Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ ОБОСТРЯЕТСЯ

Отношения между двумя соседними северокавказскими республиками вновь ухудшились после очередного витка насилия.
By Murat Gabarayev
После серии насильственных действий, а также акций протестов разгневанных беженцев в прошлом месяце, появились тревожные признаки того, что самый запущенный конфликт на Кавказе может вспыхнуть с новой силой.

Руководитель Северной Осетии Таймураз Мамсуров обвинил руководство соседней Ингушетии в сознательном разжигании конфликта между двумя автономными республиками по поводу спорного Пригородного района, уже приведшего к насилию в 1992 году.

«Почти каждый день мы отлавливаем в населенных пунктах Пригородного района ингушских депутатов и чиновников и выставляем их за пределы Осетии», - сказал Мамсуров, который также обвинил СМИ Ингушетии в ведении «информационной войны» против Северной Осетии.

В июне Парламент Ингушетии принял обращение к российским властям с требованием вернуть спорные территории, входившие в состав Ингушетии до 1944 года, а президент Ингушетии Мурад Зязиков заявил, что на этих территориях необходимо ввести федеральное правление.

21 июля североосетинские власти заявили, что в столице республики Владикавказе был «предотвращен крупный теракт». По их сообщению, на окраине города в автомашине были задержаны трое молодых ингушей из села Карца. В машине было обнаружено взрывное устройство с дистанционным управлением.

Родственники арестованного хозяина автомашины утверждают, что он ехал на свадьбу, а взрывчатку ему подложили.

В селе Карца проживают в основном ингуши, а также осетины и русские. В 1992 году там шли ожесточенные бои между ингушскими военизированными формированиями и осетинской милицией, по утверждениям которой, следы некоторых терактов, совершенных в Северной Осетии ведут именно в это село.

По словам начальника отдела общественных связей МВД Северной Осетии Аллы Ахполовой, в ходе обыска, проведенного после инцидента 21 июля в одном из помещений в селе Карца, ингуш по национальности Абубакар Хамхоев оказал милиции вооруженное сопротивление и был убит. Позже выяснилось, что он был сотрудником ингушской милиции. Во время инцидента погиб старший лейтенант милиции Северной Осетии Таймураз Дзебисов, а двое из его коллег получили ранения.

По версии жителей села – ингушей, Хамхоев подорвался на гранате осетинских милиционеров, когда он накрыл ее телом, спасая жизнь своей матери.

Спустя два дня неизвестные на незарегистрированной автомашине расстреляли двоих местных жителей русской национальности, один из которых погиб.

Жительница села ингушка Зарема слышала выстрелы. «Живем мы здесь в страхе, - говорит она. - Боюсь за своих сыновей. Правоохранительные органы Осетии не в силах обеспечить безопасность гражданам ингушской национальности. Мы решили продать дом и уехать в Ингушетию, хотя там тоже неспокойно».

Осетино-ингушские отношения стали постепенно улучшаться в течение десяти лет, прошедших после столкновений в 1992 году, во время которых сотни человек погибли, и десятки тысяч ингушей бежали из Северной Осетии в Ингушетию. Однако, после трагедии в бесланской школе в 2004 году, когда погибло 330 человек, напряжение в отношениях стало вновь нарастать, так как среди захвативших школу были ингуши.

В прошлом месяце группа ингушских беженцев, проживающих в поселке Майский, что на границе между двумя республиками, начали голодовку, которая продлилась 24 дня. Голодавшие требовали возвращения в свои прежние дома.

«Я и мои товарищи были вынуждены пойти на крайние меры, и объявили голодовку, - говорит Руслан Куштов. - С 1992 года нарушаются наши права. Лично в моем доме в поселке Южном в пригороде Владикавказа проживают беженцы-осетины из Грузии, а моя семья скитается по вагончикам. Почему мы должны терпеть все это?»

«Нам предлагали деньги, чтобы мы отказались от своих домов, но мы родину не продаем, говорит Идрис, который родился в пригороде Владикавказа, но сейчас живет в городе Карабулак в Ингушетии.

Напряжение усиливается, несмотря на обещание президента России Владимира Путина «ликвидировать последствия конфликта 1992 года» до конца текущего года. Представитель Путина в регионе Дмитрий Козак в этом году уже несколько раз побывал в обеих республиках в попытке осуществить план президента.

Однако осетинский социолог Александр Дзадзиев скептически относится к вероятности прорыва уже в этом году, так как все внимание уделяется проблеме возвращения беженцев, а не проблеме, питающей конфликт.

«Они заняты устранением последствий [конфликта], а решением причин конфликта [между Ингушетией и Северной Осетией] никто не занимается», - говорит он.

Голодовка была прекращена после того, как североосетинские власти обещали прописать беженцев в местах прежнего проживания. Однако, между формальной регистрацией и реальным обретением жилища расстояние очень большое.

«Руководство Северной Осетии приняло решение о выделении в Пригородном районе 210 земельных участков для вынужденных переселенцев, - заявил IWPR министр по делам национальностей Северной Осетии Таймураз Касаев. - В сжатые сроки нам удалось решить серьезные организационные, финансовые и материально-технические проблемы и обеспечить формирование необходимых условий для жилищного обустройства граждан ингушской национальности».

Однако, атмосфера недоверия не позволяет гладко осуществить возврат беженцев. Насилие продолжается. Начальник угрозыска Ингушетии Амирхан Ахсоев погиб в Майском в результате нападения на него 2 августа.

«Есть силы, которые делают все, чтобы стравить ингушей и осетин. Этого нельзя допустить. Все спорные вопросы необходимо решать мирным путем», - говорит лидер Духовного управления мусульман Северной Осетии Мурат-Хаджи Тавказахов.

Так считает и Михаил, житель села Тарское в Пригородном районе, который обвиняет политиков в разжигании конфликта. «Ходим в мечеть и просим Аллаха уберечь народ от беды. Пора уже зарыть глубоко в землю топор войны. Нам никто в этом не мешает. Ингуши и осетины хотят жить без конфликта», - говорит он.

Алан, осетин из села Ир Пригородного района, обеспокоен тем, что «федеральные власти форсируют возвращение ингушей в наши села, но почему-то никто у нас не спрашивает, хотим ли мы этого. Ведь жить-то с ними нам! Чиновники сами создают проблемы, за которые потом расплачивается народ», - говорит он.

«Бандиты спокойно передвигаются по нашей территории, создают тайные склады оружия и боеприпасов, убивают людей. Все это невозможно терпеть. Предел бывает всему. Могут последовать и ответные действия. В сопредельной республике российские законы видимо не действуют», - сказал IWPR офицер североосетинской милиции, пожелавший остаться неизвестным.

Анонимный аналитик из Владикавказа считает, что последнее обострение осетино-ингушских отношений связано с внутриполитической ситуацией в Ингушетии. «Путем муссирования этой темы, определенные силы в Ингушетии хотят либо подставить президента Ингушетии Мурада Зязикова, либо просто надавить на него, так как фигура Зязикова в Ингушетии крайне непопулярная».

Мурат Габараев, корреспондент агентства Regnum в Северной Осетии.