Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Образ Исламской Религии Запятнан

Возрождению истинного мусульманства в Северной Осетии препятствует страх и антиисламская пропаганда.
By Valeri Dzutsev

"Вы, мусульмане, лицемеры. Коран разрешает вам обезглавливать заложников, но запрещает употреблять алкоголь", - кричал молодой человек на недавнем митинге мусульман во Владикавказе. Он явно был под впечатлением показанного по телевидению эпизода казни заложника чеченскими боевиками.


Гневный выкрик был адресован активисту мусульманского движения Таймуразу Рубаеву, который в своем выступлении превозносил запрет Корана на алкоголь. Рубаев ответил: "Ислам не имеет ничего общего с чеченской войной - это все отмывание денег".


Между тем, многих людей в кавказском регионе захватила мощная волна античеченской пропаганды, нагнетаемая российским телевидением. Многие поверили в то, что терроризм и беспричинная жестокость являются непременными атрибутами ислама. Многие говорят: "Я больше не хочу называться мусульманином после того, что увидел по телевизору".


Причиной появления отрицательных ассоциаций с исламом стал тот факт, что Чечня была одним из сильнейших источников нестабильности в регионе, а чеченцы в борьбе с Россией подкрепляли свои действия исламской идеологией.


Мусульман огорчает то, что в существующей атмосфере подозрительности и недоверия истинные завоевания исламской религии на Кавказе остаются скрытыми от населения. Например, по статистике, в прошлом году количество преступлений, совершенных в мусульманском Азербайджане, было вдвое меньше, чем в христианских Грузии и Армении. Ислам также пропагандирует семейные ценности, терпимость к другим религиям и непримиримое отношение к наркотикам.


В начале 90-х годов, после долгих лет гонений и разрушения мечетей, в Северной Осетии начался новый расцвет мусульманства. В ранний посткоммунистический период были отреставрированы старые мечети и построены новые. Это восстановление финансировали выдающиеся граждане республики, такие как председатель Национального Собрания Северной Осетии и известный филантроп Таймураз Мамсуров.


Молодым мусульманам разрешили изучать ислам за границей, в странах Ближнего Востока, а на Кавказ приезжали иностранные проповедники и религиозные учителя. Однако вскоре стали заметны и недостатки этого процесса. После вооруженного осетино- ингушского конфликта 1992 года отношение к исламу в Северной Осетии резко ухудшилось. Это произошло главным образом потому, что некоторые мусульмане республики отказались сражаться против своих единоверцев в Ингушетии.


Сейчас к представителям мусульманского меньшинства в Северной Осетии относятся с недоверием. "Мы не можем рассчитывать на своих братьев-осетин, которые поклоняются Аллаху, - говорит ветеран Великой Отечественной войны Николай Цораев, - никогда не знаешь, не продадут ли они тебя своим единоверцам в Ингушетии". Из-за усиления антиисламских настроений, мусульманская община вынуждена вести как можно более неприметное существование. Опасаясь распространения в стране ваххабизма, власти решили ограничить контакты местной молодежи с Ближним Востоком. Один молодой мусульманин рассказал: "Год назад, когда я уже был на пути в Тегеран, где хотел заниматься изучением ислама, меня попытались вернуть обратно".


Этот молодой человек заявил, что ислам предлагает его сверстникам достойные идеалы и борется с пороками современного общества. "Посмотрите вокруг, водка стала богом для старшего поколения, а молодые люди становятся наркоманами и проститутками, - сказал он, - ислам положит этому конец".


Власти настороженно относятся к таким радикальным настроениям и решительно намерены препятствовать их распространению. При такой подозрительности государства к мусульманам, у наиболее умеренных последователей этой религии остается мало шансов убедить правительство быть более терпимым к мусульманской общине.


Валерий Дзуцев - постоянный корреспондент IWPR.