Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

НПО ГОТОВЫ УКАЗАТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВУ НА ОШИБКИ

Когда дело касается политики, НПО Грузии способны на многое. В отсутствие
By Sozar Subeliani

организации.


Созар Субелиани из Тбилиси


Несколько лет о них почти не было слышно. Но вот неправительственные


организации Грузии заявили о себе. Теперь они играют роль естественного


препятствия на пути правительства страны.


Профессор Тбилисского университета Нодар Ладария назвал это феномен


“цивилизацией НПО”. За образец был взят Запад, где неправительственные


организации исполняют роль “сторожевых псов демократии”. Многие из


грузинских НПО занимают как раз ту нишу, которая в других странах


принадлежит партиям оппозиции.


На сегодняшний день в Грузии зарегистрировано около 2000


неправительственных организаций. Примерно десяток играет заметную роль во


внутриполитической жизни страны. Обычно среди членов этих НПО есть


представители социальной элиты, а потому простые люди к политическому


участию НПО относятся с недоверием.


Первые неправительственные организации появились Грузии в конце 1980-ых и


представляли собой форумы политических диссидентов, которые стремились не


допустить сохранения советского строя. Движущей силой этих организаций была


интеллигенция, не входящая в партийную и комсомольскую номенклатуру. Первые


НПО пассивно поддерживали националистические движения в стране.


Сначала НПО финансировались государством и были своего рода идеологическим


приложением к союзам писателей, художников, композиторов и актеров. Такие


объединения существуют и по сей день, но им не удалось приспособиться к


новым политическим процессам, и они зависят от дотаций государства.


Между 1996 и 1997 гг. число НПО заметно возросло. Свою роль сыграло


благосклонное отношение парламентария, председателя правящей партии Союз


граждан Зураба Жвании. Он считал, что "третий сектор" может поставлять


потенциальных союзников и избирателей.


В целом, НПО Жванию поддерживали. Возможно, благодаря тому, что


председатель противостоял партийно-номенклатурному блоку в своей


собственной партии. На последних парламентских выборах в октябре НПО


поддержали Союз граждан совсем по другой причине. Не то чтобы они уж очень


хотели возвращения правящей партии, просто боялись прихода к власти


пророссийской партии Возрождение Грузии, возглавляемой Асланом Абашидзе.


Накануне парламентских выборов Жвания встретился с бывшим председателем


ассоциации адвокатов Давидом Усупашвили, который очертил основной круг


политических интересов НПО. Усупашвили потребовал, чтобы партия Жвании


определила более жесткие критерии отбора кандидатов. Более того, НПО будут


рады появлению в списках “новых лиц” из их сектора. Как сказал Усупашвили,


эти лица выступили бы за честность и неподкупность, а также за реформы


партии и парламента. “Возможно, это будет вам стоить большого числа ваших


последователей, - сказал он, - но зато вы приобретете новых друзей, которые


верны идеям, провозглашаемым вами.”


Председатель пообещал пересмотреть список кандидатов от Союза граждан на


предмет внесения “новых имен”. Но если представители НПО питали надежды


стать частью партии, то они быстро разочаровались.


Наоборот, после парламентских выборов большую часть прошедших по партийному


списку Союза граждан составили ветераны партии. Как раз эти “бессменные”


политики меньше всего любят любые реформы, начиная с направленных против


коррупции и непотизма, и заканчивая законодательством о правах человека.


В рядах НПО произошел раскол. Первой ласточкой стал семинар, проведенный


после выборов Кавказским институтом мира, демократии и развития. На нем


лидер поддерживаемой НПО Республиканской партии Ивлиан Хаиндрава упрекнул


Институт свободы в том, что они поддержали кандидата от Союза граждан


Михаила Саакашвили.


Он утверждал, что Институт играл главную роль в предвыборной кампании


Саакашвили в районе Ваке. В результате Саакашвили выиграл выборы на том


участке, где баллотировался бывший омбудсмен Давид Саларидзе.


Представитель Института свободы Гиви Таргамадзе в ответ на эти обвинения


сказал, что его организация выступила в поддержку кандидата, а не его


партии. Он также сказал, что НПО не обязаны представлять только интересы


оппозиции: “Для достижения своих целей, мы согласны сотрудничать с кем


угодно, “ – безапелляционно заявил он.


После выборов Институт свободы оказывает мощное давление на правительство.


В результате этого лоббирования парламент Грузии принял законодательство о


комитетах, регулирующих деятельность отрасли связи, а также новый закон о


частной собственности на землю.


Институт тесно сотрудничает с западными финансовыми организациями с тем,


чтобы ввести в Грузии законодательную практику западного образца.


Основные средства к существованию грузинские НПО получают из международных


источников. Социолог Эмзар Жгереная говорит, что этическая сторона вопроса


о грантах вызывает большие сомнения. По его мнению, для многих НПО главной


целью становится получение денег, тогда как дело отходит на второй план.


НПО начинает оправдывать свое существование и действительно работать только


после того, как грант получен.


Однако многие считают, что НПО играют важную роль в процессе


демократизации. В этом отношении они даже эффективнее партий оппозиции,


которых больше волнует дискредитация правительства, чем конструктивные


реформы.


И все же возникают опасения, что если НПО будут продолжать активно


поддерживать оппозицию и искусственно ускорять процесс государственных


реформ, западные фонды могут прекратить их финансирование.


Давид Зурабашвили из Института свободы считает, что скоро НПО займут нишу,


традиционно предназначаемую для политической оппозиции. А так как НПО могут


существовать только в свободном обществе, то, по мнению Зурабашвили, они


естественно будут противится любой попытке ограничения демократических


принципов.


Он думает, что “третий сектор” сыграл важную роль в укреплении


международной репутации Грузии. НПО помогли наладить процесс свободного


обмена мнениями и преодолеть традиционный менталитет “закрытых дверей”.


Перед выборами образовалось три объединения НПО: конгресс НПО,


координационный совет и объединенный Грузинский союз. И хотя большинству


НПО не удавалось повлиять на общественное мнение, некоторые были услышаны.


Среди последних ­ Ассоциация молодых адвокатов, Кавказский институт мира,


демократии и развития, Институт свободы, Бывшие политические заключенные за


права человека, Международный центр гражданского развития, Международный


центр гражданской культуры, Честные выборы, Лига защиты конституции, 24


статья конституции и Центр стратегических исследований.


НПО играли активную роль и в урегулировании локальных этнических


конфликтов. Давид Зурабашвили из Института свободы сказал, что его


организации пришлось даже противостоять "самой большой, самой старой и


самой традиционной из православных Церквей бывшего СССР”, когда ее члены


целенаправленно нарушали права религиозных меньшинств.


Патриарх Грузии в свою защиту сказал, что церковь не является


неправительственной организацией, а скорее “мистическим телом спасителя во


главе с Христом”.


Нельзя сказать, что религия и “третий сектор” несовместимы в Грузии. В


качестве НПО официально зарегистрировано несколько религиозных групп.


Православная церковь создала свою НПО – детский дом в Дзегви, рядом с


Тбилиси. Здесь беспризорники могут жить и учиться. Этот детский дом


считается одним из лучших благотворительных проектов в Грузии.


Созар Субелиани – редактор грузинской газеты “Кавказиони”.