Шайырбу умер от водки и Акматова влезла в долги. Детей она отправила в родную деревню к родственникам, но скоро и сама перебралась туда, чтобы скрыться от кредиторов.


«Мои дети меня не уважают. Кто будет уважать мать, которую надо ежедневно где-то находить пьяной. Я хочу остановиться, но не знаю, как это сделать. Кто мне поможет бросить пить?», вопрошает Шайырбу.


Она, однако, не считает себя алкоголиком, как и многие в киргизских селах, где, несмотря на многочисленные примеры, люди не хотят признать существование такой проблемы. Даже когда женщина умирает от цирроза печени, вызванного алкоголизмом, официально причиной смерти указывают что-либо менее постыдное.


«Наши женщины иногда выпивают, но это нельзя назвать алкоголизмом. Вы преувеличиваете», заявил Акмат Калбаев, житель еще одного высокогорного села Сарыбулак, расположенного на юге страны.


Гульнара Маратова, также жительница Сарыбулака, начала пить около восьми лет назад от безысходности и отчасти в отместку пьянствующему мужу. Во всем селе теперь часто слышна перебранка между ними.


«Муж пьет и бьет меня. Денег у нас нет. Дети растут в нищете. Иногда от всего этого хочется убежать», объясняет Гульнара. Она также говорит, что многие жители высокогорных сел считают водку полезной для здоровья и пьют ее вместо лекарства.


Политолог Нур Омаров говорит, что женский алкоголизм участился после распада Советского Союза и разрушения жестких социальных структур советской системы. Женщинам теперь приходится работать намного больше, чем в прошлом.


«Я искренне сочувствую нашим женщинам, так как в последние годы на их плечи легли огромные проблемы. Женщины фактически превратились в мужчин. Они вынуждены кормить семью, зарабатывать», сказал Омаров.


«Соответственно, со всеми мужскими навыками они начали приобретать и мужские пороки».


«Женщин к алкоголизму толкает и существующее в нашем обществе неравенство. Мужчина может отработать свое и расслабиться, а женщине надо и за детьми, и за домом, и за мужем присмотреть. Это слишком тяжело для женщин».


Председатель Комиссии по правам человека при президенте Турсунбек Акун считает, что женский алкоголизм в селах обусловлен повальной безработицей.


«В селах нет театров, клубов, где можно проводить свой досуг. У людей одно времяпровождение –выпивка», говорит он.


Глава кризисного центра для женщин «Сезим» говорит, что и без того тяжелое положение осложняется интенсивной рекламой спиртного.


«Ни в одной другой стране так не рекламируют алкоголь. Компании, торгующие алкогольной продукцией, спаивают наш народ», говорит Бюбюсара Рыскулова.


В Национальном наркологическом центре в Бишкеке Корреспондент IWPR встретилась с Араной Сурановой. Она приехала сюда из села на лечение.


Центр перегружен. Каждую неделю сюда обращается около 60 пациентов. Несмотря на это, Суранова говорит, что киргизские женщины, особенно из сел, редко обращаются за такой помощью.


«В основном сюда приходят городские», говорит она. «Женщин насильно приводят в больницы их дети или родственники. Вы представляете, сколько скрытых пьяниц прячется по домам, пытаясь справиться с недугом в одиночку?».


Врач наркологического центра Нургуль Даниярова также говорит, что женщины сюда редко приходят добровольно.


«Вчера из Хочкорского района [Нарынской области] к нам поступила женщина в состоянии алкогольного психоза. Она не может ни говорить, ни ходить в туалет самостоятельно», говорит она.


«Мы не уверены, что удастся ее вернуть к нормальной жизни. Но ее родственники нас умоляют принять ее. Их тоже можно понять. Ужасно иметь дело с алкоголичкой».


Что касается правительства, оно, по крайней мере, не отрицает существования проблемы.


Исполняющая обязанности заместителя премьер-министра страны по социальным вопросам Ишенгуль Болджурова сказала, что в прошлом году населению Кыргызстана было продано 42 миллиона литров водки и 39 миллионов литров пива. Учитывая, что население страны всего лишь 5 миллионов, меры следует принимать срочно.


По ее мнению, в первую очередь необходима многогранная программа по предотвращению наркомании и алкоголизма, а также центры реабилитации для имеющихся алкоголиков и наркоманов.


«В стране растет алкоголизм. Это приводит к множеству различных болезней, росту преступности, к потере традиций, моральных ценностей, распаду семей», заметила она.


А Щайырбу Акматова из Нарына говорит, что жизнь на селе изменилась до неузнаваемости. Ее соседи и соседки спиваются.


«Все мужчины пьют. Даже директор единственной в селе школы приходит на работу пьяным. Учителя от него не отстают», говорит она.


«Люди пьют на свадьбах. На похоронах пьют еще больше. Напившись, мужчины дерутся, а женщины идут, качаясь, и поют разные песни на главной улице села. Никто теперь не считает это зазорным».


Аида Касымалиева, корреспондент киргизской службы Радио RFE/RL, Бишкек.